JPEG - 33.7 kb

Заседание открывается в 10 ч. 10 м. Утверждение повестки дня

Повестка дня утверждается. Положение на Ближнем Востоке

Председатель (говорит по-английски): На осно¬вании правила 37 временных правил процедуры Совета я приглашаю принять участие в этом засе¬дании представителей Ливана, Сирийской Араб¬ской Республики и Турции.

На основании правила 39 временных правил процедуры Совета я приглашаю принять участие в этом заседании следующих участников: заме¬стителя Генерального секретаря по гуманитарным вопросам и Координатора чрезвычайной помо¬щи баронессу Валери Амос; Верховного комисса¬ра Организации Объединенных Наций по делам беженцев г-на Антонью Гутерриша; Специального представителя Генерального секретаря по вопро¬су о сексуальном насилии в условиях конфликта г-жу Зайнаб Бангуру и Специального представи¬теля Генерального секретаря по вопросу о детях и вооруженных конфликтах г-жу Лейлу Зерруги.

От имени Совета я приветствую г-на Антонью Гутерриша, который принимает участие в сегод¬няшнем заседании в режиме видеоконференции, находясь в Женеве.

Совет Безопасности приступает к рассмотре¬нию пункта повестки дня.

Я предоставляю слово баронессе Валери Амос.

Г-жа Амос (говорит по-английски): Сложившая в Сирии ситуация — это гуманитарная катастрофа, в условиях которой простые люди расплачиваются за неспособность прекратить конфликт. Стороны в конфликте все больше впадают в риторику и погру¬жаются в реальность войны, нисколько не заботясь о ее воздействии на жизнь людей. А этот орган не может прийти к консенсусу, который необходим для поддержки политического урегулирования кризиса.

Разрушение важнейших объектов инфраструк¬туры, включая школы и больницы, девальвация национальной валюты, рост цен на продоволь¬ствие, нехватка топлива, электроэнергии и воды негативно сказываются на большинстве сирийцев. Потребности быстро растут и являются особенно острыми в зоне конфликта и в районах, находящих¬ся под контролем оппозиции. Согласно последним данным, 6,8 млн. человека нуждаются в помощи, 4,25 млн. человек оказались внутренне перемещен¬ными лицами, а еще 1,3 млн. человек ищут убежища в соседних странах. Экономический крах привел к последующему развалу механизмов выживания. По мере резкого роста потребностей увеличиваются и трудности, которые ограничивают наши возможно¬сти более активного гуманитарного реагирования.

Таким образом, перед всеми нами, собравши¬мися за этим столом, встает вопрос: когда недо-статочные усилия становятся неадекватными и когда эти неадекватные усилия становятся частью проблемы?

Основные города Сирии разрушены в резуль¬тате конфликта. Города Дейр-эз-Зор, Хама, Хомс и Идлиб лежат в руинах. Участники межучрежденческой акции Организации Объеди¬ненных Наций по доставке грузов, которые на про¬шлой неделе пересекли на грузовиках линию фрон¬та в Алеппо, стали свидетелями страшных раз¬рушений в этом городе. Во многих районах горо¬да нет питьевой воды, так как нет электричества. Повсюду груды мусора, что вызывает опасения по поводу возможного распространения различных заболеваний с наступлением летней жары. Растет озабоченность по поводу возможной вспышки диа¬реи, а может быть даже и холеры, если не удастся срочно восстановить обеспечение самых элемен¬тарных услуг. Участники акции посетили больницу в Алеппо, где, согласно сообщениям, находится на лечении более 3500 раненых. В больнице нет запа¬сов крови, и врачи делают операции порой без нар¬коза или даже без хирургической нити. Больница и ее персонал регулярно подвергаются нападениям в ходе боевых действий.

Однако наши описания и близко не могут пере¬дать Совету всю реальную картину ужасов, кото-рые происходят там каждый день. Мы слышали рассказы очевидцев о сожженных домах, в которых находились семьи, о людях, которые подвергаются бомбардировкам и погибают в очередях за куском хлеба. Такова сегодня реальность Сирии.

В числе тех, кто страдает больше всех, дети. Уже пострадало более 3 миллионов детей, вклю¬чая 2 миллиона, которые стали перемещенными Заседание открывается в 10 ч. 10 м. Утверждение повестки дня

Повестка дня утверждается. Положение на Ближнем Востоке

Председатель (говорит по-английски): На осно¬вании правила 37 временных правил процедуры Совета я приглашаю принять участие в этом засе¬дании представителей Ливана, Сирийской Араб¬ской Республики и Турции.

На основании правила 39 временных правил процедуры Совета я приглашаю принять участие в этом заседании следующих участников: заме¬стителя Генерального секретаря по гуманитарным вопросам и Координатора чрезвычайной помо¬щи баронессу Валери Амос; Верховного комисса¬ра Организации Объединенных Наций по делам беженцев г-на Антонью Гутерриша; Специального представителя Генерального секретаря по вопро¬су о сексуальном насилии в условиях конфликта г-жу Зайнаб Бангуру и Специального представи¬теля Генерального секретаря по вопросу о детях и вооруженных конфликтах г-жу Лейлу Зерруги.

От имени Совета я приветствую г-на Антонью Гутерриша, который принимает участие в сегод¬няшнем заседании в режиме видеоконференции, находясь в Женеве.

Совет Безопасности приступает к рассмотре¬нию пункта повестки дня. Я предоставляю слово баронессе Валери Амос.

Г-жа Амос (говорит по-английски): Сложившая в Сирии ситуация — это гуманитарная катастрофа, в условиях которой простые люди расплачиваются за неспособность прекратить конфликт. Стороны в конфликте все больше впадают в риторику и погру¬жаются в реальность войны, нисколько не заботясь о ее воздействии на жизнь людей. А этот орган не может прийти к консенсусу, который необходим для поддержки политического урегулирования кризиса.

Разрушение важнейших объектов инфраструк¬туры, включая школы и больницы, девальвация национальной валюты, рост цен на продоволь¬ствие, нехватка топлива, электроэнергии и воды негативно сказываются на большинстве сирийцев. Потребности быстро растут и являются особенно острыми в зоне конфликта и в районах, находящих¬ся под контролем оппозиции. Согласно последним данным, 6,8 млн. человека нуждаются в помощи, 4,25 млн. человек оказались внутренне перемещен¬ными лицами, а еще 1,3 млн. человек ищут убежища в соседних странах. Экономический крах привел к последующему развалу механизмов выживания. По мере резкого роста потребностей увеличиваются и трудности, которые ограничивают наши возможно¬сти более активного гуманитарного реагирования.

Таким образом, перед всеми нами, собравши¬мися за этим столом, встает вопрос: когда недо-статочные усилия становятся неадекватными и когда эти неадекватные усилия становятся частью проблемы?

Основные города Сирии разрушены в резуль¬тате конфликта. Города Дейр-эз-Зор, Хама, Хомс и Идлиб лежат в руинах. Участники межучрежденческой акции Организации Объеди¬ненных Наций по доставке грузов, которые на про¬шлой неделе пересекли на грузовиках линию фрон¬та в Алеппо, стали свидетелями страшных раз¬рушений в этом городе. Во многих районах горо¬да нет питьевой воды, так как нет электричества. Повсюду груды мусора, что вызывает опасения по поводу возможного распространения различных заболеваний с наступлением летней жары. Растет озабоченность по поводу возможной вспышки диа¬реи, а может быть даже и холеры, если не удастся срочно восстановить обеспечение самых элемен¬тарных услуг. Участники акции посетили больницу в Алеппо, где, согласно сообщениям, находится на лечении более 3500 раненых. В больнице нет запа¬сов крови, и врачи делают операции порой без нар¬коза или даже без хирургической нити. Больница и ее персонал регулярно подвергаются нападениям в ходе боевых действий.

Однако наши описания и близко не могут пере¬дать Совету всю реальную картину ужасов, кото-рые происходят там каждый день. Мы слышали рассказы очевидцев о сожженных домах, в которых находились семьи, о людях, которые подвергаются бомбардировкам и погибают в очередях за куском хлеба. Такова сегодня реальность Сирии.

В числе тех, кто страдает больше всех, дети. Уже пострадало более 3 миллионов детей, вклю¬чая 2 миллиона, которые стали перемещенными лицами. Детей убивают, подвергают пыткам и сек¬суальному насилию. Многие из них недоедают. Миллионы получают психологические травмы, становясь свидетелями этих ужасов. Жестокий кон¬фликт разрушает не только настоящее Сирии, но и ее будущее.

Верховный комиссар по делам беженцев рас¬скажет членам Совета о положении более 1,3 мил¬лиона сирийских беженцев в соседних странах. Я разделяю его озабоченность по поводу усиливаю¬щегося воздействия кризиса, связанного с беженца¬ми, на соседние страны, в частности на Ливан, Иор¬данию и Турцию. Нам необходимо срочно активи¬зировать поддержку этих стран и предоставить им необходимую помощь, с тем чтобы они не закрыва¬ли свои границы.

За прошедший год я побывала в Сирии четыре раза. В последний раз это было в январе, и я докла¬дывала Совету о тех областях, в которых наши отношения с сирийским правительством улучши¬лись. К ним следует отнести согласие правитель¬ства предоставить гуманитарным учреждениям Организации Объединенных Наций и нашим пар¬тнерам доступ во все районы Сирии и упорядочить оперативные административные процедуры для содействия обеспечению эффективного гуманитар¬ного реагирования.

