Сеть Вольтер

Пути к новой французской Революции

Почему мы заговорили о новой французской Революции?

Разве наша страна доведена до такой степени стагнации в экономике и государственном устройстве, что настала необходимость подумать о радикальных и даже революционных преобразованиях?

И можно что-нибудь почерпнуть из чисто французской традиции, чтобы добиться необходимых перемен?

| Париж (Франция)
+
JPEG - 46.9 kb
Взятие Бастилии 14 июля 1789 г.

• Каждый француз без особого труда может заметить, насколько быстро происходит ухудшение его собственного экономического положения.

• Каждый француз сегодня озабочен своим будущим и будущим своих детей. В прошлом процветающая экономическая держава с развитой индустрией, наша страна в результате вывода за рубеж промышленных предприятий столкнулась с ростом безработицы и жёсткой экономией.

• Каждый француз с горечью может констатировать, что чередование во власти левых и правых партий не приводит ни к каким реальным переменам. Продолжается деиндустриализация Франции и её масштабы растут, а вместе с этим растёт и безработица.

• Каждый француз вправе задаться вопросом, а зачем нам такая «демократия», если она не в состоянии улучшить нашу жизнь и если у неё нет никакой другой альтернативы?

• Каждый француз вправе задаться вопросом о национальном представительстве, когда в 2005 году большинство голосовавших отвергли европейскую конституцию, а депутаты подавляющим большинством ратифицировали Лиссабонский договор, являющийся по сути слегка изменённой версией конституционного проекта.

• Каждый француз может заметить, что в стране власть захватила каста политиков и журналистов, которые опираясь на тоталитарные догмы утверждают, что глобализация и свободный рынок благотворны, тогда как каждый видит совершенно обратное.

• Каждый француз в состоянии заметить, что система национального представительства на самом деле укрепляет эту политико-медийную касту, стоящую у власти, что политические партии образуют барьер между законодательной властью и гражданином, что разделения властей, фундамента нашей Республики, в частности разделения законодательной и исполнительной власти, больше не существует. Исполнительная власть имеет преимущество перед законодательной, она фабрикует законы, а послушные депутаты, держащиеся за свои кресла, голосуют за них, хотя большинство принимаемых у нас законов исходят из наднациональных органов Европейского Союза и зачастую они просто утверждаются декретами нашими избранниками.

Наша страна стала настоящей элективной монархией, в которой ничего не зависит от того, кого избрали «королём», потому что кандидаты на престол исповедуют одни и те же экономические догмы. Всемогущие СМИ расхваливают на все лады лишь тех кандидатов, которые освоили эти знаменитые догмы, а возмущённые и разочарованные французы всё больше и больше пополняют ряды воздерживающихся от голосования избирателей. Теперь, если сложить граждан не внесённых в списки, подавших незаполненные (чистые) бюллетени и воздержавшихся от голосования, то окажется, что 50% французов не принимают участия в выборах.

Значит, Республика больше не существует, и дела идут плохо. Французы очень недовольны проводимой политикой, недовольны работой властных органов, недовольны политико-медийной кастой, стоящей у власти.

Недавний опрос общественного мнения дал следующие поразительные результаты.

• 56% французов опасаются безработицы,

• 61% считают, что глобализация несёт в себе угрозу,

• 65% считают, что необходимо укрепить во Франции руководящие органы власти,

• 62% считают, что политические деятели коррумпированы,

• 72% считают, что демократическая система не действует,

• 82 % считают, что политики действуют только в своих собственных интересах,

• 58% считают, что СМИ плохо выполняют свою работу,

• 72% считают, что журналисты не затрагивают истинных проблем французов,

• 73% считают, что журналисты не являются независимыми. Поскольку ни у левых, ни у правых не существует никого стремления устранить причины, лежащие в основе этого недовольства, есть все основания полагать, что гнев французов против руководителей, институтов власти и СМИ будет только расти.

Гнев и негодование, которые так дороги Стефану Гесселю, однако, не достаточны, и теперь для того, чтобы вновь встать на путь социального и экономического прогресса, необходимо радикально изменить правила. Если действующие институты власти не дают возможности стать нам на путь процветания, которого мы достигли ранее, то долг каждого гражданина изменить их всеми возможными средствами.

