Сеть Вольтер
Речь президента Обамы о положении США

Обама: Моя борьба

Последняя речь президента Обамы о положении США стала безудержным восхвалением страны, по его словам самой лучшей во всех отношениях «на Земле» (sic). К сожалению, пафосная риторика президента не подкрепляется убедительными аргументами. Несмотря на свои ораторские способности, он не смог замаскировать закат американской гегемонии, который республиканские оппоненты сделали темой избирательной кампании.

| Дамаск (Сирия)
+
JPEG - 61.5 kb

Последняя речь президента Обамы, произнесённая 13 января о положении Соединённых Государств, была предназначена прежде всего для того, чтобы запечатлеть в памяти сограждан совершённые президентом дела [1]. За исключением нескольких намёков об опасности, которую представляет кандидат от республиканцев Дональд Трамп, вся речь – это скучный панегирик о величии страны, заканчивающийся предложением о реформе политической жизни, необходимой в той же степени, в какой она невыполнима.

«Самая сильная в мире экономика»

Барак Обама начал с утверждения о том, что

«Соединённые Штаты Америки сегодня обладают самой сильной и самой устойчивой во всём мире экономикой» [2].

Но он не сказал, что, если верить МВФ, Соединённые Штаты, несмотря на самый большой в мире ВВП, занимают лишь второе место, если рассматривать ВВП в паритете с покупательной способностью, то есть, если сравнивать не по долларам, а по тому, что реально производится и потребляется. Тогда первой экономической державой будут не Соединённые Штаты, а Китай.

Отвергая эту реальность, президент согласился с тем, что предстоит много сделать, чтобы лучшим образом распределять богатства. В опубликованном в сентябре прошлого года докладе ФРС сказано, что в среднем доходы граждан уменьшились на 5%. Иными словами, если сверхбогатые ещё больше разбогатели, то средние американцы стали беднее. Неравенства достигли такой степени, что 3% населения владеют половиной всего достояния, 7% - четвертью, и на остальные 90% тоже приходится одна четверть всего достояния. В результате финансового кризиса 2008-09 г. эти 90% вернулись к тому, чем они владели в 1986 г., тогда как за этот же период китайцы увеличили народное достояние в несколько раз.

Чтобы продемонстрировать прекрасное состояние индустрии, президент заявил, что прошедший год стал лучшим для автомобилестроения. И хотя точные данные ещё неизвестны, если исходить из имеющихся цифр, первое место в мире занимают не американцы, а японцы. Причём как по числу проданных автомобилей, так и по товарообороту и прибылям, - Toyota обогнала всех. При этом главные доходы Соединённых Штатов приходятся на авторские права и патенты, которые они покупают. Речь идёт, следовательно, о доходах, которые весь мир считает законными благодаря Всемирной торговой организации, но раньше их не было и, возможно, и в будущем их тоже не будет.

Согласившись с доводами движения Occupy Wall Street, президент ничего не сказал о мерах по устранению этих неравенств, если не считать ряда пособий, служащих всего лишь повязками на раны. Затем он ни с того, ни с сего перешёл на другую тему, рассказав о своём плане по борьбе с раковыми болезнями и своей поддержке Конференции ООН «по климату».

Расправившись с теоретиками экономического заката, президент Обама подошёл к своей главной теме – военному превосходству США над всем миром. Если я не ошибаюсь, это первый после Адольфа Гитлера и Хидеки Тойо случай, когда глава государства или правительство говорят об этом вслух.

«Самая сильная на Земле» армия

«Вам говорят, что наши враги крепнут, а Америка (имеются в виду только Соединённые Штаты) слабеет. Позвольте мне возразить. Соединённые Штаты Америки – это самая сильная на Земле нация. И точка (аплодисменты). И точка. Никто к нам и близко не подойдёт. Никто к нам близко не подойдёт (аплодисменты). Никто к нам близко не подойдёт. Мы тратим на наших военных больше, чем вместе взятые восемь следующих за нами стран. Наша армия представляет собой самую лучшую за всю историю человечества боевую силу (аплодисменты). Никто не осмелится напасть на нас или на наших союзников, ибо все знают, что это станет для них верной гибелью. Опросы свидетельствуют о том, что наши позиции в мире стали прочнее, чем были до моего избрания, и если речь идёт о каких-то важных международных делах, люди не смотрят больше на Пекин или Москву, чтобы они их поддержали. Они обращаются к нам (аплодисменты) [3] ».

- Во-первых, лауреат Нобелевской премии мира кичится своей армией не потому, что она способна защитить страну, а потому что она настолько превосходит других, что весь мир повернулся к Вашингтону. То есть, он считает, что авторитет его страны обусловлен не её способностями, а единственно страхом, который она внушает.

