JPEG - 21.5 kb
Capture par les forces britanniques d’un maquisard du Parti Communiste Malais.

После окончания Второй мировой войны разрушенная Великобритания для восстановления экономики использовала ресурсы своих колоний, но, в связи с освободительными движениями в странах Третьего мира и коммунистическим давлением, она была вынуждена отказаться от своей империи. Как до этого Палестина, Малайзия находилась в состоянии партизанской войны, поэтому на первый план вышла работа разведслужб. Речь шла уже не о войне с коммунизмом, а о кампании по подавлению восстания, цель которой – сохранить монополию в областях, представляющих интерес для Великобритании, в частности в сфере добычи каучука и олова. Эта кампания увенчается успехом в 1960 году, после разгрома партизан методами, которые позже Франция применит в Алжире, а США – во Вьетнаме, что позволило Великобритании продолжить использование малайских ресурсов с выгодой для себя, одновременно предоставив этой стране независимость.

В период между двумя мировыми войнами британским службам безопасности удалось внедриться в большинство коммунистических партий Юго-восточной Азии, а также разместить в Малайзии своего агента вьетнамского происхождения по имени Лай Тэк (Lai Tek). Эта разведывательная сеть работала столь эффективно, что британцам удается захватить Хо Ши Мина и в течение некоторого времени держать его в гонконгской тюрьме. Очень быстро Лай Тэк становится генеральным секретарем малайской коммунистической партии, вынужденной скрываться в джунглях во время японского завоевания в 1941 году, чтобы оттуда вести партизанскую войну против оккупантов при поддержке Отдела спецопераций английской разведки (Special Operations Executive (SOE)) и адмирала Луиса Маунтбаттена, главнокомандующего союзными войсками в Юго-Восточной Азии.

Когда в 1945 году после четырехлетней оккупации японцев изгнали из Малайзии, и британский суверенитет был восстановлен, Лай Тэк продолжил навязывать партии умеренную линию. Mаунтбаттен позволяет победоносным партизанским отрядам торжественно пройтись по улицам Сингапура и награждает орденами партизанских руководителей, среди которых был и Чин Пенг(Chin Peng), позднее сыгравший важную роль в антиколониальной борьбе. Однако уже в этот момент компартия начинает ускользать из-под британского контроля. Ее наиболее молодые и опасные члены, так же, как и закаленные в боях активисты, организовали склады оружия в джунглях, предвидя тот момент, когда британские колонизаторы перестанут быть объективным союзником в борьбе с японскими захватчиками, и вновь превратятся в противников. Таким образом, демобилизация партизан, по большей части, терпит неудачу.

Период с 1945 по 1947 год отмечен возникновением профсоюзных движений, инициированных компартией, главные лидеры которых арестовываются малайской службой безопасности, возглавляемой полковником Джоном Даллэем. Этот человек быстро становится гораздо более снисходительным, преуменьшая значение движения и считая его основных организаторов обычными «отдельными бандитами». А в марте 1947 года британские спецслужбы теряют своего шпиона Лай Тэка: партийные товарищи обнаружили, что он работал на … японцев. Тройной агент сбегает вместе с партийной кассой, после чего его ликвидируют в Бангкоке.

Истинные мотивы подавления восстания

Последние исследования показали, что британские руководители того времени, а позже и историографы преувеличивали роль международных коммунистических организаций в подъеме малайского восстания [1]. На самом же деле, определяющую роль в развитии ситуации сыграли внутренние факторы и события. В 1948 года Британская корона выбралась из финансовых затруднений путем продажи Соединенным Штатам малайской продукции. В частности США импортировали 727 000 тонн каучука, из которых 371 000 тонн – малайского происхождения, и 158 000 тонн олова, из которых только 3000 тонн были вывезены не из Малайзии. Для Америки малайский импорт был более ценен, чем все поставки британской метрополии. В Лондоне отдавали себе отчет, что потеря Малайзии привела бы к катастрофическим экономическим последствиям и что лучше пожертвовать Мьянмой и Индией, -колониями более престижными, но гораздо менее полезными. В обращении к Совету министров (а не к Парламенту) министр колоний Англии Артур Крич-Джонс объяснил, что Малайзия - «наиважнейший источник долларов в колониальной империи, и сложности в области малайского экспорта значительно ухудшают соотношение доллара и стерлинга.» [2]

