Евросоюз вновь и вновь выступает с агрессивными заявлениями в адрес Ирана по вопросу его ядерной программы. Совместно с Соединенными Штатами европейская тройка лоббирует в МАГАТЭ решение о передаче иранского ядерного досье в Совет Безопасности ООН. Такой стратегический поворот, начавшийся этим летом, продолжает усиливаться и даже вызвал раздражения директора МАГАТЭ Мухаммеда эль-Барадея, напомнившего, что американо-европейские требования выходят за рамки Договора о нераспространении. Европейцам противостоят Китай, Индия (экономические партнеры Ирана) и неприсоединившиеся страны, опасающиеся повторения иракского сценария. Рассмотрение Советом Безопасности иракского вопроса привело к интенсивной пропагандистской кампании в пользу войны и сделало угрозу реальной в глазах общественности. Пьер Гольдшмидт, бывший заместитель директора МАГАТЭ и член правления Eurodif, ядерного консорциума, членом которого некоторое время был Иран, на страницах газет New York Timesи International Herald Tribune стремиться уменьшить тревогу и призывает к передаче иранского досье в Совет Безопасности. Стремясь убедить тех, кто желает избежать обострения кризиса, он утверждает, что эта мера не обязательно приведет к повторению иракского сценария, а наоборот, поспособствует деятельности инспекторов МАГАТЭ. Этот аргумент подозрительно похож на те, что были использованы некоторыми атлантистами в преддверии войны в Ираке: военное давление на Ирак, организованное США, а также международные санкции будут способствовать эффективной работе инспекторов и предотвратят войну.

В том же номере International Herald Tribune Филипп Гордон из Brookings Institution и Чарльз Грант из Center for European Reform публикуют призыв, подписанный выдающимися атлантистами, среди которых Ф.Фукуяма. В действительности, это обращение – плод творчества подразделения Brookings Institution, занимающегося трансатлантическим сближением, т.е. помещением Европы под «американский зонтик». В призыве предлагается найти выход из иранского кризиса путем сотрудничества Европы и США. В действительности, продвигая классическую американскую пропаганду и призывая Европу поддержать санкции в случае, если Иран не примет условия, выдвинутые в одностороннем порядке, обращение нацелено в первую очередь на союз ЕС и США против Тегерана. Для тех, кто поставил свою подпись под призывом, не вызывает сомнения стремление Ирана скрыть за мирной ядерной программой создание атомного оружия, а также поддержка Ираном международного терроризма и подрыв мирного урегулирования палестино-израильского конфликта. Авторы призывают европейцев и американцев передать иранское досье в СБ ООН и ввести санкции, выходящие за рамки международного права. Неудивительно, что многие из них два года назад приняли участие в дезинформационной кампании о наличии в Ираке оружия массового уничтожения. Именно эти люди сегодня стремятся убедить европейцев в обоснованности иранской угрозы. А некоторые из них уже приняли участие в подготовке обвинительного доклада, опубликованного Международным институтом стратегических исследований в Лондоне (IISS).

Трудно понять позицию Франции в этом вопросе. Выступив против войны в Ираке, сегодня Париж поддерживает Вашингтон по сирийскому и иранскому досье и выдвигает недостоверные аргументы. Возможно, дело в том, что в начале иракского кризиса Франция также соглашалась с наличием у Ирака оружия массового уничтожения, а после, опираясь на резолюцию ООН, воспротивилась военному вторжению в эту страну. Какова же сегодня стратегия Франции, если она есть? Этот вопрос встает тем более остро после прочтения статьи бывшего посла Франции в Иране Франсуа Никулло, напечатанной в Le Monde. Его мнение представляет большую ценность, учитывая, что перед своей отставкой в июле 2005 года он долгое время работал в Тегеране и, следовательно, хорошо знаком со всеми аспектами кризиса и истинными намерениями Франции. Автор предлагает прагматичный анализ ситуации в Иране. Он одобряет иранские планы по обогащению урана при условии, что речь пойдет лишь о пополнении энергетических ресурсов, а не о создании ядерного оружия, а также при условии того, что весь процесс будет проходить под контролем МАГАТЭ. Переходя к техническим комментариям, Франсуа Николо напоминает, что, хотя большинство ядерных технологий предусматривает двойное использование (т.е. одновременно и мирное и военное), в зависимости от цели они применяются по-разному. Этот факт хорошо известен такому эксперту, как Пьер Гольдшмидт, но почему-то он об этом не упомянул. По мнению г-на Никулло, Иран спокойно может производить обогащенный уран, тем более, что если Тегеран нарушит соглашение, у международной общественности будет достаточно времени, для того, чтобы принять все необходимые меры, прежде чем он действительно сможет создать ядерную бомбу. Милитаризация ядерной программы Ирана не сможет остаться незамеченной МАГАТЭ при условии жесткого контроля.

Этот анализ не нашел отклика в европейской прессе, предпочитающей предоставлять слово «экспертам», считающим, что иранская ядерная угроза неминуема.