- Во-вторых, он связывает успехи своего руководства страной с тем, что, согласно исследованиям, авторы которых неизвестны, позиции его страны упрочились по сравнению с тем, какими они были до его избрания. Но такой аргумент свидетельствует не об авторитете страны, а о её доминировании над другими. Такова основная черта американской политической мысли. Цель Вашингтона – это не жизнь, свобода и счастье, как это написано в Декларации независимости, а превосходство над другими. В знаменитом докладе 1991 г. о стратегических целях США в мире без Советского Союза Пол Вулфовиц анализировал возможность сохранения превосходства путём ослабления союзников, хотя это ослабляло и самих американцев. Сегодня главная задача американской армии состоит не в том, чтобы защищать интересы американского народа, а в том, чтобы помешать другим народам развиваться быстрее, чем США. Это явно проявляется на Ближнем Востоке, но то же самое происходит и в других частях света.

- В-третьих, как и большинство сограждан, Барак Обама думает, что за деньги можно купить всё. Он заявил, что с помощью публичных инвестиций в научные исследования по излечению раковых заболеваний можно победить эти болезни. Как будто можно высечь гениальную искру у исследователя с помощью доллара. В отношении армии он сказал, что военный бюджет не имеет равных, что делает армию самой сильной. Таким образом, он первый из главнокомандующих, кто утверждает, что эффективность воина и его стойкость определяются долларами. Начиная от средних веков, когда греки одержали победу над императорами Дариусом и Херхесом, армии которых превосходили по числу воинов и вооружениям от десяти до двадцати раз, и до наших дней, когда какая-то Хезболла, поддерживаемая Сирией и Ираном, выстояла перед ЦАХАЛом – самой оснащённой в мире армией, материально поддерживаемой крупнейшей в мире державой - США, воля и мужество воинов значат больше, чем самые большие военные бюджеты.

- В-четвёртых, за ссылкой на Россию и Китай кроется обеспокоенность военными потенциалами этих государств. Сегодня ни для кого не секрет, что военные НАТО впадают в обморочное состояние от российских технологий в Калининграде, на Чёрном море и в Сирии. В случае обычной войны с НАТО нет никаких сомнений в том, что Россия её незамедлительно выиграет. Промышленный застой США особенно чувствуется в авиастроении. Пентагон в течение 20 лет обещает построить новый многоцелевой F-35, способный заменить почти все существующие ныне военные самолёты. Но они от этого далеки, и пока американские инженеры в очередной раз перестраивали свои планы, Россия начала выпускать необыкновенно манёвренный Су-35, а Китай самый малозаметный из всех существующих истребитель Chengdu J-10B. Никто не спорит, что индустриальная мощь США не имеет равных, но их обычные вооружения уступают по многим параметрам, и ими интересуются лишь мелкие государства.

Закончив бахвальства, президент Обама пустился осуждать терроризм и подтвердил, что он борется как против Аль-Каиды, так и против ИГИЛ. И чтобы доказать это тем, кого удивляет неэффективность антиигиловской коалиции, он заявил:

«Если вы сомневаетесь в обязательствах, принятых на себя Америкой (имеются в виду только США) или мною по установлению справедливости, спросите об этом у Бен Ладена (аплодисменты)...Если вы начинаете действовать против американцев (имеются в виду США), мы будем действовать против вас (аплодисменты). На это может потребоваться какое-то время, но у нас хорошая память, и мы ничего не забываем (аплодисменты)» [4].

Такие аргументы могут быть убедительными лишь для тех, для кого убедительным было убийство Уссамы Бен Ладена морскими котиками в 2011 г. в Пакистане, то есть далеко не для всех.

Другие страны ничего не стоят

Касаясь существующего баланса сил, президент Обама продолжает в том же духе:

«Ближний Восток проходит через перестройку, которая ввиду конфликтов, длящихся несколько тысячелетий, растянется на целое поколение. Экономические трудности обрушиваются на неустойчивую китайскую экономику. В тот момент, когда её собственная экономика рушится, Россия растрачивает свои ресурсы на поддержку Украины и Сирии – государства-клиенты, которых она хотела бы исключить из своей орбиты. Однако международная система, которую мы создали после Второй мировой войны, не может следовать в ритме этой новой реалии» [5].

Вряд ли кто-то сможет пояснить, что это за будоражащие Ближний Восток «конфликты, длящиеся несколько тысячелетий». После Джимми Картера Вашингтон делает всё возможное, чтобы уничтожить развивающиеся государства, опираясь на такие страны, как Саудовская Аравия, которые не хотят расставаться со своим невежеством. К тому же такая формулировка позволяет оправдать существующий хаос и перекладывает решение этой проблемы на следующее поколение.