К сожалению, я вынуждена сообщить Совету, что со времени моего посещения в январе бюрокра¬тические препоны усилились и ограничивают наши возможности для действий. До сих пор не выдана 21 виза, причем в отношении многих из них эта процедура тянется уже более двух месяцев. Для доставки любых грузов требуется уведомление за 72 часа, и для того чтобы получить санкцию на одну-единственную автоколонну, пришлось обме¬няться десятью вербальными нотами. Утверж¬денный список неправительственных организа¬ций (НПО) в последнее время сократился с 110 до 29 наименований. В этом году были дополнительно утверждены лишь четыре международных НПО, а из-за бюрократических препон только одна из них сейчас действует.

Разрешение на открытие центров Организа¬ции Объединенных Наций в шести крупнейших городах было выдано более года назад, однако на практике такие центры были открыты лишь совсем недавно всего в двух городах, правда, имеется обязательство продолжить обсуждение относи¬тельно еще двух центров. Несмотря на то что НПО имеют разрешение на получение финансирования от Организации Объединенных Наций, каждый проект подробно рассматривается в министерстве иностранных дел, вследствие чего проекты, наме¬ченные еще в феврале для финансирования по линии фонда реагирования на чрезвычайные ситу¬ации — фонда чрезвычайного реагирования, — все еще ожидают окончательного утверждения в мини¬стерстве иностранных дел.

До сих пор не выдано разрешение на импорт 22 бронированных транспортных средств, которые так необходимы для обеспечения безопасности пер¬сонала. В течение последних суток нам сообщили о том, что на каждый грузовик требуется разрешение за подписью двух министров на их проезд через контрольно-пропускные пункты, находящиеся в руках правительственных сил. Думаю, что, если я скажу членам Совета о том, что на пути из Дамаска в Алеппо автоколонна с грузами должна пересечь 50 контрольно-пропускных пунктов, половина из которых находится под контролем правительства, члены Совета поймут, что это нереально. Мы так работать не можем.

Продолжающийся конфликт и увеличение чис¬ла вооруженных групп привели к тому, что ситуа-ция в Сирии стала весьма непредсказуемой и небез¬опасной, что ставит под угрозу работу организа¬ций, занимающихся оказанием помощи.

В последние два месяца трудности в плане доступа к самым нуждающимся в помощи возрос¬ли. Наглядным примером этого является Хомс. В феврале — марте правительство закрыло связан-ные с пересечением линии противостояния опе¬рации Сирийского общества Арабского Красного Полумесяца, и в результате 276 000 людей оказа¬лись напрочь лишенными столь остро необходи¬мой им помощи. Такие же ограничения введены в Риф-Дамаске, Алеппо, Даръе и других местах. Все эти населенные пункты были охвачены операци¬ями Организации Объединенных Наций, но из-за ограничения доступа к ним масштабы оказываемой помощи далеко не соответствуют потребностям.

По поводу Алеппо следует отметить, что, вопреки большим ожиданиям, потоки помощи, проходящие через границу с Турцией, в последние два месяца существенно сократились. На главном Я могу также доложить о том, что со времени моего последнего брифинга Совету в области финан¬сирования произошли некоторые положительные подвижки. Мы уже получили примерно половину из 1,5 млрд. долл. США, которые необходимы для покрытия сирийских гуманитарных потребностей вплоть до июня месяца. На этот уровень финанси¬рования мы вышли благодаря принятому в янва¬ре решению правительства Кувейта выделить нам 300 млн. долл. США, которые эмир Кувейта своев¬ременно выплатил, за что мы ему искренне призна¬тельны. Я прошу государства-члены, которые еще не внесли объявленные ими на конференции взно¬сы, сделать это в срочном порядке.

Переоценить всю серьезность ситуации, ныне сложившейся в Сирии, трудно. Я не смогла дать ответ сирийцам, которые, беседуя со мной, спраши¬вали, почему весь мир бросил их на произвол судь¬бы. Гуманитарная ситуация на местах с каждым днем становится все более трагичной, а введенные на местах ограничения, к сожалению, вынуждают нас прекратить некоторые исключительно важные гуманитарные операции.

Мы приближаемся сейчас к критической точ¬ке. Поэтому членам международного сообщества, особенно членам Совета, следует в срочном поряд¬ке всем вместе мобилизовать усилия в поддержку сирийского народа. Совету Безопасности нужно безотлагательно найти пути снижения уровня наси¬лия и пути прекращения кровопролития. Сторонам в конфликте необходимо напоминать об их обя¬занности защищать гражданских лиц и соблюдать международное гуманитарное право. Все должны четко представлять последствия нарушения этих норм. Нам нужно обеспечить постоянную защиту медицинских учреждений, персонала и пациентов, в частности. Стороны непременно должны деми¬литаризовать больницы и при проведении боевых действий принимать все меры предосторожности, с тем чтобы не наносить удары по медицинским объ¬ектам или персоналу.

Совету также следует потребовать, чтобы стороны обеспечили гуманитарным организаци¬ям безопасный и беспрепятственный доступ к нуждающимся в помощи во всех районах Сирии. Нападения на гуманитарных работников, оказыва¬ющих сирийцам помощь, недопустимы. Если неко¬торые маршруты небезопасны, стороны обязаны определить альтернативные пути, в том числе про¬ходящие через международные границы.

Мы обращаем наши взоры на Совет и просим его гарантировать мир и безопасность всему насе-лению нашего мира. С этим призывом я обращаюсь не только от имени сирийского народа, но и от име¬ни всех, кто пытается ему помочь. Мы теряем сей¬час надежду. Мы не можем выполнять нашу работу надлежащим образом. Мы просим Совет принять все необходимые меры для прекращения этого кро¬вопролитного конфликта.

Председатель (говорит по-английски): Я благо¬дарю г-жу Амос за сделанный ею брифинг.

Сейчас я предоставляю слово г-ну Гутерришу.

Г-н Гутерриш (говорит по-английски): Прежде всего я хотел бы поблагодарить Совет Безопасности за предоставленную мне возможность выступить по вопросу о критическом положении сирийских беженцев.

Возвращаясь к тому, что было сказано мною в феврале в моем последнем выступлении, мне нуж¬но было бы ограничить сегодняшнее выступление 10 секундами. Все, что я сказал в февральском выступлении, сохраняет свою актуальность, только ситуация стала намного хуже. Если на политиче¬ском уровне не произойдет никаких радикальных подвижек, в последующие месяцы положение дел станет намного более серьезным.

В декабре поток сирийцев, покидающих свою страну, составлял порядка 3000 человек в день. В январе эта цифра выросла до 5000 человек. С фев¬раля месяца сирийскую границу ежедневно пере¬секают 8000 человек. Таким образом, со времени моего последнего брифинга, то есть за семь недель, добавилось 400 000 новых беженцев.

По состоянию на вчерашний день, на Ближнем Востоке и в Северной Африке, если считать только зарегистрированных беженцев, или людей, ожида¬ющих регистрации, насчитывается 1 367 413 сирий¬ских беженцев. С учетом внутренне перемещенных лиц покинуть свои дома была вынуждена четверть всего населения Сирии. Положение палестинских беженцев остается таким же плачевным, как я уже в последний раз говорил.

