Сеть Вольтер

Чили, Боливия… левые-«достойные уважения» против левых-«популистов»

Победа на выборах в Боливии Эво Моралеса снова поставила Латинскую Америку в центр внимания СМИ, долгое время не интересовавшихся этим регионом. Слишком часто сравниваемые с выборами в Чили социалистки Мишель Башеле, боливийские выборы совершенно справедливо рассматриваются масс медиа как символ изменения политической жизни континента. В проамериканских кругах обеспокоились этой тенденцией и одновременно продолжают превозносить политиков-«реалистов», которых поддерживают последние сторонники Америки.

| Париж (Франция)
+

Победа на выборах в Боливии Эво Моралеса снова поставила Латинскую Америку в центр внимания СМИ, долгое время не интересовавшихся этим регионом. Слишком часто сравниваемые с выборами в Чили социалистки Мишель Башеле, боливийские выборы совершенно справедливо рассматриваются масс медиа как символ изменения политической жизни континента.

Как вы видели в нашем выпуске от 9 января, испанские СМИ консервативного толка отреагировали на избрание Эво Моралеса публикацией аналитических материалов, колеблющихся от легкого волнения до предосторожности. В основном мнение уважаемых экспертов заключалось в том, что эти выборы несут в себе риск для «демократии» (классическое обвинение консервативных кругов в адрес прихода к власти прогрессистов), но все-таки возможно удержать страну, помешав ей значительно отклониться от политики, которая велась раньше.

Отреагировав позже своих коллег, испанская левоцентристская ежедневная газета El Pais щедро посвящает свою рубрику «мнения» теме политической переориентации Латинской Америки, публикуя мнения, очень схожие с теми, которые провозглашались правительством Хосе Луиса Сапатеро. Касательно избрания Эво Моралеса газета публикует две точки зрения, в целом поддерживающие цели, провозглашенные президентом Боливии, и ограничивающие значение «революционного характера» его политики.

Бывший председатель-социалист испанского правительства Фелипе Гонсалес, напротив, отрицает революционный характер изменений в Боливии. Для него, речь идет только об обычной смене в политике, которая не ставит под сомнение существующую модель, но пытается бороться с институциональными препятствиями и социальным неравенством. Он превозносит достоинства институциональной и экономической программы Эво Моралеса и предсказывает ему хорошее будущее. Единственное, что его беспокоит, это то, что недостаток единства и согласия нации мешает развитию страны.

Глава Генерального секретариата ибероамериканского сотрудничества уругваец Энрике Иглесиас разделяет эту точку зрения. Для него, политические потрясения в Латинской Америке являются всего лишь продолжением процесса эмансипации, начавшегося в конце Холодной войны, когда государства этого региона поняли, что способны урегулировать свои проблемы без помощи США. Сегодня процесс демократизации латиноамериканских режимов и реакция на ошибки экономических политик, проводившихся в 80-е годы, приводят к власти новых лидеров, желающих освободиться от США и сблизиться с Европой.

Являясь представителем Испании в Венесуэле, посол Рауль Мородо продвигает образ Венесуэлы в Испании, а не наоборот. Таким образом, он утверждает в El Pais, ежедневной газете, близкой к Испанской социалистической партии, что боливарский режим является формой демократического популизма, предоставляющего слово слоям населения, традиционно исключенным из политического представительства, что позволяет ему продвигаться в социальном плане, оставаясь при этом правовым государством. Он смягчает немного свое заявление, утверждая, что для того, чтобы такая модель была полностью достигнута, понадобится прийти к национальному согласию. Однако посол не стесняется возводить эту систему в ранг возможной модели развития для всего субконтинента Латинской Америки. В сущности, расхваливая президента Чавеса, посол оправдывает новое направление международной политики Испании при правительстве Хосе Луиса Сапатеро. В самом деле, предыдущее правительство консерватора Хосе-Мария Азнара поддержало попытку государственного переворота против президента Венесуэлы Уго Чавеса [1] и призвало Европейский союз выбрать агрессивную политику в отношениях с Кубой.

Латиноамериканские политические деятели, близкие к Вашингтону, неодобрительно смотрят на политические потрясения в государствах региона. Однако среди «левых» правительств, недавно пришедших к власти, они различают левых-«достойных уважения», подчиненных доктрине США, и левых-«популистов», возглавляемых страшным Уго Чавесом, на котором лежат все проблемы. International Herald Tribune, отделение New York Times, публикует свое мнение.

Бывший министр иностранных дел Мексики Хорхе Кастанеда не перестает хвалить правительства левых-«достойных уважения», исходя из геостратегической точки зрения, то есть подчиненной интересам США. Он утверждает, что именно они могут развивать свои страны. Зато он клеймит Венесуэлу – воплощение лево-«популистской» традиции. Тем не менее, он говорит, что хорошее управление ситуацией США и Бразилией может исправить естественную склонность Эво Моралеса ко второй тенденции; вывод, уже сформулированный аналитиком из Перу Альваро Варгасом Ллоса в номере той же ежедневной газеты от 28 декабря 2005 года.