Хотя победа коммунистов в Китае в 1949 году, безусловно, воодушевила малайскую компартию и заставила удвоить свои усилия, ни теория заговора, согласно которой СССР приказал малайцам взяться за оружие во время конференции в Калькутте в феврале 1948 года, ни заявления о прямом воздействии китайских коммунистов, не подтверждены документально. Напротив, 1948 год был отмечен продвижением Великобританией федеральной конституции, в которой права малайского большинства были привилегированны в ущерб правам китайского меньшинства, составлявшего 45% населения Малайзии. Так, китайским малайцам было отказано в гражданстве. Одновременно в стране умножилось количество забастовок и, как следствие, активизировались репрессии. Были запрещены профсоюзы, их руководители – арестованы, а левая пресса постоянно преследовалась. 16 июня 1949 года, после убийства трех европейских управляющих плантаций членами диверсионной группы малайской компартии, колониальные власти ввели «чрезвычайное положение». Помимо требований коммуникации британские власти выбрали термин «чрезвычайное положение» из экономических соображений: ущерб, причиненный инфраструктуре производства каучука и олова, покрывался лондонскими страховыми компаниями только в случае «бунта и гражданских беспорядков в чрезвычайной ситуации» [3]. Это также позволило обойти Женевские конвенции, касающиеся военных преступлений…

Опробование репрессивной модели

17 июля компартия Малайзии и также несколько сопутствующих ей организаций были запрещены, а более тысячи партийных активистов – арестованы. В начале восстания партизаны преимущественно выходцы из китайского населения, а также из «скваттеров», работающих на шахтах по добыче олова и на плантациях, насчитывают в своих рядах около 7 000 человек. Верховный комиссар Великобритании в Малайе Джеральд Темплер твердо заявил: «коммунистическое ядро состоит из вооруженных фанатиков; оно должно быть и будет уничтожено.» [4].

Колониальная полиция обратилась к американскому консулу в Куала-Лумпур с просьбой предоставить оружие, но получила отказ. Британцам пришлось собственными силами выходить из ситуации, вложив значительные суммы в операцию по подавлению подпольного движения: в октябре 1950 года им удалось мобилизовать 21 пехотный полк, два танковых полка и два десантно-диверсионных отряда, собрав в своих рядах около 50 000 человек. Кроме того, британские власти прибегли к массированным и часто неточным воздушным ударам. Известно, например, что в 1956 году один из лагерей партизан три раза подвергся бомбардировкам, во время которых было сброшено более 300 тонн бомб, после чего руководитель операции объявил о ее успешном завершении и смерти «4 террористов» [5]. Британские войска также использовали предшественницу современной осколочной бомбы, бомбардирующие частицы которой рассеивались по площади, эквивалентной размеру футбольного поля, сея ужас среди гражданского населения, на свою беду оказавшегося на месте удара. В ответ партизаны предпринимают тайные, но от этого не менее кровавые рейды. Британские солдаты, охваченные паранойей, свойственной всем войнам низкой интенсивности, совершают настоящие массовые убийства, в рамках соревнования между войсковыми подразделениями, вызванного публикацией данных об уроне, нанесенном врагу.

Следуя традиции, сохранившейся до наших дней [6], британцы нанимают эскадроны SAS(Парашютно-десантные части особого назначения) из Родезии, в которой правит расистский режим.

В декабре 1948 года в местечке под названием Батанг Кали (Batang Kali) британские войска уничтожили 24 китайца, после чего подожгли деревню. Первоначально правительство заявило, что жители деревни были партизанами, потом, - что они пытались скрыться, что впоследствии не подтвердится. В 1970 году расследование Скотланд Ярда в отношении этого массового убийства было прекращено по приказу правительства Хиса, после чего не предпринималось никаких действий, чтобы пролить свет на эту историю [7].

Столкнувшись с невозможностью перевоза тел солдат, убитых в джунглях, с целью их идентификации, колониальные войска часто просто-напросто привозили одни их головы, тем более что в британский контингент входили отрады даяков с Борнео – известных охотников за головами. В 1952 году общественность была возмущена фотографией морского десантника с головами двух повстанцев в руках. В разговоре с глазу на глаз представители министерства колоний цинично отмечали: «нет никакого сомнения, что, согласно международному праву, подобное происшествие в военное время было бы расценено как военное преступление» [8].

JPEG - 19.9 kb
Le Haut Commissaire britannique en Malaisie, Gerald Templer.