Однако эти впечатляющие цифры мало что говорят о чудовищных страданиях народа, постепенном развале государства и физическом уничтожении страны. Давайте будем до конца откровенными: гума¬нитарного решения сирийскому кризису нет. В этой связи весьма печально, что мы не видим даже кро¬шечного прогресса на пути к политическому уре¬гулированию. Поэтому мы как сотрудники гума¬нитарных организаций вынуждены разрабатывать планы на случай непредвиденного сценария. Вме¬сте с нашими 60 организациями-партнерами и при¬нимающими государствами Управление Верховно¬го комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев в настоящее время готовит пятый вариант нашего регионального плана реа¬гирования для оказания помощи постоянно расту¬щему числу беженцев. Координатор чрезвычайной помощи Валери Амос руководит аналогичными усилиями по обновлению плана оказания гумани¬тарной помощи на территории Сирии. Этот процесс все еще продолжается, однако цифры, являющиеся результатом предварительно¬го планирования, ужасают. Если ничего не изме¬нится, то при нынешних темпах к концу этого года может быть до 3,5 миллиона сирийских беженцев и, вполне вероятно, до 6,5 миллиона человек, нуж¬дающихся в гуманитарной помощи, внутри страны. Эта ситуация не просто пугает; она грозит превра¬титься просто в неконтролируемую. Невозможно адекватно реагировать на те гигантские гуманитар¬ные потребности, которые отражают эти цифры, и трудно представить себе, как страна вообще может выдержать такие страдания. Я знаю, что как Верховному комиссару по делам беженцев мне следует ограничить свое выступле¬ние сферой действия моего мандата. Однако как гражданин мира я не могу не задать вопрос: неу¬жели нет никакого способа прекратить эти боевые действия, чтобы открыть путь для политического решения? Но пока мы продолжаем ждать чуда, мы обязаны сделать все возможное для защиты всех тех сирийцев, которые ищут безопасности за грани¬цей, главным образом в Иордании, Ливане, Турции и Ираке, для оказания им помощи и соблюдения их достоинства. Для этого всем соответствующим гуманитар¬ным субъектам необходимо предоставить такой уровень финансовой поддержки, который выходит за рамки утвержденных бюджетов традиционных доноров по оказанию гуманитарной помощи. Вме¬сте с моими коллегами из ЮНИСЕФ, Всемирной продовольственной программы и Управления по координации гуманитарных вопросов я призвал правительства и парламенты учредить чрезвычай¬ные механизмы финансирования для преодоления кризиса в Сирии. Я также чрезвычайно признателен за недавний щедрый взнос правительства Кувейта в бюджет многосторонних учреждений, занимаю¬щихся оказанием помощи, и надеюсь, что другие страны последуют этому примеру. Мы не можем бросить в беде сирийский народ. Сирийский народ, который всегда исключительно радушно принимал беженцев из Палестины и Ирака и всегда делился с ними своими ресурсами, сейчас сам нуждается в нашей поддержке. Проблемы Сирии — это нечто гораздо боль¬шее, чем просто гуманитарный кризис. В сво¬ем последнем выступлении в Совете я говорил о реальной опасности распространения конфликта на весь регион и о перерастании ситуации в настоя¬щее политическое и гуманитарное бедствие и ката¬строфу в плане безопасности таких масштабов, что международное сообщество просто не сможет с ними справиться. Первый шаг, необходимой для того, чтобы избежать такой эскалации, это массовая поддержка со стороны международного сообщества, особенно двух стран, которые сильнее всех затронуты кон¬фликтом в Сирии и вызванным им потоком бежен¬цев: Иордании и Ливана. Все соседние с Сирией страны нуждаются в международной солидарности, и не следует забы-вать, что Турция, в частности, выделяет крупные финансовые средства в размере более 750 млн. долл. США только в качестве прямой помощи более 300 000 сирийских беженцев. Однако Иордании и Ливану — а каждая из этих стран принимает при¬мерно треть зарегистрированных в регионе бежен¬цев — необходимо предоставить особенно значи¬тельную поддержку. Что касается Ливана, то сирийской кризис стал угрозой для самого существования этой страны. Ее население выросло более чем на 10 процентов, если считать только зарегистрированных сирийских беженцев. Большинство из них находятся в бедней¬ших районах страны. С учетом незарегистрирован¬ных беженцев и сирийских трудящихся-мигрантов, по некоторым оценкам, сирийцы могут составлять до четверти населения Ливана.

Беженцы проживают в местных семьях и раз¬бросаны почти по 1200 городам и деревням. Неко¬торые ливанские семьи приютили у себя в доме более 25 сирийцев. Политическая мудрость руко¬водства Ливана пока позволяет удерживать стра¬ну от втягивания в сирийский конфликт. Однако инциденты в области безопасности вдоль границы представляют серьезную проблему для Ливана. Несмотря на тяжелые экономические последствия из-за внутренних беспорядков в соседнем государ¬стве, Ливан уже много месяцев не получает ника¬кой прямой международной поддержки. Необходи¬мо срочно изменить такое положение. Междуна¬родная солидарность должна быть соразмерна тем огромным усилиям, которые прилагает эта страна для активного реагирования на сирийский кризис и преодоления его огромных последствий для ливан¬ской экономики и непростого социально-политиче¬ского равновесия сил.

Иордания также испытывает колоссальное напряжение в результате конфликта в соседнем государстве. Экономика Иордании, полностью зависящая от импорта энергии, а также испытыва-ющая нехватку водных ресурсов, сталкивалась с трудностями и до волнений в Сирии. Однако после 2011 года ситуация становится все более неустой¬чивой. Как и в Ливане, сирийский кризис привел здесь к значительному сокращению поступлений от торговли, туризма и иностранных инвестиций, что усугубляется очень большим притоком беженцев.

Экономические показатели Иордании вызы¬вают обеспокоенность с учетом высокого уровня дефицита государственного бюджета и внешне¬торгового баланса, и стране приходится идти на меры жесткой экономии. Я призываю междуна¬родное сообщество оказать массовую финансовую поддержку, которая требуется Иордании, при том понимании, что корректировка ее экономики требу¬ет достаточной гибкости, чтобы не допустить тако¬го уровня социальной напряженности, который мог бы поставить под угрозу стабильность страны.

По опыту моей страны я знаю, что такое меры жесткой экономии и какое воздействие они оказы-вают на общество. Но в Иордании региональный контекст гораздо более нестабилен, чем в Южной Европе, и социальные и политические риски несрав¬ненно выше.

Помощь соседним с Сирией государствам в преодолении гуманитарных последствий этого ужасного конфликта имеет решающее значение для сохранения стабильности всего региона. Это не просто еще один кризис с беженцами; то, что про¬исходит в Сирии и в соседних странах, потенциаль¬но имеет гораздо более широкие, даже глобальные последствия. Держа свои границы открытыми изо дня в день для тысяч беженцев, Иордания, Ливан, Турция и другие страны оказывают огромную под¬держку международному сообществу. Не оказать этим странам необходимую поддержку, для того чтобы они продолжали предоставлять убежище многочисленным страдающим сирийцам, значило бы не просто бросить на произвол судьбы целый народ и весь регион. Это значило бы, что мир игно¬рирует свои собственные интересы.

Председатель (говорит по-английски): Я благо¬дарю г-на Гутерриша за его брифинг.

Я предоставляю слово г-же Бангуре.

Г-жа Бангура (говорит по-английски): Г-н Пред¬седатель, я благодарю Вас за предоставленную возможность выступить в Совете Безопасности и за Вашу постоянную и неизменную поддержку в решении проблемы сексуального насилия в услови¬ях конфликта.

Сегодня я здесь для того, чтобы обратиться к Совету от имени жертв сексуального насилия в Сирии. Эти жертвы подверглись изнасилованиям, пыткам и унижениям. Они являются внутренне перемещенными лицами или живут на положении беженцев. Они не имеют права голоса и не отраже¬ны в статистических данных. По нашим оценкам, имеются сотни пострадавших, но это может быть лишь верхушка айсберга.

Женщины и девочки, перемещенные в резуль¬тате конфликта, называют сексуальное насилие, включая изнасилование, в качестве одной из глав¬ных причин, по которым они покинули свои дома и свою страну. Мы слышим о девочках, которых насиловали в присутствии их отцов, женах, кото¬рых насиловали на глазах у их мужей. Мы знаем, что как правительственные силы, так и силы оппо¬зиции похищают женщин и девочек для получения разведывательных данных, а порой используют их как метод убеждения, чтобы добиться освобожде¬ния заключенных. Конфликт становится все более межрелигиозными, а нарушения приобретают все более военный характер, в стране присутствуют иностранные боевики, в том числе связанные с исламистскими группами, которые присоединяют¬ся к вооруженным оппозиционным группировкам, и все это повышает уязвимость гражданского насе¬ления и вероятность использования изнасилований в качестве орудия мести.

Ранее в этом году, в феврале, я провела брифинг Совета Безопасности и обратила его внимание на случаи сексуального насилия, о которых говори¬лось в докладе международной комиссии по рас¬следованию событий в Сирии. Комиссия отмети¬ла многочисленные случаи сексуального насилия, совершенные правительственными силами и отря¬дами «шаббиха», включая использование сексуаль¬ного насилия в местах содержания под стражей, а также нападения на членов семей бойцов оппози¬ции и изнасилования женщин и девочек в ходе обы-сков домов и на контрольно-пропускных пунктах, что можно квалифицировать как преступления против человечности и военные преступления.

В марте комиссия сообщила, что эта широко распространенная практика сексуального наси-лия продолжается. В качестве показательного примера можно привести случай, когда от 25 до 60 женщин были принудительно высажены из авто¬буса и задержаны правительственными силами, причем имеются многочисленные свидетельства о том, что женщины подвергались сексуальным надругательствам.

Отвратительна также и систематическая прак¬тика сексуального насилия в местах заключения, проводимая в рамках организованной политики в отношении женщин, мужчин и даже детей. Во вре¬мя допроса угрозе изнасилования был подвергнут 14-летний мальчик, а 14-летняя девочка, мать кото¬рой имела связи с оппозицией, была похищена на улице четырьмя мужчинами, двое из которых были в военной форме. Эта девочка находилась в плену в течение нескольких дней. Во время допроса ее подвергали избиениям электропроводом, делали ей инъекции и тушили сигареты на ее груди. Ее на про¬должительные сроки лишали еды и воды, и затем четверо мужчин ее изнасиловали. После освобож¬дения девочку вывезли из страны. С тех пор она три раза пыталась покончить жизнь самоубийством.

В чем заключаются преступления этих детей? Мальчик мог бы быть нашим сыном; девочка могла бы быть нашей дочерью. Известно, что война может быть жестокой, но вести войну, истязая тела жен¬щин и детей, — унижая и наказывая их и вызывая у них абсолютный ужас, — этого допускать нельзя никогда.

