На прошлой неделе немецкий политолог Якоб Зингер, состоявший советником при канцлере Шмидте, отвечал на вопросы студентов факультета журналистики университета Беркли в эфире радиостанции Pacifica Free Radio. Во время этой беседы он подвел итоги впечатлению, оставленному европейским турне Кондолизы Райс: « Дружественная страна похитила одного из ваших граждан [Халед эль-Масри] в то время, как он находился в отпуске, лишила его всех законных прав, в течение года пытала в одной из секретных тюрем и в конце концов отпустила его на парковке в Албании, сказав «сожалею, мы ошиблись в имени; возвращайся к себе и помалкивай, если не хочешь неприятностей». И в этой ситуации правительство господина Масри, которое должно защищать своих граждан, защищать их права, гарантированные конституцией, ничуть не взволновано. А когда эта дружественная страна признает (уже солгав до этого), что это правда, вы не задаете ей вопросов. Вы довольствуетесь туманными извинениями и обещанием, что такого больше не повторится? А когда дружественная страна отказывается пускать на свою территорию господина Масри, перекрывая ему доступ к правосудию трибуналов? А когда пресса обнаруживает, что ваши собственные спецслужбы предали эль-Масри произволу и пыткам? Вы закрываете глаза, чтобы не ссориться с Большим Братом. И это происходит в Европе, всегда готовой преподать уроки цивилизации и прав человека. ». Автор делает вывод, что сегодня Соединенные Штаты насмехаются над правами человека, а Европа принимает враждебную позу, чтобы удовлетворить не полностью подчиненное общественное мнение: « Если в 2003 году мы еще могли поверить в существование оси справедливости и прав человека в Европе, сегодня мы видим, что ничего подобного нет. Мы карлики, и мы это знаем, но мы не хотим этого признать ». Крайне консервативный журналист газеты Wall Street Journal, Пол Жиго наилучшим образом иллюстрирует американскую наглость в вопросе пыток, ожесточенно критикуя «инфантильное и лицемерное» отношение Европы. По его мнению, Европа делает вид, что верит в «немыслимые истории», придуманные СМИ, в основном антиамериканской направленности (напомним, однако, что этот скандал разразился после опубликования статьи в Washington Post), об американской манере обращения с террористами. Прибегая к обобщениям, Wall Street Journal вновь возвращается к дебатам об 11 сентября, утверждая, что люди, с которыми плохо обращаются, - кучка ужасных террористов, а их пытка оправдана стремлением предупредить новые теракты. Кроме того, используемые методы являются не только «относительно мягкими», но и применяются при полной осведомленности европейских правительств. Следовательно, любая критика действий США в области борьбы с терроризмом является ни чем иным, как антиамериканской демагогией. Соединенные Штаты не нуждаются в Европе, но Европа рискует попасть в трудное положение в тот день, когда она, как обычно, попросит «янки» избавить ее от новой фашистской угрозы. В этом заявлении отражается оригинальный миф американской внешней политики (США являются защитником свободного мира), который позволяет отметать любую критику и оправдывать любые бесчинства.

И этот прием работает! Во время своего визита в Германию Кондолизе Райс пришлось столкнуться с крайне незначительным количеством замечаний со стороны Ангелы Меркель. Не было сказано ни слова в защиту немецкого гражданина Халеда эль-Масри, невинного человека, которого похитили и пытали за «грязное имя» и который даже не может въехать на территорию США, чтобы добиться справедливости в суде. Назим Макит, немецкий депутат курдского происхождения, выразил свое возмущение этой ситуацией в эфире радиостанции Berliner Kanal: « Неужели на деле Масри поставлен крест, потому что мы не хотим причинять неудобства нашему большому американскому брату? Или это происходит, потому что мы считаем, что он со своим арабским именем не является истинным немцем? В любом случае, мы мобилизуем гораздо большие силы, когда речь идет о других немецких заложниках с вполне немецкими именами, захваченных в Ираке, например ». Но остальные немецкие левые хранят молчание, смущенные тем, что бывший канцлер Шредер (который был переизбран в 2003 году благодаря тому, что выступил против войны в Ираке) и его министр иностранных дел Йошка Фишер, бывший крайне-левый активист, более двух лет были в курсе секретных полетов ЦРУ. Они не только не воспротивились этому, но и заставили немецкие спецслужбы принять участие в допросах. Что касается встречи министров иностранных дел стран-членов НАТО, которая могла бы превратиться в суд над деятельностью ЦРУ, то там Кондолиза Райс добилась удивительного дипломатического успеха. В корне пресекая все дискуссии (Франция хранила молчание), члены НАТО заявили, что «удовлетворены полученными объяснениями». Если Кондолиза Райс говорит, что США не пытают людей, уважают международное право, и отныне американские солдаты должны будут воздерживаться от использования «грубых» методов допроса, значит и не надо копать глубже. А факты, противоречащие этим словам, не имеют значения. Как объяснил министр иностранных дел Германии Вальтер Штайнмайер, «мы не хотели прослыть ограниченными антиамериканцами».

