JPEG - 18.5 kb

Президент Джордж Буш мл. заявил 11 января 2005 года о назначении Майкла Чертоффа на должность министра внутренней безопасности США. Представляя г-на Чертоффа прессе в зале Рузвельта в Белом Доме, президент не преминул уточнить, что он уже занимал должности, требующие утверждение Сената, и всегда их получал без затруднений. Таким образом, он дал понять, что Майкла Чертоффа не постигнет та же участь, что его предшественника Бернарда Керика (Bernard Kerik), который заявил о самоотводе еще до того, как должен был предстать перед Сенатом [1] (Два лика Бернарда Керика: Берни или Терминатор Багдада?) Причиной отказа «супер-полицейского» якобы стало нарушение иммиграционных законов. Керик нанял на должность домработницы иммигрантку, находившуюся в стране нелегально. Однако пресса в скором времени обнаружила, что Керик никогда не содержал прислуги, и приписала это отступление к боязни того, что в один момент всплывет целая история нравов. Кто бы ни вступил в должность, будь то Керик или Чертофф, оба они являются людьми Рудольфа Джулиани (Керик как бывший шеф нью-йоркской полиции, а Чертофф как личный помощник Джулиани) [2].

Майкл Чертофф родился 28 ноября 1953 года в Нью-Джерси. Он блестяще закончил юридический факультет Гарвардского Университета. Вскоре после окончания учебы он становится секретарем судьи Уильяма Бреннана (William Brennan) в Верховном Суде Соединенных Штатов (1979-80). После он работает в рамках антимафиозного процесса с Рудольфом Джулиани (Rudolph Giuliani), занимавшего в то время пост прокурора Манхэттена (1984-86). Он предает суду крестных отцов кланов Геновезе (Genovese), Лючезе (Luccese) и Коломбо (Colombo). В 1990 году он примыкает к Партии республиканцев, и президент Джордж Буш ст. назначает его на должность генерального прокурора Нью-Джерси. Таким образом, Чертофф становится самым молодым юристом в истории страны, назначенным на столь высокий пост. В работе он проявляет такие качества, как ловкость и беспощадность. Он строго наказывает похитителей и убийц Сиднея Ресо (Sydney Reso), президента компании «Exxon International». Он преследует мэра Джерси за неуплату налогов и сажает в тюрьму верховного судью нью-йоркского суда Сола Вахтлера (Sol Wachtler) за сексуальные домогательства.

В 1995 году он работает в качестве официального консультанта Сената по «уайтуотерскому делу», организованным сенатором Альфонсом Д’Амато (Alfonso d’Amato ). Он роется в прошлом четы Клинтонов, чтобы попытаться доказать их виновность в проведении незаконных сделок с недвижимостью. Особый интерес для него представляет частная жизнь первой леди в том, что касается «самоубийства» ее «помощника» Винса Фостера (Vince Foster) [3].

В 1996 году он возглавляет президентскую предвыборную кампанию республиканца Боба Доула (Bob Dole). После победы Клинтона он возобновляет свою работу в крупной юридической фирме «Latham & Watkins», в которой он специализируется на защите частных лиц. Ему в частности удается добиться оправдания Майкла Фрэнсиса (Michael Francis), президента Департамента культуры и спорта Нью-Джерси, обвиненного во взяточничестве.

В 2000 году он ведет предвыборную кампанию за Джорджа Буша мл. и собирает средства в его пользу. Благодарность от последнего не заставляет себя долго ждать, и его назначают на должность помощника Джона Эшкрофта [4] (Джон Эшкрофт в тайнах Богов), а точнее начальником управления уголовных расследований Министерства Юстиции. Лишь сенатор Хиллари Клинтон голосует против его кандидатуры. В министерстве Чертофф занимается защитой своих друзей в политической сфере, в частности Боба Торичелли (Bob Torricelli), вовлеченного в громкое коррупционное дело. Также он помогает компании «Arthur Andersen», прямо втянутой в дело крупной американской корпорации «Enron».

