JPEG - 35.5 kb

Придя к власти, команда Буша-Чейни намеревалась совершить военное вторжение в Иран и захватить энергетические ресурсы страны. В справочном издании Проекта нового американского века ( Project for A New American Century ), Современные угрозы [1], детально излагалась совокупность доводов в пользу вторжения в Иран, чтобы « продать » эту войну спонсорам избирательной кампании, а затем и общественному мнению.

В начало работы было вынесено пять аргументов :
- Иран покровительствует международному терроризму.
- Иран поддерживает исламистов по всему миру.
- Иран выступает против мирного процесса и даже существования Израиля.
- Иран нарушает права человека, в частности в отношении бахаистов и евреев.
- Наконец, Иран пытается создать атомную бомбу.

Отметим, что три аргумента из вышеназванных уже не действуют.
- В американских мыльных операх случается, что продюсеры решают заменить актера для какой-нибудь роли. Голос за кадром объявляет : « Отныне роль актера Х будет играть актер Y ». Таким же образом Ливию, которую на протяжении многих лет в чем только не обвиняли, заменили на Иран, а потом и на невидимую Аль-Каиду. Так, в терактах против башен Хобар (Саудовская Аравия) сначала с уверенностью обвинили Иран, потом, в конце 2001 года, без малейшего объяснения было объявлено, что отныне роль виновного будет нести Аль-Каида.
- Об обвинении Ирана в тайном финансировании всех радикальных мусульманских движений в мире было забыто, когда возникло желание переложить эту ответственность на королевскую семью Саудовской Аравии и попытаться свергнуть наследного принца Абдаллу. Об этом также окончательно было забыто, когда кому-то опять вздумалось поссорить и настроить друг против друга суннитов и шиитов в Ираке.
- Наконец, обвинения Ирана в том, что он нарушает религиозные права бахаистов и евреев, продолжались недолго. Евреи действительно являются маргиналами в иранском обществе и подозреваются в сговоре с Израилем, но они имеют право исповедовать свою религию и участвовать в политической жизни страны. Что касается бахаистов, они на самом деле подвергаются дискриминации, а многие священные для них места были разрушены. К сожалению, эта нетерпимость впервые дала о себе знать задолго до Исламской революции.

Остаются лишь антисионизм и атомная угроза.

В своей Речи о положении страны в 2002 году президент Буш заявил о своих военных приоритетах, обвинив Иран, Ирак и Северную Корею в заключении секретного ядерного договора для уничтожения Соединенных Штатов Америки. Тогда-то появилось понятие « Ось зла », объединяющее в себе понятия « фашистская ось » 30-х гг. и Империю зла времен холодной войны.

Три года спустя никто уже не верит в то, что кто-то из этих государств заключил этот договор. С одной стороны, так как режимы Ирана и Ирака еще даже не пришли к миру между собой ; и, с другой стороны, не было найдено ни одного доказательства этого заговора.

Несмотря на то, что Вашингтону недостает аргументов и критических материалов, его аппетит, тем не менее, не уменьшается. После того, как американцы завладели транспортными артериями Афганистана и нефтяными запасами Ирака, американские стратеги хотят заполучить Иран. Подготовка пропагандистской кампании осуществлялась вокруг ядерной проблемы и слегка намекала на то, что Тегеран был виновен в провале Коалиции в Ираке.

Отталкиваясь от того, что современная ядерная техника имеет двойственную природу, то есть может одинаково быть использована как в мирных, так и военных целях, Соединенные Штаты обвиняют Иран в тайном создании бомбы. Многочисленные признаки существования бомбы, которые подверглись длительному изучению экспертов Международного Агентства по атомной энергии (МАГАТЭ)), могли бы в какой-то момент вызвать подозрения, но сегодня установлено, что все они были неправильно истолкованы. Как бы то ни было, для Вашингтона тот факт, что эксперты так ничего и не нашли, не является доказательством невиновности Ирана, поэтому по нему все же нужно нанести превентивный удар.

С другой стороны, не желая возиться с тонкостями Востока, неоконсерваторы смогли навязать упрощенную схему жизни иранского общества: паралич страны был вызван противоречиями между народом и « режимом мулл », могущество которого подорвано изнутри противостоянием между фанатиками и женоненавистниками в лице « консерваторов » и « прогрессистами », открытыми Западу и веяниям современности.

Таким образом, чтобы завладеть Ираном, необходимо укрепить оппозицию, которая должна использовать неудовлетворенность народа для свержения « зла » и присоединения страны к лагерю Добра. Используя теле- и радиопередачи и тратя миллионы долларов, Вашингтон не сомневался в исходе президентских выборов в июне 2005 года. Искусный политик аятолла Рафсанджани(Rafsanjani), должен был победить, может быть даже в первом туре. Западная пресса приветствовала эту возможность, за исключением израильтян, которые выступали против резкой смены власти.

Тем временем, как мы это отмечали на протяжении долгого времени, подобное видение ситуации основано на вымышленных фактах. Паралич государства был вызван не отторжением народом существующего режима, а трехпартийностью власти. В стране существовали не две политические силы, а три. Первая политическая сила, пропагандирующая социальную модель экономики и строгость в нравах, появилась еще во времена Исламской революции (это так называемые « консерваторы »). Вторая из них повернута к международному бизнесу и, таким образом, благосклонно относится к улучшению отношений с Вашингтоном (это « реформаторы »). Третья основана бывшими участниками боевых действий между Ираном и Ираком, по своей природе она социальна и националистична. Именно за эту третью силу проголосовало большинство избирателей для того, чтобы разбить эту трехпартийную систему. В отношении ядерной проблемы все три силы имеют единую позицию, несмотря на свои разногласия.

С тех пор, как Главный Вдохновитель Революции заявил много лет тому назад о несовместимости атомной бомбы с исламом, возможность разработки крупных секретных военных программ в Иране кажется смутной. Это не мешает Тегерану быть подозрительным, пока его враждебно настроенный сосед Израиль не стал безъядерным. Экономическое развитие страны предполагает необходимость выработки ядерной энергии, а так как иранцы очень гордятся самими собой и своими учеными, они не станут подвергать свое будущее опасности.

Избрание Махмуда Ахмадинеджада(Mahmoud Ahmadinejad) президентом Исламской республики стало « сюрпризом » для тех, кто ошибался на этот счет. Воспользовавшись « заторможенностью » западной прессы и ослаблением антииранского движения, Израиль запустил в прессе кампанию против новоизбранного. Не заслуживающие доверия свидетели обвинили Ахмадинеджада в том, что он участвовал в захвате заложников в посольстве США, пытал граждан и даже убил курдского диссидента в Вене. После этого такие организации, как AIPAC(Комитет по американо-израильским общественным связям – прим. перев.), охарактеризовали его как патологического женоненавистника, являющегося марионеткой в руках « крепких парней » из правительства. Доказательством тому стало строительство по приказу Ахмадинеджада, находившегося в то время на посту мэра столицы, отдельного парка для женщин, куда вход мужчинам был воспрещен. Этот ничтожный аргумент впоследствии привел к тому, что его оскорбительно стали называть « исламским популистом ». Газета Le Figaro, например, обвинила нового президента в том, что он подкупил столичных избирателей, развив в Тегеране социальные службы.

Между тем, тот факт, что все эти аргументы отвергались один за другим на протяжении четырех лет, не имеет значения, так как они, сменяя друг друга, заставляли Иран всегда быть в чем-то виноватым. Как никак лучше в данной ситуации подходит пословица « не бывает дыма без огня », наводящая на мысль, что Тегеран, скорее всего, все-таки должен быть в чем-то виноватым. Тем временем, иранская власть не стояла на месте : она вновь укрепила отношения с Россией, контролирующей гражданскую ядерную промышленность страны и поставляющей ей стратегические ракеты, в то время как иранские инженеры строят в России порт на Каспийском море. Иран вступил в экономический союз с Китаем для того, чтобы обезопасить себя от возможности экономических санкций со стороны США и Европейского Союза. Наконец, Иран напросился в Ирак для осуществления контроля над частью правительства, созданного Коалицией.

Главные действующие лица в настоящее время участвуют в гонке. Во-первых, кабинет Дика Чейни ( Dick Cheney ) поручил генералу Ральфу Эберхарту ( Ralph Ed. Eberhart ) проработку возможных планов ядерных атак в отношении Ирана. Во-вторых, Пентагон распространил среди своих союзников глобальный политический, экономический и военный план против страны. В-третьих, МИ-6 и ЦРУ финансируют сепаратистские движения, основанные в Лондоне, и группу террористов – « моджахедов из народа » - в Вашингтоне. Иранцы, со своей стороны, делают все возможное, чтобы Коалиция после нападения привела себя к саморазрушению, устранив существенный элемент мирового нефтяного рынка. По сути, сегодня война маловероятна, так как она станет гибельной для нападающих, хотя иногда великие империи из-за своего высокомерия все же нападали на жертву, которая оказывалась для них не по зубам.

[1] Present Dangers, Crisis and Opportunity in American Foreign and Defense Policy, является коллективным трудом, написанным под руководством Роберта Кагана (Robert Kagan) и Уильяма Кристола (William Kristol) (Encounter Books, 2000). Название работы отсылает к Комитету по современным угрозам, который в свое время воодушевлял США на холодную войну.