В ответ на брифинг, проведенный мною для Совета Безопасности в феврале, сирийское прави-тельство в адресованном мне письме поделилось со мной подробностями некоторых случаев похище¬ний людей, сексуального насилия, пыток и других грубых нарушения прав человека, совершаемых и проводимых бойцами оппозиции, а также информа¬цией об арестах сирийскими силами безопасности некоторых из этих преступников. Международная федерация прав человека взяла интервью у сирий¬ского мужчины, ставшего свидетелем похищения элементами Свободной сирийской армии молодой девушки. Эта девушка была изнасилована и затем убита. Ее тело было оставлено перед ее домом, а вина за содеянное была якобы свалена на Сирий¬скую армию. Я строго и настоятельно призываю руководство Свободной сирийской армии и других вооруженных групп прекратить подобного рода преступления, направить всем командующим вниз по командным цепочкам четкие директивы отно¬сительно предотвращения сексуального насилия и привлечения к ответственности тех, кто совершает такие преступления, отдает соответствующие при¬казы или попустительствует им.

Я также настоятельно и самым категоричным, насколько это возможно, образом призываю пре-зидента Асада обеспечивать гуманное обращение со всеми арестованными правительством лицами, согласно международному праву в области прав человека и гуманитарному праву. Я вновь обра¬щаюсь к сирийским властям с призывом провести расследование всех пока еще не подтвержденных сообщений о сексуальном насилии и привлечь к ответственности абсолютно каждого преступника.

Только что упомянутым мною преступникам известно, что мир следит за развитием событий. Им известно, что международное сообщество привле¬чет виновных в таких подлых актах к ответствен¬ности. Они могут дезинформировать, и они могут лгать, но мой посыл им ясен: отправление правосу¬дия может задержаться, но отказано пострадавшим в нем не будет. Мы будем преследовать их любыми и всеми средствами, мы отыщем их и в один пре¬красный день отдадим их под суд.

Ужасающей истиной является то, что сексуаль¬ное насилие калечит пострадавших не только физи¬чески, но и в психологическом и в социальном пла¬не, причем с глубокими и долгосрочными послед¬ствиями. Стигматизация пострадавших приводит к тому, что сообщается о таких преступлениях редко. Жертвы оказываются под угрозой подвергнуться «убийству чести» членами их собственных семей или насильственной выдаче замуж за их насильни¬ков. Пострадавшие считают, что лучше быть уби¬тыми, чем изнасилованными. Фактически, многие пытаются совершать самоубийства.

Работая над тем, чтобы положить конец кон¬фликтам, мы не должны забывать о своих обя-занностях перед пострадавшими от сексуального насилия. Им нужна поддержка в восстановлении их нормальной жизни наряду с доступом к неотлож¬ной медицинской помощи, в том числе к услугам по предотвращению беременности, ВИЧ и других венерических инфекций, равно как и к юридиче¬ской помощи и к социальной поддержке. Организа¬ция Объединенных Наций и являющиеся ее партне¬рами неправительственные организации налажива¬ют в некоторых соседних странах оказание таких услуг и создают там механизмы, обеспечивающие направление к специалистам и координацию между ними, но нужна более активная поддержка и требу¬ется больше целевых финансовых средств. Одним из приоритетов является создание в пограничных районах медицинских центров для лечения полу¬ченных во время войны ран, в том числе в резуль¬тате сексуального насилия. Настоятельно необхо¬димо также обеспечивать пострадавшим незатруд¬ненный доступ к таким услугам в самой Сирии.

Как мы только что услышали от двух моих кол¬лег, ежедневно из Сирии в соседние страны бегут тысячи людей в поисках безопасности и защиты, но они остаются уязвимыми. В различных лагерях беженцев возникла трагическая тенденция при¬нудительно выдавать замуж молодых сирийских девочек, когда их семьи пытаются облегчить бремя иждивенцев, лежащее на их истощающихся ресур¬сах. Тем не менее я с некоторым воодушевлени¬ем отмечаю, что из одного из лагерей в Иордании поступило, как минимум, одно сообщение, указы¬вающее на то, что семьи отвергают предложения о замужестве, поступающие от посторонних людей, и в силу нестабильной обстановки предпочитают откладывать выдачу своих девочек замуж. Нарас¬тает также число пока не подтвержденных сообще¬ний о торговле молодыми женщинами и девушка-ми, в то время как сохраняется острый недостаток услуг в области медицинского и психологического консультирования.

В Сирии также есть и такие, кого меньше вид¬но и слышно, но кто уязвим в не меньшей степени, а именно сирийцы, перемещенные из родных мест внутри своей страны, многие из которых, как мы только что услышали от моей коллеги г-жи Амос, по-прежнему недоступны ни для международной помощи, ни для внимания средств массовой инфор¬мации. Что нам известно о нарушениях прав чело¬века, совершаемых в отношении внутренне переме¬щенных женщин и детей? Какие меры можем мы принять для предотвращения сексуального наси¬лия в их отношении и в ответ на него? Как я недавно сама стала свидетелем в Сомали, опасная по характеру обстановка в лагерях и посе¬лениях внутренне перемещенных лиц, присутствие в таких лагерях и в их окрестностях вооруженных людей и тот факт, что население таких лагерей состоит в основном из одиноких женщин, семей, находящихся на содержании женщин, и вдов, озна¬чают, что они являются легкой мишенью для сек¬суального насилия. Правительству настоятельно необходимо предоставить доступ в такие лагеря наблюдателям за положением в области прав чело¬века для получения от них информации, а также тем, кто оказывает всякого рода услуги, с тем что¬бы у них была возможность откликаться на нужды пострадавших от сексуального насилия.

Мы наблюдали все это, и мы обсудили, и теперь нам пора принимать конкретные меры. Моя реши¬мость бороться с сексуальным насилием в условиях конфликта крепнет, и я намерена посетить Сирию в ближайшее по возможности время. Я на своем посту пользуюсь поддержкой Совета Безопасности и выраженной в подписанной на прошлой неделе декларации поддержкой Группы восьми. Поэтому я от имени пострадавших от сексуального насилия убедительно прошу членов Совета Безопасности и правительства, способные оказать влияние на стороны в конфликте, проявить свою решимость и воплотить свою волю в конкретные результаты, положив конец кровавым расправам и защитив сирийский народ, особенно женщин и детей.

Председатель (говорит по-английски): Я благо¬дарю г-жу Бангуру за проведенный ею брифинг.

Теперь я предоставляю слово г-же Зерруги.

Г-жа Зерруги (говорит по-английски): Я хоте¬ла бы начать с выражения Вам, г-н Председатель, признательности за предоставленную мне возмож¬ность выступить сегодня перед Советом Безопасно¬сти. Сирийский конфликт, ныне вступающий в свой третий год, стал катастрофой для гражданского населения. В наибольшей мере и самым мучитель¬ным образом страдают дети. Сложившаяся чрез¬вычайная ситуация, по сути, является кризисом именно детей. В настоящее время на территории Сирии пребывает более 3 миллионов пострадавших от этого конфликта детей, 2 миллиона из которых перемещены внутри страны. Помимо этого, более 600 тысяч детей находятся на положении беженцев в субрегионе.

Хотя в то время, пока конфликт продолжается, мы, вероятно, так никогда и не узнаем об истинном размахе совершаемых в отношении детей наруше¬ний, нам, тем не менее, известно, что в результате непрекращающихся боевых действий тысячи детей погибают и тысячи других получают ранения или увечья. Детей убивают как в их родных домах, так и в школах; некоторые погибают, пытаясь попасть в больницу или скрываясь в убежище. Применение кассетных боеприпасов ведет к тому, что сотни детей остаются без рук или ног. Тревогу вызыва¬ет также и то, что дети, нуждающиеся в неотлож¬ной медицинской помощи, зачастую не в состоя¬нии получить доступ к адекватному медицинскому обслуживанию. Значительно более половины меди¬цинских заведений в Сирии либо повреждены, либо до них невозможно добраться безопасно, и около 40 процентов больниц не функционируют вообще. Многие дети вспоминали о днях, проведенных во временных госпиталях, и о том, как они в экстре¬мальных условиях добирались до больниц в без¬опасных районах или соседних странах.

С начала конфликта серьезно пострадала система образования: так, многие школы были оккупированы противоборствующими сторона¬ми, повреждены или разрушены. Кроме того, до нас доходят сообщения о том, что учителей уби¬вают, им угрожают или они вынуждены спасаться бегством. По последним данным, повреждено или разрушено около 2500 школ, а приблизительно 2000 используются в качестве убежищ для вну¬тренне перемещенных лиц (ВПЛ). В ряде районов дети вот уже более 18 месяцев не ходят в школу. В мухафазе Алеппо посещаемость школ снизилась до 6 процентов. Отсутствие безопасности особен¬но сказывается на посещаемости школ девочками. Будущим поколениям сирийцев отказывается в праве на обучение в мирных условиях.

Как уже отмечалось, дети-беженцы на террито¬рии Сирии находятся в очень сложном положении. Палестинских и других детей-беженцев убивают или вынуждают бежать из своих домов и прозя¬бать в нужде в убежищах для ВПЛ. Сегодня лишь 35 процентов палестинских детей имеют доступ к школьному образованию, а многие спасаются бег¬ством в соседних странах из страха за свою безо¬пасность. Когда я был в Дамаске в декабре прошло¬го года, я встречался со многими палестинскими детьми, находящимися в положении ВПЛ и про-живающими в лагере Ярмук в ужасных условиях. Сегодня обстановка в плане безопасности в Ярмуке очень нестабильная, и я не могу не думать об этих детях и о том чувстве страха и тревоги, с которым они и их семьи вынуждены жить изо дня в день.