Конечно, китайская экономика неустойчива, но и экономика США не такая уж стабильная – от роста она скатывается к депрессии. Существующее падение на китайских биржах не отражает экономические реалии прежде всего потому, что китайские компании либо государственные, либо они котируются на западных биржах, а также потому, что Китай выходит из войны юаня против йены. Запланированная девальвация японской йены вынуждает и Китай девальвировать свою собственную денежную единицу.

Свёртывание российской экономики обусловлено не присущей ей слабостью, а экономическими санкциями, которые вынуждают Москву развернуться на Восток, о чём давно говорили, но не могли осуществить. Впрочем, и утверждать, что Украина и Сирия являются государствами-клиентами, тоже смешно. Правительство Виктора Януковича не было пророссийским, но и антироссийским оно тоже не было. Что касается Сирии, то почти все её связи с Москвой были после распада СССР свёрнуты, и лишь в 2007 г. их удалось вновь восстановить. Так что это чистой воды ложь, и она служит лишь для того, чтобы замаскировать собственный просчёт. И кому какое дело, что Крым стал российским, а Сирия пророссийской, если они таковыми были всегда.

Наконец, заявив, что остальные государства по сравнению с США ничего не стоят, президент Обама посетовал на то, что ООН плохо адаптируется, не уточнив при этом, к чему она должна адаптироваться. Вероятно, это был намёк на то, что ООН под руководством Пан Ги-Муна и Джеффри Фелтмана не только не содействовала установлению мира, но и разожгла новую войну, как это было в 2012 г. в Сирии. Поэтому многие государства пытаются создать альтернативные учреждения. Например, БРИКС создали альтернативную банковскую систему, отличную от МВФ и Всемирного банка. Все учреждения, созданные ранее Вашингтоном, вынуждены теперь вступать в конкуренцию с новичками, в состав которых они не входят.

В конце своего выступления Барак Обама призвал Конгресс к реформе, которая позволила бы ему освободиться от финансового лобби. Эта тема очень популярна в стране, где только 3% населения считают себя демократически представленными в парламенте страны. Но ясно, что президент ничего не сможет сделать для того, чтобы эти благие намерения осуществились. Он говорил это лишь для того, чтобы убедить своих сограждан и сохранить у них доверие к власти.

Речь президента прерывалась аплодисментами, но аплодировали не все, а только половина парламентариев.

Перевод
Эдуард Феоктистов

[1] “Obama’s final State of the Union Address”, Барак Обама, Voltaire Network, 13 января 2016.

[2] “The United States of America, right now, has the strongest, most durable economy in the world”.

[3] “Well, so is all the rhetoric you hear about our enemies getting stronger and America getting weaker. Let me tell you something. The United States of America is the most powerful nation on Earth. Period. (Applause.) Period. It’s not even close. It’s not even close. (Applause.) It’s not even close. We spend more on our military than the next eight nations combined. Our troops are the finest fighting force in the history of the world. (Applause.) No nation attacks us directly, or our allies, because they know that’s the path to ruin. Surveys show our standing around the world is higher than when I was elected to this office, and when it comes to every important international issue, people of the world do not look to Beijing or Moscow to lead — they call us. (Applause.)

[4] “If you doubt America’s commitment — or mine — to see that justice is done, just ask Osama bin Laden. (Applause.) […] When you come after Americans, we go after you. (Applause.) And it may take time, but we have long memories, and our reach has no limits. (Applause.).”

[5] “The Middle East is going through a transformation that will play out for a generation, rooted in conflicts that date back millennia. Economic headwinds are blowing in from a Chinese economy that is in significant transition. Even as their economy severely contracts, Russia is pouring resources in to prop up Ukraine and Syria — client states that they saw slipping away from their orbit. And the international system we built after World War II is now struggling to keep pace with this new reality”.

Данная статья находится под лицензией Creative Commons

Вы можете свободно пользоваться стятьями Réseau Voltaire в некоммерческих целях, при условии, что источник цитируется и что содержание не меняется. (лицензия CC BY-NC-ND).

Поддержать Сеть Вольтер

Вы пользуетесь настоящим сайтом, где вы можете найти качественные анализы, которые помогают вам создать ваше собственное мироззрение. Для того, чтобы мы могли продолжить эту работу, нам нужа ваша поддержка.
Помогите нам вашим пожертвованием

Как участвовать в Сеть Вольтер ?

Все деятели сети – добровольцы.
- Профессиональные переводчики : Вы можете участвовать в переводе статей.

Представители США в ООН не хотят считаться с новыми историческими реалиями
Четыре вето на ложь о химатаке в Хан Шейхуне
Представители США в ООН не хотят считаться с новыми историческими реалиями
Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер
 
Преступления глубинного государства
Преступления глубинного государства
Евгений Баранов, Сеть Вольтер
 
Дворцовый переворот в Эр-Рияде
Дворцовый переворот в Эр-Рияде
Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер
 
Трамп и сепаратизм
Трамп и сепаратизм
Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер