Доклад Генерального секретаря об угрозе для международного мира и безопасности, которую создает ИГИЛ (ДАИШ), и о масштабах усилий Организации Объединенных Наций по оказанию поддержки государствам-членам в борьбе с этой угрозой

I. Введение

1. Совет Безопасности, приняв 17 декабря 2015 года резолюцию 2253 (2015), выразил свою решимость вести борьбу с угрозой международному ми-ру и безопасности, создаваемой «Исламским государством Ирака и Леванта» (ИГИЛ, также известным как ДАИШ) и связанными с ним лицами и группами, а также подчеркнул важность пресечения его доступа к финансовым средствам и предотвращения планирования им нападений и содействия таким нападени-ям. В пункте 97 резолюции 2253 (2015) Совет просил меня представить перво-начальный доклад стратегического характера, в котором были бы показаны и отражены острота этой угрозы, включая угрозы, связанные с вступлением ино-странных боевиков-террористов в ряды ИГИЛ и связанных с ним групп и ор-ганизаций, источники финансирования этих групп, включая незаконную тор-говлю древностями, нефтью и другими природными ресурсами, и планирова-ние ими нападений и содействие таким нападениям, а затем каждые четыре месяца представлять обновленные доклады. Совет просил также, чтобы в до-кладе содержалась информация о масштабах усилий Организации Объединен-ных Наций по оказанию поддержки государствам-членам в борьбе с этой угро-зой.

2. В моем первоначальном докладе (S/2016/92), опубликованном 29 января 2016 года, рассматривались указанные Советом вопросы и были изложены ре-комендации, касающиеся укрепления потенциала государств-членов по проти-водействию угрозе, исходящей от ИГИЛ, а также способов, с помощью кото-рых Организация Объединенных Наций может поддерживать эти усилия.

3. Настоящий доклад был подготовлен с использованием материалов о се-рьезности создаваемой ИГИЛ угрозы и изменениях ее географической состав-ляющей, предоставленных Исполнительным директоратом Контртеррористи-ческого комитета и созданной при Комитете Совета Безопасности, учрежден-ном резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015), Группой по аналити-ческой поддержке и наблюдению за санкциями, учрежденной резолюцией 1526 (2004) Совета Безопасности по организации «Аль-Каида» и движению «Тали-бан» и связанным с ними лицам и организациям, и в тесном сотрудничестве с Целевой группой по осуществлению контртеррористических мероприятий, Контртеррористическим центром Организации Объединенных Наций и други-ми соответствующими субъектами Организации Объединенных Наций и меж-дународными организациями. Он содержит обновленную информацию о серь-езности угрозы, создаваемой ИГИЛ и связанными с ним группами и организа-циями, а также об источниках финансирования ИГИЛ. В нем освещаются уси-лия государств-членов и достигнутый ими прогресс в деле осуществления со-ответствующих мер по борьбе с терроризмом в ряде тематических областей, а также риски, создаваемые иностранными боевиками-террористами, возвраща-ющимися на родину или совершающими поездки в другие государства. В нем рассматривается также присутствие и влияние ИГИЛ за пределами Ирака и Сирийской Арабской Республики, особенно в Афганистане, Ливии и странах Юго-Восточной Азии, использование информационно-коммуникационных технологий (ИКТ) со стороны ИГИЛ, проблемы сексуального насилия в связи с конфликтом и масштаб усилий по оказанию технической помощи и укрепле-нию потенциала, предпринимаемых Организацией Объединенных Наций и ее партнерами.

II. Серьезность угрозы

A. Угроза, исходящая от ИГИЛ и связанных с ним групп и организаций

4. Глобальная угроза, исходящая от ИГИЛ, остается высокой и продолжает принимать все новые формы. За время, прошедшее после представления моего первоначального доклада, продолжающееся военное давление, оказываемое силами международной коалиции в Ираке и Сирийской Арабской Республике, привело к серьезным военным поражениям ИГИЛ. Однако, даже несмотря на то, что в последние месяцы территориальная экспансия ИГИЛ в обоих госу-дарствах была приостановлена и, в отдельных случаях, обращена вспять, мно-гие государства-члены отмечают, что стратегическое и необратимое ослабле-ние ИГИЛ пока не достигнуто. Тем не менее некоторые государства-члены со-общают о заметном увеличении числа лиц, возвращающихся из Ирака и Си-рийской Арабской Республики. Кроме того, информация, полученная от госу-дарств-членов, указывает на то, что в недавнее время среди членов основного руководства ИГИЛ ведется обсуждение будущей стратегии этой группы. Хотя эти дискуссии, как представляется, пока не привели к серьезному распаду внутреннего единства среди основного руководящего звена, следует и далее вести наблюдение за развитием событий в этом направлении.

5. Некоторые государства-члены утверждают, что основное руководство ИГИЛ пытается обеспечить более заметную роль своих филиалов. Кроме того, недавние международные нападения, совершенные членами ИГИЛ, свидетель-ствуют о том, что в настоящее время эта террористическая группа выходит на новый этап, при этом повышается риск того, что хорошо подготовленные и управляемые из единого центра нападения на международные гражданские объекты могут стать более частым явлением. Только за последние шесть меся-цев ИГИЛ осуществило, инспирировало или взяло на себя ответственность за террористические нападения в Бангладеш, Бельгии, Германии, Египте, Индо-незии, Ливане, Пакистане, Российской Федерации, Соединенных Штатах Аме-рики, Турции и Франции. В результате этих нападений были убиты более 500 человек, сотни людей получили ранения. Этот перечень не включает напа-дения и боевые действия в зонах конфликта в Афганистане, Ираке, Йемене, Ливии или Сирийской Арабской Республике. Таким образом, ИГИЛ продол-жает представлять собой серьезную глобальную террористическую угрозу.