В нынешнем конфликте, которому не видно конца, дети становятся все более уязвимыми перед лицом вербовки и использования, как непосред¬ственно, так и косвенно, всеми сторонами конфлик¬та. Моя Канцелярия занимается сбором информа¬ции о различных способах использования оппо¬зиционными группами детей в возрасте от 10 лет, например, в качестве носильщиков, курьеров и комбатантов. Моя Канцелярия также получает све¬дения об использовании детей в качестве живых щитов правительственными силами. Я призываю все стороны принять немедленные меры к прекра¬щению любого использования детей.

Несоразмерное применение силы и тот факт, что военные действия ведутся преимуществен¬но в жилых районах, в отсутствие каких-либо мер предосторожности и с использованием ору¬жия неизбирательного действия, имеют серьезные последствия для детей — жертв бомбардировок и других видов насилия, а также для более широ¬ких социальных структур, защищающих детей, их семьи и присматривающих за ними лиц. Во время своего последнего визита я воочию смог убедиться в огромных масштабах разрушений в жилых рай¬онах в Хомсе и Риф-Дамаске. Кроме того, столь 2000 используются в качестве убежищ для вну¬тренне перемещенных лиц (ВПЛ). В ряде районов дети вот уже более 18 месяцев не ходят в школу. В мухафазе Алеппо посещаемость школ снизилась до 6 процентов. Отсутствие безопасности особен¬но сказывается на посещаемости школ девочками. Будущим поколениям сирийцев отказывается в праве на обучение в мирных условиях.

Как уже отмечалось, дети-беженцы на террито¬рии Сирии находятся в очень сложном положении. Палестинских и других детей-беженцев убивают или вынуждают бежать из своих домов и прозя¬бать в нужде в убежищах для ВПЛ. Сегодня лишь 35 процентов палестинских детей имеют доступ к школьному образованию, а многие спасаются бег¬ством в соседних странах из страха за свою безо¬пасность. Когда я был в Дамаске в декабре прошло¬го года, я встречался со многими палестинскими детьми, находящимися в положении ВПЛ и про-живающими в лагере Ярмук в ужасных условиях. Сегодня обстановка в плане безопасности в Ярмуке очень нестабильная, и я не могу не думать об этих детях и о том чувстве страха и тревоги, с которым они и их семьи вынуждены жить изо дня в день.

В нынешнем конфликте, которому не видно конца, дети становятся все более уязвимыми перед лицом вербовки и использования, как непосред¬ственно, так и косвенно, всеми сторонами конфлик¬та. Моя Канцелярия занимается сбором информа¬ции о различных способах использования оппо¬зиционными группами детей в возрасте от 10 лет, например, в качестве носильщиков, курьеров и комбатантов. Моя Канцелярия также получает све¬дения об использовании детей в качестве живых щитов правительственными силами. Я призываю все стороны принять немедленные меры к прекра¬щению любого использования детей.

Несоразмерное применение силы и тот факт, что военные действия ведутся преимуществен¬но в жилых районах, в отсутствие каких-либо мер предосторожности и с использованием ору¬жия неизбирательного действия, имеют серьезные последствия для детей — жертв бомбардировок и других видов насилия, а также для более широ¬ких социальных структур, защищающих детей, их семьи и присматривающих за ними лиц. Во время своего последнего визита я воочию смог убедиться в огромных масштабах разрушений в жилых рай¬онах в Хомсе и Риф-Дамаске. Кроме того, столь Председатель (говорит по-английски): Сло¬во имеет представитель Сирийской Арабской Республики.

Г-н Джаафари (Сирийская Арабская Респу¬блика) (говорит по-арабски): Г-н Председатель, пре¬жде всего я хотел бы поблагодарить Вас за успеш¬ное руководство работой Совета Безопасности в этом месяце. Я хотел бы также выразить призна¬тельность дамам и господину, которые выступили с брифингами на этом заседании.

Сегодня сирийский народ отмечает шестьдесят седьмую годовщину независимости Сирии от фран¬цузских колонизаторов. Я хотел бы воспользовать¬ся этой возможностью, находясь за столом Совета Безопасности, чтобы приветствовать душу первого мученика, павшего в борьбе с колонизаторами, — тогдашнего министра обороны Юсефа аль-Азмеха. Я хотел бы заверить его в том, что наследие, кото¬рое он оставил сирийскому народу, находится в надежных руках.

Как всем известно, народ моей родины, Сирии, выступает против оккупации и не признает господ¬ства и подчинения. Любой, кто хоть на минуту может подумать о том, чтобы повернуть время вспять, просто бредит, потому что народ Сирии, история которого исчисляется тысячелетиями, не позволит никому — какими бы великими и могу¬щественными, старыми или новыми, близкими или далекими они ни были и каким бы образом они ни действовали, тайным или явным, — угро¬жать его суверенитету, достоинству, политической независимости и национальному единству. Хотя сирийские граждане любят свою родину каждый по-своему, все они полны решимости стоять пле¬чом к плечу перед лицом любых попыток подорвать достоинство Сирии, ее политическую независи¬мость и установленные национальные принципы.

Позвольте мне поблагодарить г-жу Валери Амос, г-жу Маргарет Чань, г-жу Эртарин Казин, г-на Антонью Гутерриша и г-на Энтони Лейка за призыв, который они опубликовали от имени Организации Объединенных Наций в «Нью-Йорк Таймс» 15 апреля. Мы приветствуем проявленную ими человечность в отношении Сирии и ее народа. Нам хотелось бы, чтобы в их призыве были затро¬нуты основные проблемы, вызывающие страдания сирийского народа, и говорилось об односторонних, принудительных и незаконных мерах, введенных против него. Кроме того, мы хотели бы, чтобы в нем упоминалось о страданиях сирийцев, которые сталкиваются с опасностями, вызовами и угроза¬ми, возникающими в результате распространения международного терроризма на территории Сирии, и о последствиях этого слепого терроризма, о чем свидетельствуют массовые убийства, перемещение населения и разрушения не только инфраструк¬туры и жизни людей, но и всего того, что Сирия представляет в регионе, в частности таких ценно¬стей, как сосуществование, социальная гармония, религиозная терпимость и культурное и этническое разнообразие. Сирия играет уравновешивающую роль в этом нестабильном и взрывоопасном реги¬оне мира. Многие ценности в регионе попираются в результате поистине кровавого сочетания влия¬ния арабов, все еще живущих в эпоху невежества, и интересов Израиля и его покровителей.

Кризис в Сирии выявил серьезные недостатки в системе международных отношений и механиз¬мах применения принципов международного права и положений Устава Организации Объединенных Наций. Все проблемы и риски, с которыми сталки¬вается Сирия в настоящее время, рассматриваются с применением беспрецедентных двойных стандар¬тов и проявлением возмутительного политического лицемерия. Нет никаких сомнений в том, что меха¬низмы так называемого международного реагиро¬вания действуют избирательно. Слепой терроризм, от которого страдает наша страна, находит ревност¬ных сторонников здесь, среди нас: тех, кто стремит¬ся придать ему легитимность в средствах массовой информации, а также на политическом и дипло¬матическом уровнях. Они придают легитимность этому терроризму, называя его движением в нашей стране, в то же время утверждая, что ведут борьбу с тем же самым терроризмом в Мали, районе афри¬канского Сахеля и Ливии.

Находятся и те, кто защищает и стремится при¬дать юридический статус экономической блокаде, которая подрывает возможности нашей страны и ухудшает условия жизни ее народа, в то время как Европейский союз обсуждает возможность закупки сирийской нефти, которая по праву принадлежит сирийскому народу, у террористических групп, которые контролируют ряд нефтяных месторожде¬ний в Сирии. Пользуясь этой возможностью, я хотел бы заявить, что правительство Сирии представит Совету список всех тех, кто финансирует терроризм в нашей стране либо путем закупок похищенной нефти у террористических групп, либо любым дру¬гим способом. Мы выдвинем против них обвинение в том, что они финансируют терроризм, а не стре¬мятся к его ликвидации.

Вот почему сегодня мы хотели бы заявить о том, что не может быть никаких оправданий пра-вительствам всех западных стран, которые отри¬цают тот факт, что террористы из числа их граж-дан пересекают международные границы на пути в Сирию и активно участвуют в кровопролитии в нашей стране. С сегодняшнего дня сирийский народ не простит тех, кто оказывает содействие тысячам европейских и других западных терро¬ристов и джихадистов, находящихся под опекой известных спецслужб, в пересечении границ десят¬ков стран — от Австралии до Соединенных Штатов Америки, — с тем чтобы в конечной итоге достичь турецкую, ливанскую и иорданскую границы с Сирией, где они находят убежище и приют в учеб¬ных лагерях, а затем перебираются в нашу страну и сеют разрушения, занимаются подрывной деятель¬ностью и проливают кровь ни в чем не повинных людей. Нам также нельзя забывать о партнерских связях Израиля с салафистскими, такфиристски¬ми и террористическими группами, что позволяет этим вооруженным группам пересекать раздели¬тельную линию на оккупированных сирийских Голанах и обеспечивать лечение своих раненых в израильских больницах перед их возвращением на сирийскую территорию, опять же через раздели¬тельную линию.