К сожалению, это отношение оправдывает позицию леворадикальной экстремистки Сабины Мейнхофф, которая так охарактеризовала Германию и США: « не стоит вести диалог с обезьянами, нужно идти напрямую к хозяину зверинца ». Однако бывший госсекретарь в министерстве иностранных дел Великобритании лейборист Крис Маллин напоминает на страницах газеты The Independent, что, по крайней мере после «антиповстанческой» борьбы во Вьетнаме (и даже гораздо раньше, как видно из изучения истории Латинской Америки), не произошло ничего нового в причастности ЦРУ к пыткам и необъяснимым исчезновениям. Новым обстоятельством является то, что после 11 сентября была выстроена сеть секретных тюрем, американский Гулаг, в которых исчезали люди, лишенные гарантий американского правосудия или международного права. Доказательством тому, что эти тюрьмы считаются «постыдными» в глазах западных правительств, является тот факт, что, в связи с европейским возмущением, тайные арестанты были переправлены в более «понятливые» страны.

Это дело было воспринято арабской и ближневосточной прессой не как еще одно доказательство двуличности Соединенных Штатов в области прав человека (арабские журналисты больше не ожидают ничего другого от Вашингтона), а как печальное доказательство европейского повиновения.

Иранский журналист Мохаммед Али Саки возобновляет полемику, напоминая на страницах Tehran Times множество признанных случаев нарушения прав человека, констатированных безупречными международными инстанциями. Молчание Европы перед лицом этих фактов ставит под сомнение статус защитника прав человека и демократии, которым кичится Европейский Союз. Конечно, иранский ответ не лишен стратегических задних мыслей, так как европейская кампания по иранскому ядерному досье часто обращается к вопросу прав человека и демократии, чтобы оказать давление на Тегеран. Поэтому иранцы с удовольствием предприняли ответный удар, указав на противоречия в действиях тех, кто дает им уроки.

В целом, в арабской прессе двуличность и даже трусость европейцев была воспринята с разочарованием. В связи с наглостью и бесчинствами Соединенных Штатов в последние годы, в частности, как напоминает Якоб Зингер, последовавшими за многочисленными манифестациями против войны в Ираке, был создан миф о Европе как «противовесе» имперским поползновениям неоконсерваторов. Отсутствие надлежащей реакции на нарушение прав человека на своей собственной территории ставит этот миф под большое сомнение. Согласно мнению кувейтского интеллектуала и депутата Ахмеда Юссефа Аль Дайижа, изложенному на страницах газеты Al Watan, это дело является ярким примером двойного языка политиков. В то время как Запад не перестает призывать к соблюдению прав человека и позволяет себе судить страны, которые, по его мнению, эти права нарушают, он одновременно беспрекословно подчиняется американской администрации, которая официально признает пытки и пренебрежение правами человека. Доверие не только к США, но и к Западу, преподающему уроки демократии, серьезно подорвано. Ливанский писатель Хазем Сагхиех, который, однако, поддержал США в обеих иракских войнах, придерживается такого же мнения на страницах общеарабской англоязычной газеты Dar Al-Hayat. Он сожалеет, что Европа и Америка, когда-то бывшие пионерами в области прав человека, ежедневно опровергают этот образ с появлением все новых скандалов о репрессиях, совершаемых Соединенными Штатами при участии Европы.

Но нужно надеяться, что это разочарование ускорит разоблачение мифа о «добродетельной» Европе и «цивилизованном» Западе, который является фундаментальной составляющей войны цивилизаций и морального оправдания колониальных авантюр. В несколько патетической манере верховный комиссар ООН по правам человека Луиза Арбур, добивающаяся поста первого секретаря – заместителя Кофи Аннана, напоминает на страницах International Herald Tribune, что абсолютный запрет пыток является краеугольным камнем международной системы защиты прав человека. Борьба с терроризмом не может служить оправданием нарушению этого запрета. Поэтому Арбур призывает все правительства принять меры для того, чтобы не только осудить пытки, но и запретить перевозку заключенных в страны, где пытка применяется, а также запретить использовать информацию, полученную под пытками. Помимо слабости подобного призыва в такой тяжелой ситуации, возникает вопрос, каковы шансы у подобных мер быть принятыми в Совете безопасности, состоящем из пяти членов…каждый из которых, по данным организаций Amnesty International и HRW, в той или иной степени применяет пытки.