Именно во время этой войны родилась военная доктрина «стратегических поселков», - так она будет называться позже в Алжире и Вьетнаме. Ее суть состоит в переселении населения, предоставляющего врагу информацию и еду, с целью лишить его материально-технической базы и заставить выйти из джунглей. Сюда также входит наложение коллективного наказания на деревни, чьи жители подозреваются в помощи подпольщикам, введение в этих деревнях комендантского часа, незаконное лишение свободы и использование «голодных» методов путем уменьшения их рисового пайка. Первоначальный план под названием «Plan Briggs» предусматривал переселение порядка 500 тысяч жителей отдаленных деревень, в большинстве своем китайцев, в новые деревни, окруженные колючей проволокой и находящиеся под строгим наблюдением. Этот план принес свои плоды в 1951 году, существенно ослабив повстанческие силы.

Кроме того, в первые восемь лет «чрезвычайного положения» британские войска посадили в тюрьму 34 000 человек.

Военные действия по подавлению восстания в Малайзии положили начало практике дефолиации (намеренное уничтожение листвы химическими средствами – прим.перев.) с целью заставить голодать противника, очистить обочины дорог и потенциальные места засад, что приводит к ужасным последствиям для здоровья: это подтверждается документальными данными в случае Вьетнама. Что касается Малайзии, то и сегодня доступно крайне малое количество документов, но известно, например, что с июня по октябрь 1952 года была произведена дефолиация территории в 1250 гектаров [9].

Еще одной инновацией, на этот раз в лексической области, стало то, что в 1952 году, согласно приказу министра обороны Великобритании, запрещалось называть повстанцев «бандитами», так как это слово ассоциировалось у населения с японскими оккупантами. Отныне нужно было говорить «коммунистические террористы». Значительные силы, использованные Великобританией в этой войне под официальным предлогом борьбы с коммунизмом, в конечном итоге привели к подавлению партизанского движения. Компартия Малайзии, вынужденная Планом Бриггса предпринимать отчаянные наступления, все чаще и чаще терпела поражение, а ее члены десятками попадали в руки британцев. Впервые компартия выдвинула предложение о прекращении военных действий в 1955 году, но эта попытка не удалась, так как ей было отказано в предоставлении официального статуса и полной амнистии. При помощи бывших членов партии, отвернувшихся от своих товарищей, а также самолетов, оборудованных громкоговорителями, британским спецслужбам удалось деморализовать остатки повстанческих сил, рассеянных в джунглях.

Независимость

О независимости Малайзии было объявлено 31 августа 1957 года, но «чрезвычайное положение» в стране было сохранено до 1960 года. В результате достигнутого консенсуса британцы передали власть Джаафару Абдул Рахману (Jaafar Abdul Rahman), посвятившему себя сохранению целостности страны и лечению ран, нанесенных колонизацией, второй мировой войной и подавлением восстания. Небольшая группа повстанцев продолжила борьбу: Чин Пенг в течение нескольких десятилетий оставался в джунглях на севере Малайзии, но уделом компартии стала маргинальная роль в стране. После получения независимости 85% дохода страны по-прежнему приходилось на экспорт олова и каучука, а около 70% полученной прибыли уходило за границу, в основном, в Великобританию. 70% внешней торговли и 75% плантаций по-прежнему находились в руках европейцев. В 1972 году 80% добычи минералов, 62% фабричного производства и 58% строительного сектора контролировались европейскими компаниями, главным образом, британскими. Для Лондона, несмотря на предоставление колонии независимости, война была выиграна.

[1] См., например, Malaya, 1948: Britain’s "Asian Cold War " ?, Phillip Deery, International Center for Advanced Studies, avril 2002.

[2] PRO CAB 129/28, CP(48) 171, Cabinet memorandum, 1 июля 1948.

[3] Цит. по:Malaya, 1948 : Britain’s "Asian Cold War " ?, Op.Cit.

[4] Web of Deceit : Britain’s real role in the world, Mark Curtis, Vintage, 2003.

[5] Цит.произ.

[6] См. наши статьи «Les morts de l’ombre en Irak» et «Irak : l’armée de Sa Majesté aussi emploie des " contractants civils "»

[7] Web of Deceit : Britain’s real role in the world, цит.произ.

[8] T. Terrom à J. Higham, 30 апреля 1952, PRO, CO 1022/45/SEA 10/162/02., цитируется в: Web of Deceit : Britain’s real role in the world, Op.Cit.

[9] В центре Ирака редкая растительность, поэтому американцам не понадобилось использовать дефолианты, при помощи бульдозеров они просто вырвали из земли все пальмовые рощи вокруг крупных городов.