Парламентские выборы в Германии, прошедшие 18 сентября 2005 года, не позволили определить явное большинство, после чего между политическими партиями начали совершаться различного рода сделки. Впрочем, окончательные результаты выборов еще неизвестны.

Красно-зеленая коалиция (СДПГ и Партия Зеленых), находящаяся у власти, потеряла свое абсолютное большинство, но их соперники в лице Христианско-демокартического Союза и Свободной демократической партии его также не получили. Появление новой левой партии сделало старые союзы устаревшими.

В то время как переговоры между партиями продолжаются, их руководители комментируют свои намерения в прессе, избегая при этом слишком откровенных заявлений, дабы не навредить процессу. Таким образом, в одном из интервью газете Tageszeitung, бывший федеральный министр по охране окружающей среды, экологистка Бербель Хехн (Bärbel Höhn) исключает возможность своего вхождения в правительство, где также будет находиться Ангела Меркель, не заявляя определенно о возможном вхождении Зеленых в правительство вместе с ХДС. Бербель Хехн считает, что программа Ангелы Меркель опасным образом сближается с государственной англо-саксонской моделью, которая, однако, показала свою несостоятельность после урагана Катрина, пронесшегося над Соединенными Штатами. Таким образом, создается впечатление, что она готова перейти в оппозицию и утверждает, что верит в быстрое возвращение к власти после следующих выборов.

Премьер-министр Нижней Саксонии, очень популярный консерватор Кристиан Вульф (Christian Wulff) полагает, что его партия победила на выборах, но что кампания СДПГ, имеющая цель напугать самую низкооплачиваемую прослойку населения программами ХДС, помешала его партии победить в чистом виде. Он подтверждает необходимость реформ, но считает, что они все еще являются чем-то пугающим. Он отрицает, что, поддерживая Ангелу Меркель, он преследует свои интересы.

Эти изменения в Германии отчетливо показывают, что дебаты между партиями правительства сосредоточены на вопросе о кардинальности предстоящих реформ и о допустимом уровне либерализма, который возможно ввести в «рейнскую социальную модель». Нет и речи о том, чтобы пересмотреть саму природу этих реформ. Принцип следования социально-экономической англо-саксонской системе, то есть интеграции в процесс глобализации, безоговорочно поддерживается германскими политическими элитами и средствами массовой информации, за исключением Партии левых, находящейся вне этого процесса и рассматриваемую в качестве крайне левой, даже несмотря на то, что его руководитель раньше возглавлял СДПГ. Это единодушие, скрывающееся за дебатами вокруг того, насколько быстро должны происходить перемены в стране, без сомнения, является главной причиной двойного поражения СДПГ и ХДС (эта партия, действительно являясь первой в Германии, потеряла 23 места в Бундестаге). В этих результатах прослеживается сходство с тем, что происходит во Франции, где все большей избирателей также отворачиваются от традиционных партий. В Германии, отклонение политических программ, предложенных крупными партиями, вылилось в успех либеральной партии (обязанной своим названием либерализму братьев Люмьер, а не «либерализму» Чикагской школы) и в особенности в успехе Партии Левых (Linkspartei) (союза, объединяющего бывшую коммунистическую партию Германии, разочарованных в СДПГ и аниглобалистов), которые получили великолепный результат и стали четвертой партией в Германии.

Один из ее руководителей Грегор Гизи (Gregor Gysi) радуется в газете Die Tageszeitungдостигнутому на выборах результату . Он расценивает его как желание немцев отклонить неолиберальную модель, которая стала доминировать в средствах массовой информации и политических партиях. Он призывает, таким образом, к укреплению союзов, сформировавшихся в ходе этих выборов, предвещая им светлое будущее.

В иностранных средствах массовой информации большинство аналитиков разглагольствуют по поводу неуправляемости германской власти и влияния этих результатов на «неизбежное» реформирование экономики Германии. А автор редакционной статьи в Figaro Александр Адлер (Alexandre Adler), например, даже видит в крупной коалиции между ХДС и СДПГ возможность ускорить реформы. Однако некоторые предпочитают рассматривать выборы в качестве еще одного доказательства отклонения европейским населением англо-саксонской модели.

В газете El Periodico, директор журнала Monde Diplomatique Игнасио Рамоне (Ignacio Ramonet) расценивает результаты Linkspartei в качестве крупного события политической жизни Германии. Он считает, что эта партия могла бы набрать еще больше голосов, если Ангела Меркель не запугала бы германских избирателей настолько сильно, что многие предпочли голосовать с пользой и простить измены Герхарда Шредера. Автор советует новой партии избегать крайностей в своих заявлениях в отношении социал-демократов, но в большей степени он рекомендует СДПГ вспомнить о том, что их спасло от пересмотра результатов голосования.

Если эти рассуждения правильные, а мы именно так думаем, эти выборы не только должны сравниваться с президентскими выборами во Франции, в которых также проиграли крупные партии, а также с референдумами во Франции и Нидерландах по Европейской конституции, ставшими доказательством отклонения псевдо-либеральной политики. Мы стали свидетелями настоящего бунта в Европе, отразившегося на результатах голосования.

Аналитик ливанской газеты Assafir Хасан Абу Хамед (Ghassan Abou Hamed) полагает, что немецкие крупные предприниматели захотят как можно быстрее разрешить политический кризис и подтолкнут страну к крупной коалиции. Так как Шредер и Меркель не смогут никогда договориться по этому вопросу, он предсказывает избрание безликого канцлера без четких позиций, способного установить компромисс между двумя крупными блоками и способного понравиться деловым кругам, что еще больше усугубит недоверие между ними. Он также удивлен иностранным вмешательством в выборы в Германии. Турция поддержала Шредера, Соединены Штаты – Меркель. Автор также мог добавить, что потерявшая свое большинство партия, а точнее потерявший большинство канцлер, был поддержан Россией, которая не берегла сил на эту поддержку.

Внешнеполитические проблемы не имели решающего значения на парламентских выборах в Германии. Однако, атлантистские круги радуются запрограммированному уходу Герхарда Шредера. Редакция газеты Washington Post несколько недель назад открыто пожелала ему поражения и, после выборов, выразила удовлетворение по поводу возможного ухода этого слишком независимого канцлера. Газета, тем не менее, сожалела, что это не привело к победе Ангелу Меркель, которая изо всех сил стремилась продемонстрировать свою подчиненность Вашингтону.

Израиль также приветствовал намерения госпожи Меркель. Перед выборами кандидатка от консервативной партии дала интервью деловому ежедневному изданиюHa’aretz, в котором она подтвердила свою поддержку политике Ариэля Шарона (Аriel Sharon). Она также считает, что борьба против антисемитизма является одним из ее приоритетов и для более эффективной борьбы с ним она обещает создать программы по молодежному обмену. При этом она путает израильтян и евреев, и, как следствие, антисемитизм и антисионизм. Кроме того, она осуждает действия представителей университетских кругов, желающих склонить Израиль к подписанию мирного договора посредством организации бойкота среди студентов. Неоконсерваторы также агитировали в пользу Ангелы Меркель. В своем интервью газете Figaro Директор проекта «Нового американского века» (Project for a New American Century) Гэри Шмит (Gary Schmitt) еще до выборов заявил о своей поддержке Ангеле Меркель в Германии и Николя Саркози (Nicolas Sarkozy) во Франции. Он также полагает, что именно союз с Соединенными Штатами может превратить Францию и Германию в движущую силу Европы и что мировое влияние Германии и Европейского Союза должно осуществляться через НАТО. Для «ястребов» Европейский Союз - дополнительная сила политики Вашингтона, поэтому желание Франции и Германии быть независимыми вызывает недовольство. В настоящее время союз Париж-Берлин-Москва-Пекин вот-вот потеряет одно свое звено в лице Германии, которая должна всецело попасть под американское влияние. Господин Шмит сводит связь Германии с Россией и Китаем, у которой не будет продолжения, лишь к прихоти Герхарда Шредера.

В том же ежедневном издании, но на сей раз уже после выборов, немецкие исследователи «Rand Corporation» Андреас Хотес (Andreas Hotes) и Кай Вегрих (Kai Wegrich) заявили, что результаты выборов не повлияют существенным образом на политическую обстановку в Германии. Даже если ХДС пожелала бы это сделать и выиграла бы эти выборы с большим перевесом, ей бы не удалось слишком сильно сблизиться с Соединенными Штатами. Дабы не потерять доверие своих избирателей, она заявляет, что Франция останется, как бы то ни было, привилегированным партнером Герамнии.