Своими незаконными и аморальными действи¬ями, о которых я только что говорил, эти государ-ства и стороны стремятся нанести ущерб суверени¬тету, роли и статусу Сирии в Организации Объеди¬ненных Наций. Возможно, у ученых, занимающих¬ся правом и политологией, найдется достаточно времени для ознакомления с делом Сирии, которая является одним из государств — основателей Орга¬низации Объединенных Наций, и с теми испытани¬ями, которым она была подвергнута, оказавшись в руках политических аферистов.

Наше правительство подчеркивает свою при¬верженность выполнению своих обязанностей и обязательств перед Организацией Объединенных Наций в соответствии с планом гуманитарного реагирования на 2013 год, благодаря которому уда¬лось доставить гуманитарную помощь в различные в нашей стране либо путем закупок похищенной нефти у террористических групп, либо любым дру¬гим способом. Мы выдвинем против них обвинение в том, что они финансируют терроризм, а не стре¬мятся к его ликвидации.

Вот почему сегодня мы хотели бы заявить о том, что не может быть никаких оправданий пра-вительствам всех западных стран, которые отри¬цают тот факт, что террористы из числа их граж-дан пересекают международные границы на пути в Сирию и активно участвуют в кровопролитии в нашей стране. С сегодняшнего дня сирийский народ не простит тех, кто оказывает содействие тысячам европейских и других западных терро¬ристов и джихадистов, находящихся под опекой известных спецслужб, в пересечении границ десят¬ков стран — от Австралии до Соединенных Штатов Америки, — с тем чтобы в конечной итоге достичь турецкую, ливанскую и иорданскую границы с Сирией, где они находят убежище и приют в учеб¬ных лагерях, а затем перебираются в нашу страну и сеют разрушения, занимаются подрывной деятель¬ностью и проливают кровь ни в чем не повинных людей. Нам также нельзя забывать о партнерских связях Израиля с салафистскими, такфиристски¬ми и террористическими группами, что позволяет этим вооруженным группам пересекать раздели¬тельную линию на оккупированных сирийских Голанах и обеспечивать лечение своих раненых в израильских больницах перед их возвращением на сирийскую территорию, опять же через раздели¬тельную линию.

Своими незаконными и аморальными действи¬ями, о которых я только что говорил, эти государ-ства и стороны стремятся нанести ущерб суверени¬тету, роли и статусу Сирии в Организации Объеди¬ненных Наций. Возможно, у ученых, занимающих¬ся правом и политологией, найдется достаточно времени для ознакомления с делом Сирии, которая является одним из государств — основателей Орга¬низации Объединенных Наций, и с теми испытани¬ями, которым она была подвергнута, оказавшись в руках политических аферистов.

Наше правительство подчеркивает свою при¬верженность выполнению своих обязанностей и обязательств перед Организацией Объединенных Наций в соответствии с планом гуманитарного реагирования на 2013 год, благодаря которому уда¬лось доставить гуманитарную помощь в различные Я хотел бы подчеркнуть, что по международ¬ному праву правительство Сирии несет исключи¬тельную ответственность за защиту своих граждан, гарантирует при этом суверенитет, независимость и территориальную целостность страны, а также восстанавливает свою конструктивную руководя¬щую роль на международной арене.

Грязная и проводимая с постоянной оглядкой агрессивная пропагандистская кампания, развязан¬ная правительствами ряда стран, преследует цель оправдать их попытки вмешательства во внутрен¬ние дела и ущемления суверенитета Сирии под такими предлогами, как проведение гуманитарной операции, создание закрытых для полетов зон и без¬опасных гуманитарных коридоров и практическая реализация концепции «обязанность защищать».

Некоторые государства, принимающие у себя сирийских беженцев, стремятся обострить и без того тяжелую ситуацию сирийских беженцев и для этого препятствуют им в возвращении на родину, играют на их страданиях, вопреки постоянным просьбам сирийского правительства к правитель¬ствам этих стран разрешить сирийцам, которые этого хотят, вернуться в свои дома.

Что касается сексуального насилия, то я хотел бы напомнить о заявлении, с которым я выступил в Совете Безопасности от имени своей страны на вчерашнем заседании, 17 апреля (см. S/PV.6948). Я хотел бы добавить к уже сказанному, что за всю историю существования Сирии в стране никогда не фиксировалось таких чудовищных преступлений, как совершаемые сегодня головорезами и бандита¬ми джихада. Женщины в Сирии всегда гордились безопасными условиями жизни, которые им обе¬спечивались, чтобы они могли играть в обществе свою исконную роль. С точки зрения безопасно¬сти Сирия занимала в мире третье место. Однако в сирийском обществе появился сложный феномен саботажа, который уничтожил прежний уклад жиз¬ни в Сирии. Вооруженные группировки террори¬стов, одержимые идеями ваххабитов, салафитов и такфиристов, импортированными из нефтедолла¬ровых стран Залива, появились в нашей стране из соседних стран. Эти группировки, пользующиеся мощной финансовой, разведывательной, военной и информационной поддержкой, а также снабжаемые оружием некими арабами, продолжающими жить в давно канувшую в лета эпоху невежества и про-тивостояния Запада, в сотрудничестве с Израилем сознательно и систематически ставят под угрозу безопасность и жизнь сирийцев, в том числе жен¬щин и детей.

Десятки политических источников и средств массовой информации, а также свидетельства хоро¬шо известных неправительственных организаций говорят о том, что вооруженные террористиче¬ские группировки вербуют детей в свои ряды. Они заставляют их брать в руки оружие, участвовать в террористических актах и по приказу лидеров вооруженных группировок совершать убийства и уничтожать государственную и частную собствен¬ность. И это не учитывая того, что сожжено, огра¬блено и уничтожено более 3000 школ и детских садов, десятки больниц и сотни лабораторий; толь¬ко из провинций Идлиб и Халаб в Турцию было вывезено 1500 лабораторий. По этому поводу мы направили Совету официальную жалобу. Речь идет о варварском попрании права целого поколения детей на образование и получение знаний, с помо¬щью которых они будут строить будущее своей страны.

Террористические вооруженные группировки в Сирии специально нападают на учебные заведе¬ния и учителей. Есть задокументированные слу¬чаи, когда родителей прямо или косвенно запугива¬ли, чтобы они не посылали детей в школу, потому что террористические группировки нападают на школы с использованием самодельных взрывных устройств или преднамеренно обстреливают шко¬лы ракетами. Такие инциденты неоднократно име¬ли место в Сирии в начале учебного года.

Сирийская Арабская Республика с 2003 года соблюдает свои обязательства по Конвенции о правах ребенка и Факультативному протоколу к ней, касаю¬щемуся участия детей в вооруженных конфликтах.

Как ни печально, но не один из ораторов не проронил ни слова о том, что в сирийских горо¬дах часто слышны взрывы подрывников-смер¬тников. Ораторы обошли молчанием и нападение на Халабский университет и убийство в Дамаске студентов инженерно-архитектурного факультета. Все эти нападения были совершены вовсе не при¬зраками, они были совершены террористическими группировками, которые финансируются и поддер¬живаются извне и проходят подготовку за грани¬цей. Призраки в Сирии террористических актов не совершают. В то время как государства продолжают укре¬плять свои общества, отстаивая принципы много-образия, плюрализма, гармонии и подлинного гражданства, мы видим, как мощные державы пытаются подорвать социальное согласие в нашем регионе, который известен своим многообразием, богатством и плюрализмом. Они насаждают куль¬туру религиозного, сектантского и фракционного сепаратизма, поощряют концепцию уничтожения людей по признаку их национальной самобытно¬сти. Эти державы хотят переместить большие мас¬сы членов наших обществ за пределы своей родины. В иракском обществе Ирака нет ни одного христи¬анина, как нет ни одного христианина и в Палести¬не. Участникам сговора против моей страны почти удалось изгнать из нее наших граждан-христиан.

Такие вопросы имеют исключительное значе¬ние в работе Совета Безопасности. В Сирии, Ираке и других странах сожжены сотни церквей. Унич¬тожены сотни мечетей. Все эти акты зафиксирова¬ны в террористическом архиве на сайте «Ютьюб». Кое-кто обвиняет в совершении таких злодейских актов правительство.

В этой связи я хотел бы подчеркнуть, что Сирия не допустит заключения еще одного согла¬шения Сайкс-Пико в ущерб народам нашего регио¬на. Сирия будет оставаться самым прочным звеном в цепи противодействия всем попыткам навязать нам новую реальность, чуждую нашему региону и его народам, которые живут в гармонии и мир¬но сосуществуют друг с другом веками и которые научили человечество, что чувство любви к своей родине и уважения к чужой — это самое высокое и прочное чувство.