Американские «ястребы» уже приняли жесткую позицию и задаются вопросом о сроках нападения на Иран. Руководитель этой части политиков Фрэнк Гэффни считает, что нападение на Иран неизбежно, и прилагает все усилия к демонизации Ирана, в частности, на страницах Washington Times. Тем не менее, трибуна, предоставленная еженедельником, является также прекрасной возможностью и для освещения других близких ему вопросов. Так, Гэффни утверждает, что Иран с помощью ядерного оружия может спровоцировать крупномасштабный электромагнетический удар по США и, таким образом, поставить Америку на колени. Поэтому необходим быстрый превентивный удар. К несчастью, американская армия экипирована немецким программным обеспечением техники. Из этого автор делает вывод, что Берлин может помешать Вашингтону напасть на Иран, и Герхард Шредер не преминет сделать это. Сложно понять, как Германия может помешать США сделать что бы то ни было, продав свое программное обеспечение, рассуждения автора слишком туманны. Однако будем снисходительны к неоконсервативному аналитику. В одной статье он решил высказаться о войне в Иране, защитить американские противоракеты, патриотические закупки вооружения и необходимость подчинить Германию. Такое изобилие тем не могло не повлиять на содержание приведенных аргументов.

Тем не менее, если «ястребы» уже планируют напасть на Иран, то война с Исламской республикой не будет легкой. Именно эту мысль пытается донести аналитик сирийской газеты Alquds Alarabi, Мохамед Ажлани (Mohamed Ajlani). Автор напоминает, что Иран занимает идеальное стратегическое положение и своими богатствами вызывает зависть многих стран. И все-таки Иран – грозный противник. В отношении иранской армии никогда не накладывалось эмбарго, и она пользуется народной поддержкой, ее не воспринимают в качестве армии правящего режима. Кроме того, Иран может призвать на помощь шиитов и заключить альянс с Китаем и Индией. А связавшись с таким противником, США могут потерпеть поражение. Впрочем, автор считает, что Вашингтон не готов к нападению.

Иран – не Ирак Саддама Хусейна. Эта страна пользуется гораздо большей международной поддержкой и проявляет гораздо большую ловкость, чем Ирак накануне завоевания. Осознавая свою силу, Тегеран организовать в Европе контрпропаганду. Если атлантисты кричат о ядерной угрозе и призывают к объединению «западного мира», то Иран, со своей стороны, призывает к объединению в борьбе с американской гегемонией. Москва поддерживает этот подход и приглашает Европу присоединиться к развитию иранской ядерной программы.

Посол Ирана в Лондоне Сеид Мохаммад Хоссейн Адели (Seyed Mohammad Hossein Adeli) в интервью газете The Guardian выражает сожаление в связи с отношением Евросоюза к иранскому ядерному досье и полным подчинением Европы Соединенным Штатам. По мнению дипломата, отношения между Ираном, Великобританией, Францией и Германией были дружескими до того, как Вашингтону удалось повлиять на европейскую позицию. Посол вновь выражает традиционную позицию своей страны: цели ядерной программы исключительно мирные, а необходимость энергетической диверсификации в Иране уже давно признана Западом. В доказательство он приводит результаты исследования ВР, утверждая, что к 2024 году Иран может стать импортером нефти. Это исследование было названо оптимистичным теми, кто считает, что Иран может начать импортировать нефть уже в 2015 году. Посол напоминает, что его страна имеет законное право на ядерную программу и призывает европейцев изменить свое мнение. Распространение этой статьи именно в этой газете неслучайно. Дело в том, что Guardian – британская газета, которая больше всех выступает против влияния США на внешнюю политику Великобритании. Статья вышла в тот момент, когда слухи о расколе в лейбористской партии по вопросу иранского досье появились в национальных СМИ.

В попытке сблизиться с европейцами Иран может рассчитывать на Россию и, в частности, на дипломатическую поддержку Владимира Путина. Сайт Iran.ru приводит основные отрывки из интервью российского президента каналу Fox News. Он поддерживает развитие иранской ядерной программы, одновременно твердо выступая против распространения ядерного оружия… не имея в виду конкретно Иран. Он выражает удовлетворение уровнем качества отношений как с Махмудом Ахмадинежадом (Mahmoud Ahmedinejad), так и с Европой и Америкой. Владимир Путин призывает, прежде всего, к уважению международного права и представляет свою страну гарантом уважения этих прав, призывая европейскую тройку занять такую же позицию.

На этом же сайте приведены слова Александра Румянцева, главы российского агентства по атомной энергии. Он идет еще дальше, утверждая, что европейцы должны присоединиться к союзу Москвы и Тегерана в области развития иранской ядерной программы. Впрочем, он выражает классическую дипломатическую позицию России: Иран имеет законное право обладать мирной ядерной программы, и нужно уважать это право, одновременно контролируя весь процесс.