Такой радикальной перестройкой, столь нам необходимой, должна стать революция, новая французская Революция с тем, чтобы снять все препятствия, преградившие нам путь.

Если французские граждане хотят претворить в жизнь другие правила или другие более эффективные демократические учреждения, им необходимо корректно проанализировать всё то, что противостоит их интересам.

Составить для себя представление о мире не легко – СМИ и политики стараются помешать провести этот анализ. К тому же некоторые из них под маской оппозиции системе стараются завести народ в тупик или предлагают ему частичное осмысление системы, не осмеливаясь или не желая доводить анализ до конца, в частности затронуть вопрос о роли империализма.

Сеть Вольтер сегодня является единственной политической организацией во Франции и во всём мире, представляющей исчерпывающий анализ положения и ясно указывающей цель, ради которой народы должны мобилизовать свои силы.

В противоположность тем, кто выставляет себя противниками системы, Сеть Вольтер не считает единственными виновниками всех людских несчастий какие-либо категории людей; их виновниками Сеть Вольтер считает систему, и против неё она борется, и политические теории, которые оправдывают эту систему.

Евреи, франкмасоны, мусульмане, негры, банкиры по очереди или в зависимости от тех или иных политических организаций выставляются в качестве виновников, заслуживающих наказания, в соответствии с давней традицией назначать козлов отпущения и разделять людей, чтобы ими проще было управлять. Эти политические формирования, источающие ненависть, являются истинными врагами страны, и они не могут претендовать на то, чтобы вести её к истинным переменам.

Всё это напоминает нам приход фашизма в Европу после большевистской революции в России в начале 20-го века. Этот фашизм прибегал к демагогии и якобы выступал против плутократии, а на самом деле защищал капитализм и нападал, в основном, на коммунистов, евреев и франкмасонов, чтобы на них направить накопившийся в народе гнев.

Система, которую Сеть Вольтер считает ответственной за наши несчастья, называется империализмом. Он должен быть побеждён и отвергнут, если мы, французские граждане, хотим снова пойти по славному пути прогресса.

Империализм

Я не раз писал в многочисленных статьях, что он собой представляет, почему он до сих пор существует и как он функционирует.

Это слово своим появлением обязано Ленину. В своём труде Империализм как высшая стадия капитализма Ленин дал нам его определение ещё в 1916 году:

«Империализм есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами».

Империализм, анализ которого Ленин провёл почти 100 лет тому назад, с тех пор претерпел изменения и от своей высшей стадии перешёл к стадии последней. Эти изменения сопровождались трансформацией самого капитализма , две природы которого разделили между собой всю планету.

Финансовый капитализм в зоне НАТО

В странах, находящихся под влиянием Соединённых Штатов, то есть, странах, отошедших после Ялтинской Конференции в 1945 году к англо-саксонской коалиции, капитализм, который заключается в накоплении капитала, не связан больше с промышленным производством, ставшим недостаточно рентабельным. Зато он проявляет себя в спекулятивных операциях над природными ресурсами с помощью капиталов, созданных из процентов по долгам, в которых погрязли ещё вчера богатые и процветающие народы Северной Америки, Западной Европы и Японии.

Эти самые богатые в прошлом народы, стоящие сегодня на пути обнищания, эксплуатируются вдвойне, с одной стороны, оплатой процентов по долгам (во Франции около 3000 евро в год на одного человека), а, с другой стороны, постоянным удорожанием цен на природные ресурсы, среди которых, в первую очередь, нефть.

Этот хищнический капитализм, не связанный с промышленным производством, не производящий никаких товаров, организован на базе лондонского Сити и нью-йоркского Уолл Стрита, включая некоторое количество крайне непрозрачных финансовых учреждений, среди которых наиболее известные банки представляют собой лишь видимую вершину айсберга.

Эта финансовая структура тесно связана с англо-саксонскими странами, главным образом, Великобританией и Соединёнными Штатами, которые с помощью вооружённой силы, навязывают эту хищническую систему всему миру. Эта система прежде всего навязана не только государствам Западной Европы, включая естественно Францию, но и всему миру.

Франция после окончания войны 39 – 45 г. вынуждена постоянно жертвовать своим суверенитетом в угоду американскому империализму, причём потеря суверенитета последние 30 лет постоянно растёт.