Бывший сотрудник ООН, являющийся сегодня членом венесуэльской оппозиции Энрике Хорст продолжает, со своей стороны, атаки масс медиа против Уго Чавеса Фриаса, которого он уже обвинял, вопреки мнениям международных наблюдателей, в подтасовке результатов референдума по вопросу прекращения его полномочий. И этот автор утверждает, что существуют два типа левых в Латинской Америке: добродетельные левые, как, например, Лула или правительство Рикардо Лагоса в Чили, затем Мишель Башеле, и антидемократические левые силы, воплощением которых, совершенно очевидно, выступает Уго Чавес. Можно констатировать, что проамериканские круги не рассматривают Мишель Башеле в качестве противника. Но это не помешало огромному числу европейских газет увидеть в ее избрании подтверждение потрясений в Латинской Америке. Однако Башеле была просто кандидатом от уходящей партии, проводившей нео-либеральную экономическую политику и безупречно поддерживавшую администрацию Буша в переговорах, касающихся континента.

Под предлогом того, что Мишель Башеле – женщина, мейнстримные западные СМИ придумали разрыв, который она, как предполагается, собой воплощает. Давая объяснение, они абсурдно отдали приоритет биологическому различию между ней и ее наставником Рикардо Лагосом и пренебрегли идеологической преемственностью. Продвижение «социалистки» Мишель Башеле оказалось особенно важным для французских левоцентристских газет. Ведь выборы в Чили прошли одновременно с интенсивной PR-кампанией кандидата в представительницы левых сил Франции, фаворитки СМИ – социалистки Сеголен Руаяль, кратко принявшей участие в кампании нового президента Чили.

Бывший вице-президент Никарагуа, писатель Серхио Рамирес хвалит в колумбийской ежедневной газете El Tiempo прагматизм Мишель Башеле. Он подкрепляет свое утверждение тем, что ей удалось достичь согласия с чилийскими военными, когда ее приветствовали в качестве нового президента в Министерстве обороны. Короче говоря, в тот момент, когда все с восторгом ждут изменений, которые она должна с собой принести, Серхио Рамирес приветствует консерватизм, который ей удалось проявить в отношении чилийских военных, которых еще немало у власти.

На другом конце политической арены американский журналист The Nation и бывший член пресс-службы Сальвадора Альенде, Марк Купер выражает намного больше сомнений. В Los Angeles Times он призывает видеть в Мишель Башеле символ, который представляет собой избрание незамужней матери с агностическими взглядами в качестве главы страны, не менявшей нравы с 1973 года. И все-таки, кажется, что большего ждать от этих выборов не стоит. Автор напоминает, что социальное неравенство в Чили, как следствие дикого капитализма, осуществленного хунтой генерала Пиночета, никогда не расценивалось как зло чилийскими «социалистами», и он высказывает опасения, что Мишель Бушеле не изменит этой линии. Он просит Бушеле, не особо в это веря, провести пенсионную реформу и реформу медицинского страхования, снизить военные кредиты и предать суду Аугусто Пиночета.

В стране, которая остается глубоко истерзанной преступлениями диктатуры, правые псевдо-либералы и левые социальные демократы все еще ищут национального консенсуса на основе наименьшего общего знаменателя. Например, это можно видеть в совпадении взглядов в области экономики. Расходятся же два лагеря в вопросах демократии: с одной стороны, псевдо-либеральные правые одновременно стыдятся и испытывают ностальгию по эпохе Пиночета, с другой стороны, левые социальные демократы готовы на многие уступки, чтобы снова не испытывать те мучения, которые они претерпели. Также помимо политической преемственности, которая в данном контексте возникает при любом избранном правительстве, глубокий смысл голосования чилийцев состоит в другом. Он заключается в желании сделать еще один шаг к примирению народа таким способом, который соблюдал бы требования справедливости.

Как бы то ни было, даже если программа президента Чили не является переломной, потрясения в Латинской Америке – реальный факт, который волнует сторонников доктрины Монро в Соединенных Штатах. В Washington Times Сюзен Сигал и Эрик Фарнсворт из Совета Северной и Южной Америк и Americas Society взывают к срочному инвестированию в латиноамериканский континент. Эти два автора считают, что Вашингтон не должен ограничиваться продвижением своих торговых интересов, но американская элита должна осознать решительную важность Юга континента.

[1] см. « Révélations sur les pays qui ont soutenu le putsch anti-Chavez », Voltaire, 3 декабря 2004.

Данная статья находится под лицензией Creative Commons

Вы можете свободно пользоваться стятьями Réseau Voltaire в некоммерческих целях, при условии, что источник цитируется и что содержание не меняется. (лицензия CC BY-NC-ND).

Поддержать Сеть Вольтер

Вы пользуетесь настоящим сайтом, где вы можете найти качественные анализы, которые помогают вам создать ваше собственное мироззрение. Для того, чтобы мы могли продолжить эту работу, нам нужа ваша поддержка.
Помогите нам вашим пожертвованием

Как участвовать в Сеть Вольтер ?

Все деятели сети – добровольцы.
- Профессиональные переводчики : Вы можете участвовать в переводе статей.