Именно Майклу Чертоффу было поручено руководство расследования терактов в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года и против рейса 93 (сбитого над Пенсильванией), но не Пентагона (сразу же классифицированного секретным). Именно под его диктовку ФБР уверяет, что самолеты были угнаны, и распространяет списки угонщиков. Впоследствии он подтвердит, что предъявленные обвинения были необоснованными, так как подозреваемые не фигурируют в списках авиапассажиров, и что многие из них живы и находятся за границей. Но обвинения не были пересмотрены, даже больше, Майкл Чертофф уверяет, что «20-й угонщик» француз Закариа Муссауи (Zacarias Moussaoui), должно быть, все-таки мог участвовать в терактах или ему помешали это сделать. Молодой человек был незамедлительно помещен в одиночную камеру для того, чтобы никто не смог с ним связаться.

В реальности, подобно главе испанской инквизиции Томасу Торквемаде (Tomas Torquemada), Майкл Чертофф не только безжалостный судья, он прежде всего носитель идеологии.

Во-первых, он играет важную роль в сионистской группе Союза еврейских общин США. Сын раввина, он определил своих детей в еврейские школы, в то время как его жена возглавляет секцию «Лиги против клеветы» Нью Джерси. Он поддерживает прямые связи с Американским Еврейским Конгрессом и открыто участвует во всех его светских мероприятиях. Он не скрывает, что не только исполняет общественные функции, но также ведет личную борьбу против тех, кого он считает врагами своего сообщества: Дэвида Дюка (David Duke), видного деятеля Ку-Клукс-Клана, в той же мере, что и участников палестинского конфликта, связанных с исламским Джихадом или с Хамасом.

Во-вторых, Майкл Чертофф является членом Федералистского собрания, ассоциации крайне правых юристов. Именно в рамках этой ассоциации он подготовил объемный «Патриотический акт США», представленный и принятый в срочном порядке после терактов 11 сентября. С помощью этого акта ему удалось отложить на четыре года принятие «Билля о правах» (десяти конституционных поправок, часто квалифицированных в качестве «Декларации прав»). Он посадил в одиночные камеры на неопределенное время около тысячи иностранных мусульман в рамках антитеррористических расследований. Он вводит программу «добровольного» прослушивания и создания ФБР реестра всех мусульман в стране, как иностранных, так и граждан Соединенных Штатов. Он тщательно следит за работой ФБР по выслеживанию всех организаций и культовых мест мусульман в стране.

Вместе с Джоном Эшкрофтом (которого, возможно, в скором времени назначат в Верховный Суд) и Альбертом Гонзалесом [5] (уже назначенным в Министерство Юстиции), Майкл Чертофф формируют тройку членов Федералистского собрания, приверженцев государственных интересов. Вместе они за четыре года уничтожили все гарантии, предоставляемые подсудимым, которые были гордостью Соединенных Штатов. Программа второго президентского срока Джорджа Буша направлена на развитие превентивного правосудия, которое позволило бы предотвратить теракты, превентивно задерживая лиц, способных на их совершение.

[1] « Les deux visages de Bernard Kerik : Bernie ou Baghdad Terminator? », Voltaire, 6 декабря 2004.

[2] « Histoire criminelle de Rudolph Giuliani; Криминальная история Рудольфа Джулиани », Voltaire, 6 сентября 2004.

[3] адвокат Хиллари Клинтон, после юридический консультант в Белом Доме, Винса Фостера часто представляли как настоящего друга госпожи Клинтон. Его тело обнаружили 20 июля 1993 года в общественном парке с пулей в голове. Скоротечное расследование завершилось признанием того, что это было самоубийство. См. The Secret Life of Bill Clinton, the unreported stories par Ambrose Evans-Pritchard, Rengnery Publishing, 1997.

[4] « John Ashcroft dans le secret des Dieux », Voltaire, 2 февраля 2004.

[5] « Альберто Гонзалес, юрист, выступающий за применение пыток », Voltaire, 22 ноября 2004.