При этом нужно подчеркнуть, что империалистическая система нисколько не щадит англо-саксонские народы, которые, как и зависимые народы, подчинены одному и тому же режиму. Эта система соответствует анализу, сделанному Лениным в 1916 году, с единственным отличием в том, что больше не существует национальных империалистических держав, подобных тем, которые существовали в эпоху, когда Франция, Великобритания, и Соединённые Штаты боролись за раздел мира и присвоение колоний других империалистических держав, испанских, немецких и турецких.

Спекулятивный империализм, использующий капитал независимо от его происхождения, стал транснациональным, хотя главной вооружённой силой, на которой он держится, является вооружённая сила Соединённых Штатов.

Империализм сегодня стал единым, но при английском финансовом доминировании и американском военном доминировании.

Французский империализм больше не существует, и словосочетание «Франция-Африка», которое ещё что-то значило в период с 1960 по 1970 г., сегодня лишено всякого смысла, а бывшее французское влияние в Африке постепенно сменяется на «западное» при доминировании США.

Индустриальный капитализм вне зоны НАТО.

Другой формой капитализма, ставшей теперь архаичной, является капитализм, при котором накопление капитала осуществляется путём производства промышленных товаров, как это было раньше в Западной Европе и Северной Америке. Этот тип капитализма характерен, главным образом, для Азии и Латинской Америки, а самой крупной индустриальной капиталистической державой сегодня является коммунистический Китай.

Но почему западный индустриальный капитализм массово переместился в коммунистический Китай, превратив эту страну в первую мировую индустриальную державу?

Накопление капитала в промышленности затруднено жёстким экономическим законом - законом падения коэффициента прибыли, который открыл Маркс. Стоимость товаров уменьшается благодаря конкуренции, а также в результате повышения механизации труда. Следовательно, для производства товаров с меньшей стоимостью постоянно требуются более дорогостоящие средства производства. Добавленная стоимость, получаемая при производстве товара, также имеет тенденцию уменьшаться и она стремится к нулю. Поэтому, чтобы получить необходимую прибыль, производители вынуждены искать более дешёвую рабочую силу.

Высокая заработная плата на Западе и социальные законы являются тяжёлым бременем для добавленной стоимости товара. Поэтому очень низкие китайские зарплаты, обусловленные упразднением профсоюзов сталинским режимом, явились божественным сюрпризом для производителей во всём мире, и они не теряя времени ринулись переводить свои заводы в «коммунистический» Китай.

Перемещая производство товаров в Азию и Китай, производители принесли в эти страны технологии, которыми они не владели раньше, и обрекли тем самым своих собственных граждан на безработицу и нищету. Следует отметить, что коммунистическая или сталинская организация китайского государства нисколько не обременила промышленных инвесторов. Это ясно показывает нам, что капитализм мало беспокоят философские или политические идеологии. Каждый инвестор учитывает только свои непосредственные интересы и ему нет дела до природы политических систем и их проектов - он просто вступает в сделку.

Впрочем, никакой политический замысел не может совмещаться с управлением предприятием. По своей природе империализм не может иметь другого намерения, кроме облегчения капиталистической эксплуатации. В этом смысле он не может подчиниться какой-нибудь национальной или религиозной доктрине. Из этого следует вывод о том, что империализм ни в коем случае не будет формировать империю. Империя представляет собой деспотическое государство, поддерживаемое государственной имперской идеологией и стремящееся к расширению своей собственной территории.

Транснациональный империализм во главе с США не смог никому помешать превратить коммунистический Китай в мировую индустриальную державу, несмотря на явную и оглушительную политику противодействия Соединённых Штатов в отношении коммунизма. Официальная антикоммунистическая идеология США не смогла перевесить выгоды, получаемые при использовании дешёвой рабочей силы.

Империализм, государство, идеология и противоречия между ними.

Финансовый империализм, паразитирующий на природных ресурсах, не может обходиться без вооружённой силы, способной навязать свои законы всему миру, обязательные долги, свободную циркуляцию капиталов и рабочей силы. То есть, он нуждается в сильном государстве. Идея о том, что империализм является либеральным и противостоит государству, является идеей самой ложной и её озвучивают те, кто выставляет себя противниками этой системы.

