Я перестал считать обвинения, выдвигаемые против Al-Jazeera, и попытки извести наш канал, предпринимаемые с 1996 года. По слухам, мы последовательно были инструментом Моссада, ЦРУ, бен Ладена и Саддама Хусейна. Нам удалось одновременно подвергнуться критике Заркави и Рамсфелда. Мы знаем, что некоторые из этих слухов распространяются арабскими спецслужбами, стремящимися лишить канал арабских телезрителей.

Вплоть до 2001 года канал нравился Западу вообще и США в частности, так как мы распространяли в арабском мире несходную точку зрения. Враждебность арабских режимов воспринималась как доказательство нашего профессионализма и нашей объективности. Но после 11 сентября Al Jazeera была в авангарде информации в Афганистане, потом в Ираке. Однако на этот раз представление другой точки зрения не пришлось по вкусу международным лидерам.

Ирак стал переломным моментом. В этом конфликте погибло 74 представителя СМИ - журналисты, члены технической команды, переводчики. Двое из них работали на Аль Джазиру. На нас оказывали давление, нас обвиняли в подстрекании к насилию. Наши бюро в Кабуле и Багдаде подверглись бомбардировкам. Оба раза нам сказали, что произошла ошибка, но никаких расследований этих ошибок не проводилось, а сегодня мы узнаем, что рассматривался вариант бомбардировки нашего представительства в Катаре.

Я потребовал объяснений, я не получил от британских властей ответа. Мы хотим знать правду об этом плане, о заключении в испанскую тюрьму Тайсира Аллоуни и заточении Сами Аль-Хаджа в Гуантанамо. Мы хотим знать правду о смерти Тарика Айуба в Ираке.

Источник
The Guardian (Великобритания)

« Why did you want to bomb me, Mr Bush and Mr Blair? », Wadah Khanfar, The Guardian, 1 декабря 2005.