В заключение, я хотел бы сказать: «Хорошего понемножку!». После двух лет торговли судьбой Сирии и кровью граждан нашей страны, наш народ и правительств нуждаются в искренней помощи в деле своего продвижения по пути к политическо¬му решению, как того требуют резолюции 2042 (2012) и 2043 (2012) Организации Объединенных Наций и Женевское коммюнике (S/2012/522, прило¬жение). Мое правительство настаивает на достиже¬нии такого политического решения с помощью воз¬главляемого Сирией коллективного национального диалога, которое учитывало бы интересы всех сло¬ев сирийского народа. Благодаря такому диалогу голоса всех представителей сирийского общества будут слышны на национальном, региональном и В то время как государства продолжают укре¬плять свои общества, отстаивая принципы много¬образия, плюрализма, гармонии и подлинного гражданства, мы видим, как мощные державы пытаются подорвать социальное согласие в нашем регионе, который известен своим многообразием, богатством и плюрализмом. Они насаждают куль¬туру религиозного, сектантского и фракционного сепаратизма, поощряют концепцию уничтожения людей по признаку их национальной самобытно¬сти. Эти державы хотят переместить большие мас¬сы членов наших обществ за пределы своей родины. В иракском обществе Ирака нет ни одного христи¬анина, как нет ни одного христианина и в Палести¬не. Участникам сговора против моей страны почти удалось изгнать из нее наших граждан-христиан.

Такие вопросы имеют исключительное значе¬ние в работе Совета Безопасности. В Сирии, Ираке и других странах сожжены сотни церквей. Унич¬тожены сотни мечетей. Все эти акты зафиксирова¬ны в террористическом архиве на сайте «Ютьюб». Кое-кто обвиняет в совершении таких злодейских актов правительство.

В этой связи я хотел бы подчеркнуть, что Сирия не допустит заключения еще одного согла¬шения Сайкс-Пико в ущерб народам нашего регио¬на. Сирия будет оставаться самым прочным звеном в цепи противодействия всем попыткам навязать нам новую реальность, чуждую нашему региону и его народам, которые живут в гармонии и мир¬но сосуществуют друг с другом веками и которые научили человечество, что чувство любви к своей родине и уважения к чужой — это самое высокое и прочное чувство.

В заключение, я хотел бы сказать: «Хорошего понемножку!». После двух лет торговли судьбой Сирии и кровью граждан нашей страны, наш народ и правительств нуждаются в искренней помощи в деле своего продвижения по пути к политическо¬му решению, как того требуют резолюции 2042 (2012) и 2043 (2012) Организации Объединенных Наций и Женевское коммюнике (S/2012/522, прило¬жение). Мое правительство настаивает на достиже¬нии такого политического решения с помощью воз¬главляемого Сирией коллективного национального диалога, которое учитывало бы интересы всех сло¬ев сирийского народа. Благодаря такому диалогу голоса всех представителей сирийского общества будут слышны на национальном, региональном и международном уровнях. Мы скажем всему миру «хорошего понемножку» и потребуем прекратить манипулировать нашей страной, чей народ на про¬тяжении всей истории демонстрирует лишь добро¬ту и любовь ко всем гражданам мира.

Год назад я выступал перед Контртеррористическим комитетом и предупредил Совет о существовании террористической угрозы «Аль-Каиды» в Сирии, но никто не обратил на это внимание. Однако сегодня мы услышали, что намечается сотрудничество между «Аль-Каидой» в Ираке и «Аль-Каидой» в Сирии. То, что мы сказа¬ли год назад, было верным, и наше понимание рас¬становки политических сил также было верным.

Г-н Гутерриш, к счастью, заявил, что кризис в Сирии не является, по сути, гуманитарным. Это верно; кризис в Сирии является, по сути, гумани¬тарным и политическим. Если мы будем занимать¬ся только политическими аспектами кризиса, мы не сможем помочь сирийскому народу на гуманитар¬ном уровне. Да, в Сирии существует гуманитарный кризис; мы говорим об этом вновь и вновь. Однако нам нужно правильное понимание того, что проис¬ходит в стране, ибо это поможет положить конец высокомерию и нарушениям международного пра¬ва со стороны определенных держав, которые очень хорошо всем известны.

Полтора года назад Совету Безопасности сооб¬щили о контрабанде оружия. Это оружие, пере¬возимое на судах из Ливии через Ливан и Турцию, было конфисковано, и соответствующая информа¬ция была представлена Совету Безопасности, но никто на нее не отреагировал. Миллиарды нефте¬долларов государств Залива тратятся на финанси¬рование терроризма, и все об этом знают. На день¬ги Саудовской Аравии оружие приобретается в Хорватии, перевозится в Иорданию, а затем, через Турцию, в Сирию. Однако никто на это не реагиру¬ет. Мы говорим здесь о мучительных страданиях детей и женщин, и этот факт является важным и значительным. Мы надеемся, что кризису положат конец и что все преступники — как сирийцы, так и граждане других стран — предстанут перед судом.

Что же можно сказать о тех, кто тратит милли¬арды долларов на финансирование терроризма? Что же можно сказать о принятой так называемой Лигой арабских государств резолюции, предусматрива¬ющей финансирование терроризма, — резолюции, этой гуманитарной катастрофы, но и о неспособ¬ности международного сообщества принять меры, необходимые для того, чтобы положить конец циклу насилия и все более масштабным жестоким расправам, а также нарушениям прав человека и нападениям на гражданских лиц, которые про-сто живут своей повседневной жизнью. Обязан¬ность Совета и Организации Объединенных Наций состоит в обеспечении того, чтобы страдания этих людей были признаны. Представители братского сирийского народа — мужчины, женщины, дети и престарелые, где бы они ни находились, — всегда находятся под угрозой обстрела, стали либо вну¬тренне перемещенными лицами, либо беженцами в соседних странах. Все они заслуживают лучшей участи, которая отвечала бы их чаяниям и надеж¬дам, — той участи, когда их достоинство и устрем¬ления будут уважаться.

В Совете Ливан последовательно и неизменно заявляет о своей твердой принципиальной пози¬ции поддержки суверенитета и территориальной целостности Сирии, а также о политике дистанци¬рования Ливана, направленной на сохранение един¬ства и стабильности. В то же время эта политика, которая пользуется поддержкой на национальном и международном уровнях, не является дистанци¬рованием Ливана от сирийской народа, пережива¬ющего гуманитарный кризис. Как заявил министр социальных дел Ливана в августе прошлого года в Совете (см. S/PV.6826), Ливан никогда не дистанци¬ровался от международного права или международ¬ной законности. Он также всегда сохранял верность историческим, географическим и добрососедским связям между ливанским и сирийским народами. Ливан не забыл, что сирийский народ принял сотни тысяч ливанских беженцев в ходе варварской агрес¬сии Израиля против Ливана во время военных дей¬ствий в июле 2006 года.

Как известно членам Совета, сирийских бежен¬цев в Ливане, которые были зарегистрированы или получили помощь от Управления Верховного комиссара по делам беженцев, насчитывается при¬близительно 416 000 по состоянию на 12 апреля этого года. В это число не входят десятки тысяч тех людей, кто не просил регистрировать их в Управ¬лении Верховного комиссара. Согласно статисти¬ческим данным Ближневосточного агентства для помощи палестинским беженцам и организации работ, по состоянию на 31 марта из Сирии в Ливан переместилось более 35 тысяч палестинцев;c тех пор ежедневно этим же маршрутом прибывают более 3 тысяч беженцев. Мы ожидаем, что до кон¬ца года их число достигнет 1,2 миллиона человек. Кроме того, совокупное число людей, вовлеченных в такую миграцию, — сюда входят помимо прини-мающих у себя беженцев ливанских семей сирий¬цы, палестинцы и ливанцы, возвращающиеся из Сирии, — к концу года достигнет 2,5 миллиона.

Согласно статистическим данным учреждений Организации Объединенных Наций, приблизитель¬но 34,8 процента всех беженцев — люди с особыми нуждами, при этом 22,9 процента из них являются детьми, которым требуется медицинская помощь; состояние примерно 10 процентов из них является тяжелым, — и это с учетом того, что дети и моло¬дежь составляют примерно половину беженцев, устремляющихся в Ливане из соседних с ним стран.

Вместе с другими странами мы постоянно предостерегаем о последствиях этого бесконечного кризиса не только для Сирии, но и для соседних с ней стран. В настоящее время мы видим в Сирии следы столкновений, которые приобрели военные масштабы и докатились до границы с Ливаном, что угрожает безопасности нашей страны. Мы осужда¬ем подобного рода нарушения, кем бы и по какой бы причине они ни совершались.

Что касается последствий порожденной кри¬зисом серьезной проблемы беженцев, то они уже сказываются на ливанском обществе и его составе. Они также имеют серьезное социально-экономиче¬ские измерение и угрожают безопасности, посколь¬ку большинство беженцев концентрируется в бед¬нейших районах страны. В результате усиливается давление на рынок труда и растет спрос на такие основные ресурсы, как продовольствие, с сопут¬ствующей им инфляцией и ростом цен на жилье.

Позвольте мне сегодня еще раз сказать том, что Ливан никогда и ни для кого не закроет своих границ — ни для отдельных лиц, ни для семей, ни для кого, кто, спасаясь бегством от насилия и раз¬рушений, устремляется в нашу страну в поисках убежища. Мы не отправим назад никого, кто к нам пришел.

Ливан по-прежнему преисполнен решимости помогать всем беженцам из Сирии и удовлетворять все их основные нужды: в защите, жилье, продо¬вольствии, медицинской помощи и образовании.

Однако Ливан вправе просить своих соседей и меж¬дународное сообщество разделить с ним это бремя ввиду того, что наша страна, будучи совсем неболь¬шой по размерам и располагая незначительными ресурсами, принимает у себя больше всех сирий¬ских беженцев. Их число вскоре достигнет четвер¬ти от всей численности ливанского населения, что в процентном отношении является самым высоким показателем среди всех принимающих беженцев стран.