Но империализм на этой стадии нуждается также в ослаблении роли государства, и ему нужно побороть сопротивление народов и государств-наций, которые руководствуясь своими собственными законами усложняют ему задачу и минимизируют его прибыль. Конечно, чтобы облегчить доступ к месторождению, нужно, чтобы государство, где разворачивается его эксплуатация, не существовало вовсе или было слабым, потому что в этом случае легче договориться и сделать налоги минимальными. Наилучшим решением для этой стадии империализма является, таким образом, полное отсутствие государственных структур в зонах, где под контролем мафии царит полная анархия, как, например, в Киву, на востоке Конго. Это богатейшее месторождение колумбит-танталита, смеси кобальта и тантала, широко используемых в электронной промышленности. Эту руду здесь добывают наёмные рабочие из Руанды, находящейся в данный момент под управлением англо-саксов, а они Конго ничего не платят .

Сильное империалистическое государство будет, следовательно, пытаться ликвидировать законные исторически сложившиеся государства-нации и навязать им другие тиранические формы государственного устройства, которые могут быть наднациональными, как Европейский Союз, или этно-религиозными, как в арабско-мусульманском мире.

Хотя сам капитализм не нуждается в идеологии, империалистическое государство в лице Соединённых Штатов Америки выдвигает и поддерживает целый ряд идеологий, зачастую противоречащих друг другу и определяемых местными условиями. Их цель – ликвидировать законные государства-нации и заменить их на искусственные этнические образования.

Американское империалистическое государство может поощрять как идеологии морального и национального разрушения, эта роль, например, возлагается на Open Society Джорджа Фороса, так и чисто моральные устои, как, например, радикальный ислам, по своей сути направленный на разрушение государства с помощью своих «друзей» из Саудовской Аравии и Катара, которые способствуют распространению салафизма и террористического джихадизма для дестабилизации и свержения последних национальных арабских режимов.

В противоположность империи, империализм не может претворять в жизнь политические проекты, но он поддерживает многочисленные мозговые центры, которые сращиваясь с государственной властью продвигают ту или иную политику или идеологию. Так неоконсерваторы держали в своих руках власть в Соединённых Штатах во время двух мандатов Джорджа Буша младшего и во время первого мандата Барака Обамы. Политика войны против всех, которую в 2000 году протолкнул «мозговой центр» Project For a New American Century, потерпела жгучий провал. Новая политика, проводимая президентом Обама во время второго срока, кажется, идёт вразрез с политикой неоконсерваторов.

Внимательный анализ американской политики позволяет нам выявить в ней значительное число разногласий и противоречий, отражающих различие интересов между различными группами, которые спорят между собой и стремятся завладеть властью, используя свои методы.

В США существуют две основные группы. Одна группа называется военно-промышленным комплексом. Его в своё время осудил ещё Эйзенхауэр. Эта группа в основном связана с неоконсерваторами, и в ней принято считать, что война является самым честным способом консолидации её интересов. Другая группа, военно-финансовая, в свою очередь считает, что предпочтительно эксплуатировать народы погружая их в хаос, не доводя при этом дело до войны. Эта группа в основном представлена осью Сити – Уолл Стрит и вкладчиками фондов Обамы. Ей и принадлежит в настоящее время власть в США.

Европа и Франция

Мы хорошо понимаем, что европейцы и , в частности, французы подвержены трагическому процессу глобализации и превращения финансового капитализма в империализм американской природы. Промышленные предприятия выводятся за рубеж, где зарплаты низкие, а социальные законы практически отсутствуют, цены на товары первой необходимости - например, горючее – беспрестанно растут в результате спекулятивных операций, а оплата процентов по долгам тяжёлым бременем ложится на плечи каждого гражданина.

Для французов, а в общем случае и для всех европейцев, всё труднее и труднее найти работу, и всё больше увеличиваются налоги и сборы при одновременном удорожании жизни.

В ответ на растущее всеобщее недовольство власти воздвигают мощные барьеры, призванные не допустить того, чтобы это недовольство переросло в радикальные политические преобразования.

Французская Республика лишена своего содержания, и никакой демократии больше не существует. Политики и СМИ теперь соединились в единое целое - аристократию, которая, скрывая от людей суть империализма, дезинформирует народ и ведёт его по ложному пути в тупик.

Институты власти Пятой Республики, скроенные по меркам генерала де Голля, который поставил их на службу государству, теперь перешли в руки недоброжелателей и стали особенно несправедливыми. Эти институты сгруппировали людей вокруг двух доминирующих политических партий, которые в сущности не отличаются друг от друга, тогда как другие партии обязаны подчиниться двум первым и отдать им на втором туре выборов свои голоса и получить в результате немного мест в Парламенте, а вместе с этим и деньги.

Политические партии стали на самом деле выгодными коммерческими структурами, существующими на средства налогоплательщиков, равно как и коррупционными мишенями для финансового капитала.

Мы видим, что все политические партии, как левые, так и правые, а также все СМИ благодушны к такому империализму, и они поддерживают его во всех войнах. Достаточно упомянуть две последние войны, развязанные против Ливии и Сирии, если говорить только о самых недавних.

Эти партии почти единодушно поддерживают также мнение о необходимости Европейского Союза, евро и НАТО как инструментов американской империалистической власти над европейскими государствами.

Французское общество полностью блокировано. В рамках существующих учреждений власти нет никакой надежды на изменения. Неприятие политико-медийной касты у французов растёт, оно тем сильнее, чем дальше эта каста заходит в своей политике, политике лжи, распространяемой СМИ, и полного подчинения империализму.

Только революция может вернуть власть французскому народу и вновь привести его на путь социального и экономического прогресса.

Каковы цели этой революции?

Главная цель – это обретение национальной независимости с тем, чтобы дать возможность французскому народу свободно выбрать путь, по которому он желает следовать. С этой целью первое, что нужно предпринять, это выйти из НАТО, Европейского Союза и зоны евро.

Затем нужно учредить настоящие республиканские институты власти. Для этого потребуется Учредительное собрание, на котором будут представлены не только политические партии, но и непосредственно французские граждане. Но прежде всего нужно принять порядок выборов, который позволил бы это осуществить. Голосование по региональному списку и пропорциональному закону в один тур, с целью избежать столкновений между политическими мошенниками во втором туре, было бы более эффективным для демократии, чем существующая система.

Какова роль французской армии в революции, войне и мире?

JPEG - 48.8 kb
Французская армия должна гарантировать национальную безопасность

Сегодня ничто не может быть осуществлено демократически без проведения референдума по вопросу, хотят ли французы установить другую систему власти. В этом случае было бы необходимо и справедливо, чтобы каждый мог получить доступ к СМИ, которые не должны быть монополизированы, как сейчас, основными партиями, стоящими на службе империализма.

Есть ли основания полагать, что действующая власть, стоящая на службе у империализма, может организовать такой референдум и приступить, таким образом, к фундаментальным переменам? Тогда…?

Тогда армия должна быть или должна стать гарантией национальной независимости, роль, которую она в настоящее не может играть, так как её командование интегрировано в НАТО и сама она также находится под командованием США. Нельзя представить себе нацию без армии - защитницы своего народа.

У нас перед глазами пример Сирии. Эта страна подвергается империалистической агрессии и она сопротивляется ей только благодаря своей армии. Последняя является армией, в которой служат по призыву, то есть речь идёт о народной армии.

Что касается Франции, империализм и его политические представители на нашей земле сделали всё, чтобы сократить нашу армию до скромных размеров, сделав её способной только на то, чтобы служить подмогой в колониальных операциях США.

В последнее время группа младших офицеров из движения Марка Блока опубликовала манифест против сокращения бюджетных средств на французскую армию. Понятны трезвость ума и беспокойство этой группы, потому что для покорения государства следует прежде всего ослабить его армию. Генерал де Голль хорошо понимал, что государство, желающее сохранить свою независимость, должно снабдить себя одновременно военными средствами и собственной оборонной промышленностью, и он снабдил Францию этими средствами. После его смерти французская оборонная отрасль, жемчужина технологии, была продана по дешёвке за границу; обязательная военная служба, основа обороноспособности нашей страны и горнило национальной идентичности, была забыта. Сегодня французская армия, лишённая современного вооружения и недоукомплектованная, вряд ли сможет отразить внешнюю агрессию.

Однако нужно понимать, что всякое стремление к независимости французского народа будет быстро нейтрализовано империализмом, который не сможет принять эту измену не сопротивляясь. Это очевидно.

Империализм ответит на это всеми имеющимися в его распоряжении средствами. Перед нами много примеров того, на что он способен, когда ему требуется сломить волю народов к независимости. Империализм действует открытой войной, прямо или опосредованно, как он это делал в отношении Ливии или Сирии, или с помощью диверсий, финансируя террористические формирования, как он действует в России, Иране, Китае или Венесуэле.

JPEG - 14.9 kb
Народная армия в битве при Вальми

Любое стремление к демократическим переменам во Франции и восстановлению независимости неизбежно войдёт в конфронтацию с империализмом. А в этом случае наша армия и полиция будут для нас наилучшей защитой.

Наша армия для этого должна восстановить свою боеготовность следуя лучшим республиканским традициям и традициям сопротивления нашего народа по отношению к врагам, а также примеру солдат в битве при Вальми под командованием генералов-патриотов Келермана и Дюмурье, а затем и наших недавних героев - Жана Мулена, генерала де Голля, полковника Фабьена и многих других.

PNG - 407.4 kb
Наши герои на нашем флаге

Наша страна не может выйти из этой ситуации самостоятельно. Но у всех стран, как независимых, так и пытающихся обрести независимость, один и тот же враг - империализм. Каждая из них, борясь с ним, может внести свой вклад и ослабить его.

Сегодня империализм болен. Системный кризис, обусловленный чрезмерным накоплением финансового капитала, оказался для него тяжёлым недугом. После победы над Ливией, ему никак не удаётся сломить Сирию. Он не осмеливается применять военную силу против коалиции, в которую вошли Россия, Китай и Иран. А рискуя потерять всё, не решится ли он развязать новую мировую войну?

Французский народ должен быть солидарен с народами, ставшими для империализма мишенью, а сегодня это прежде всего Сирия, это в его интересах и это его долг.

JPEG - 54.6 kb
Народ и народная Армия

Что было бы с Сирией, если бы у неё не было Армии? Она стала бы добычей террористов, как Ливия.

Пытаться осуществить во Франции глубокие преобразования без солидарности с другими народами бессмысленно и глупо.

Сегодня Сеть Вольтер является одним из немногочисленных движений, способных провести исчерпывающий анализ внутреннего положения Франции и определить её будущее в мировом контексте. Кроме того, Сеть Вольтер имеет прочные связи с другими народами, находящимися под гнётом того же самого империализма.

Только Сеть Вольтер находится в непосредственной близости к местам, где имеют место непосредственные военные конфронтации с империализмом. Вчера это была Ливия, сегодня – Сирия. Только Сеть Вольтер ведёт прямой разговор с руководителями борющихся государств и воспринимается ими всерьёз.

Нетрудно понять, что Сеть Вольтер стала главной целью для политико-медийной касты, находящейся у власти во Франции.

Итальянские выборы показали, что интернет, как инструмент, полезен и необходим, но недостаточен.

Сеть Вольтер Франция обращается ко всем гражданам нашей страны и призывает мобилизовать усилия и немедленно приступить к формированию местных патриотических комитетов.

Каждый член движения Сеть Вольтер Франция должен сегодня стать инициатором по формированию на местах местных патриотических комитетов, объединяя вокруг себя патриотически настроенных граждан независимо от их политических пристрастий. Если лидеры партий и организаций, выставляющих себя в качестве противников существующей системы, только и занимаются тем, что поносят друг друга, мы утверждаем, что рядовые члены мало отличаются друг от друга и они хотят работать вместе.

Граждане, чтобы встать на путь новой французской Революции, нам нужно объединяться!

Быть членом движения Сеть Вольтер Франция – значит быть в авангарде борьбы за национальное освобождение!

Перевод
Эдуард Феоктистов

Данная статья находится под лицензией Creative Commons

Вы можете свободно пользоваться стятьями Réseau Voltaire в некоммерческих целях, при условии, что источник цитируется и что содержание не меняется. (лицензия CC BY-NC-ND).

Поддержать Сеть Вольтер

Вы пользуетесь настоящим сайтом, где вы можете найти качественные анализы, которые помогают вам создать ваше собственное мироззрение. Для того, чтобы мы могли продолжить эту работу, нам нужа ваша поддержка.
Помогите нам вашим пожертвованием

Как участвовать в Сеть Вольтер ?

Все деятели сети – добровольцы.
- Авторы : дипломаты, экономисты, географы, историки, журналисты, военные, философы, социологи....Вы можете нам предлагать ваши статьи.
- Профессиональные переводчики : Вы можете участвовать в переводе статей.