Дело в том, что, как на этот счет свидетель¬ствуют представители Организации Объединен-ных Наций и ее учреждений, Ливан окажется не в состоянии обеспечить беженцам нормальные усло¬вия, если их число будет продолжать расти, как это происходит сегодня, независимо от того, кто эти беженцы — сирийцы, палестинцы или даже ливан¬цы, возвращающиеся из Сирии. Ливан будет не в состоянии справиться с потоком беженцев без уве¬личения объема помощи со стороны международ¬ного сообщества.

Среди тех, кто уже выступал по поводу этой ситуации, региональный представитель Верховно¬го комиссара по делам беженцев г-жа Нинетт Келли, которая в начале этого месяца заявила следующее:«Планы составлены, персонал подготовлен, но финансовые средства иссякают. При таком уровне финансирования жизнесберегающие программы по снабжению продовольствием и питьевой воды, организации школьного обра¬зования детей, оказанию медицинской помо¬щи и предоставлению жилья прибывающим беженцам осуществлять просто невозможно».

Кроме того, г-н Этьен Лабанд, руководитель страновой программы Всемирной продовольствен¬ной программы в Ливане, заявил, что «при нынеш¬нем объеме финансировании через месяц продо¬вольственную помощь перестанут получать более 400 тысяч сирийских беженцев в Ливане».

Верховный комиссар по делам беженцев г-н Антонью Гутерриш, который участвует в нашем сегодняшнем заседании, так охарактеризовал сло¬жившуюся ситуацию:(говорит по-английски)«Ливан нуждается в массированной поддерж¬ке; своими силами ему не справиться».

(говорит по-арабски)Позвольте мне поддержать президента Ливана г-на Мишеля Сулеймана, призвавшего в прошлом месяце участников Дохинской встречи на высшем уровне провести международную конференцию по проблеме сирийских беженцев. Такая конференция должна не только собрать пожертвования, обещан¬ные на ранее проведенной Кувейтской конферен¬ции, но и постараться распределить бремя расходов согласно принципу совместной ответственности. Для смягчения негативного воздействия притока беженцев на ситуацию внутри страны и мир и без-опасность в регионе президент Ливана вновь озву¬чил эту мысль в начале текущего месяца, высту¬пив за создание беженских лагерей на сирийской территории, вдали от зон боевых действий и под защитой Организации Объединенных Наций. Мы настоятельно призываем Совет обдумать такую возможность.

Наконец, Ливан хотел бы присоединить свой голос к голосам должностных лиц Организации Объединенных Наций — заместителя Генерального секретаря по гуманитарным вопросам г-жи Вале¬ри Амос, Директора-исполнителя Всемирной про¬довольственной программы г-жи Эртарин Казин, Верховного комиссара по делам беженцев Антонью Гутерриша, Директора-исполнителя ЮНИСЕФ г-на Энтони Лейка и Генерального директора Все¬мирной организации здравоохранения г-жи Мар¬гарет Чань, — добивающихся от Совета принятия необходимых мер.(говорит по-английски)«От имени всех, кто испытывает страдания и муки, и многих других, чье будущее висит на волоске, мы говорим: «Хватит терпеть! Моби¬лизуйтесь и используйте свое влияние прямо сейчас, чтобы спасти сирийский народ и убе¬речь регион от катастрофы».

Председатель (говорит по-английски): Сейчас я предоставляю слово представителю Турции.

Г-н Чевик (Турция) (говорит по-английски): Г-н Председатель, прежде всего позвольте мне поблагодарить Вас за организацию этого брифинга, который дает нам возможность в очередной раз привлечь внимание международного сообще¬ства к серьезной гуманитарной ситуации в Сирии. Мы с глубокой обеспокоенностью заслушали выступления руководителей ключевых гумани¬тарных учреждений Организации Объединенных Наций.

Вот уже два года сирийский народ борется за демократическую и свободную Сирию, в то время как сирийский режим продолжает неизбирательные нападения на собственный народ всеми возможны¬ми способами, в том числе используя баллистиче¬ские ракеты. В результате этих непрекращающихся нападений не только гибнет огромное число людей, но и разрушаются историческое и культурное наследие и экономическая инфраструктура Сирии.

Гуманитарная ситуация в Сирии ухудшается день от дня. По последним данным, представлен¬ным Организацией Объединенных Наций, число беженцев составляет 1,3 миллиона человек, число внутренне перемещенных лиц — 4,5 миллиона, а 6 миллионов человек нуждаются в срочной гума¬нитарной помощи. По оценкам Управления Верхов¬ного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев, к концу года число беженцев может достичь 3,5 миллиона человек, если между¬народное сообщество не примет срочные меры.

Международное сообщество несет моральную ответственность за оказание поддержки сирийско¬му народу в его борьбе, и сделать это необходимо в срочном порядке, коллективно и решительно, учи¬тывая ухудшающуюся гуманитарную ситуацию, которая по-прежнему создает серьезную угрозу региональному миру и стабильности.

Совместный призыв руководителей гумани¬тарных учреждений Организации Объединенных Наций, с которым они выступили на этой неделе, является важным сигналом к действию для между¬народного сообщества и еще одним напоминанием о необходимости пересмотреть стратегии урегули¬рования кризиса. Это призыв ко всем начать мыс¬лить нестандартно и действовать незамедлительно с целью выработки эффективной стратегии, для того чтобы спасти сирийский народ и регион от катастрофы.

Мы по-прежнему считаем, что наилучшим спо¬собом положить конец этому кровопролитию явля¬ется политическое урегулирование и переходный процесс при сохранении территориальной целост¬ности и политического единства Сирии. Междуна¬родное сообщество, в частности Организация Объ¬единенных Наций, призвано сыграть в этой связи жизненно важную роль. Однако в ожидании такого урегулирования мы должны оставаться реалиста¬ми и ориентироваться на достижение результатов при решении гуманитарных проблем — главных последствий политического кризиса.

Турция делает все от нее зависящее, для того чтобы справиться с последствиями сирийского кризиса. В настоящее время мы принимаем у себя более 190 000 сирийцев, которые проживают в 17 лагерях, в дополнение не менее к 100 000 чело¬век, которые оказались в различных турецких горо¬дах и селениях. Мы делаем все возможное, чтобы удовлетворить их повседневные потребности во всех областях, в том числе в сферах здравоохра¬нения и образования. Кроме того, турецкий Крас¬ный полумесяц оказывает гуманитарную помощь на границе с Сирией, соблюдая транспарентность в соответствии с нормами международного права и гуманитарными принципами.

Среднее число беженцев, ежедневно пере¬секающих границу соседних стран составляет 8000 человек, а в дни ожесточенных боев оно дости¬гает вплоть до 14 000. Еще полгода назад это число составляло пару тысяч человек.

Оказывать помощь через границу становится все труднее, поскольку ввоз определенных гума-нитарных товаров, таких как хирургические при¬надлежности, широко блокируется режимом. Такая безответственная политика приведет лишь к новым потокам беженцев. Необходимо, чтобы Совет рас¬смотрел альтернативные формы доставки помощи, включая проведение трансграничных операций.

Соседние страны не могут и не должны решать эти неотложные проблемы в одиночку. Ситуация более не является стабильной, а существующие методы не позволяют обеспечить соблюдение прин¬ципов полного, беспрепятственного и безопасного гуманитарного доступа. Исходя из принципа рас¬пределения нагрузки, международное сообщество должно принять коллективные меры. Обещание финансовой поддержки само по себе недостаточно.

Мы полагаем, что настало время международ¬ному сообществу обсудить неизученные пути и средства решения проблемы внутренне перемещен¬ных лиц на сирийской территории и найти альтер¬нативные пункты назначения для тех, кто все же решил покинуть страну, потому что не чувствует себя в безопасности.

Этот призыв повторяют многие видные реги¬ональные лидеры, которые испытывают такое же давление. Настало время международному сообще¬ству и, разумеется, Организации Объединенных Наций принять во внимание эти законные опасе¬ния. В противном случае мы сами можем оказаться в более глубоком кризисе, чем тот, который мы до сих пор пытаемся преодолеть.

В заключение позвольте мне вновь заявить о нашей поддержке законных чаяний сирийского народа на жизнь в условиях достоинства, а также о нашей решимости по-прежнему делать все от нас зависящее, чтобы справиться с гуманитарным кри¬зисом в соседней с нами стране. Мы хотели бы так¬же напомнить международному сообществу о его обязанности действовать незамедлительно, реши¬тельно и ответственно, пока еще не поздно. Мы с сожалением отмечаем, что выступления в Совете Безопасности используются для распро-странения неточной и недостоверной информа¬ции. Совет, а также международное сообщество через средства массовой информации, конечно же, ознакомились с логичными мнениями участни¬ков о политике сирийского режима. Представлен¬ные факты нельзя опровергнуть с помощью одной попытки доказать обратное.

Турция будет и впредь проявлять солидар¬ность с сирийским народом, мнения которого мы не можем услышать в этом зале.

Председатель (говорит по-английски): В моем списке больше нет ораторов. Сейчас я пригла¬шаю членов Совета продолжить обсуждение этого вопроса в рамках неофициальных консультаций.

Заседание закрывается в 12 ч. 10 м.