6. Нападения, совершенные Париже в ноябре 2015 года и в Брюсселе в мар-те 2016 года, демонстрируют способность ИГИЛ проводить сложные много-этапные нападения. Национальные правоохранительные органы продолжают расследовать эти нападения, но уже очевидно, что они координировались ино-странными боевиками-террористами, вернувшимися в Европу с территории, контролируемой ИГИЛ в Сирийской Арабской Республике. В определенной степени эти ячейки получали указания от руководства ИГИЛ и действовали при поддержке и содействии со стороны целого ряда лиц и групп, ранее уже замеченных в участии в преступной деятельности (включая террористические группы, связанные с «Аль-Каидой»). Это свидетельствует о способности воз-вращающихся лиц, ранее находившихся в рядах ИГИЛ, быстро устанавливать связи и опираться на поддержку существующих радикальных сетей и сторон-ников «Аль-Каиды» и тем самым обогащать свои недавно приобретенные навыки террористической деятельности местными знаниями и поддержкой.

7. И наконец, сохраняющееся давление на ИГИЛ в Ираке и Сирийской Арабской Республике также повышает вероятность того, что террористические группы могут пытаться перевести денежные средства в филиалы, расположен-ные за пределами непосредственной зоны нынешнего конфликта. Первона-чальные доклады, полученные от государств-членов, свидетельствуют о том, что такие действия, возможно, уже осуществляются.

8. Все эти факторы указывают на важную роль, которую играют государ-ства, граничащие с территориями, находящимися под контролем ИГИЛ в Ира-ке и Сирийской Арабской Республике, в усилиях, направленных на оконча-тельный подрыв потенциала этой террористической группы. Серьезную озабо-ченность по-прежнему вызывает сохранение прямого доступа этой террори-стической группы к международным границам. Ряд государств-членов указы-вают на связанные с этим значительные проблемы. Вызывающим тревогу фак-тором стало то, что ни одно государство-член не сообщило о том, что ИГИЛ не имеет достаточного количества оружия и боеприпасов или испытывает в них нехватку. Таким образом, помимо рисков, связанных с оттоком возвра-щенцев и денежных средств из ИГИЛ через расположенные в этом регионе государства-члены, серьезную озабоченность по-прежнему вызывает потенци-альный прямой или опосредованный приток в ИГИЛ оружия и боеприпасов.

B. Источники финансирования ИГИЛ

9. Впервые после провозглашения своего так называемого «халифата» в июне 2014 года ядро ИГИЛ испытывает финансовое давление. Ярким приме-ром этого стало сделанное в конце 2015 года официальное объявление ИГИЛ о 50-процентном сокращении заработной платы боевиков в Эр-Ракке, Сирийская Арабская Республика . Хотя пропорции изменились, сами источники доходов ИГИЛ, не претерпели существенных изменений со времени представления мо-его первоначального доклада. ИГИЛ по-прежнему полагается на «налогообло-жение» и вымогательство, а также на доходы от энергоресурсов. Вместе с тем, по сообщениям ряда государств-членов, объемы производимой ИГИЛ добычи и переработки нефти и, следовательно, его нефтяные доходы в результате международных воздушных ударов снизились. Кроме того, решение прави-тельства Ирака о прекращении выплаты заработной платы работникам, прожи-вающим на территории, контролируемой ИГИЛ в Ираке, по мнению одного из государств-членов, сократило приток средств на контролируемые ИГИЛ тер-ритории на сумму, эквивалентную 2 млрд. долл. США в год, и тем самым су-щественно ограничило возможности ИГИЛ в плане взимания «налогов».

10. По оценкам государств-членов, объем добычи нефти ИГИЛ в результате вышеуказанных факторов сократился на 30–50 процентов. Однако Группа по наблюдению отмечает, что при этом может также наблюдаться «эффект сжа-тия воздушного шара»: когда один из каналов получения доходов оказывается под давлением, ИГИЛ может активизировать усилия для поиска доходов из других источников (см. S/2015/739). Государства-члены сообщают, что ИГИЛ пытается компенсировать потерю доходов от нефти путем активизации усилий по «налогообложению» и вымогательству (например, посредством увеличения стоимости некоторых разрешений и повышения интенсивности взимания «штрафов»). По сведениям одного из государств, ИГИЛ вводит новые «нало-ги» и увеличивает ставки существующих «налогов».

11. Миссия Организации Объединенных Наций по оказанию содействия Ираку (МООНСИ) сообщает, что, поскольку ИГИЛ в течение определенного времени не захватывало новые территории в Ираке, его возможности в плане разграбления и продажи новых ресурсов, имущества или памятников древно-сти сужаются. Неясно, какой объем доходов получает ИГИЛ от контрабанды древностей, однако эта практика по-прежнему остается одним из источников дохода . За время, прошедшее после представления моего первоначального доклада, западноевропейские правоохранительные органы приступили к про-ведению расследований деятельности, связанной с контрабандной, в том числе двух конкретных расследований, касающихся участия частного сектора. Меж-дународные и региональные организации подчеркивают также потенциальные риски для культурных ценностей Ливии и Йемена и риск того, что похищение и продажа таких предметов может стать одним из каналов финансирования включенных в перечень террористических групп.

12. Как отмечалось выше, в связи с усилением давления на финансовую си-стему ИГИЛ в Сирийской Арабской Республике и Ираке возрастает риск того, что ИГИЛ будет пытаться использовать другие приносящие доход виды дея-тельности. Поэтому международное сообщество должно сохранять бдитель-ность в отношении попыток ИГИЛ усилить диверсификацию своих каналов получения доходов или расширить сравнительно незначительные каналы. Например, ИГИЛ может обратиться за внешними пожертвованиями (которые до настоящего времени обеспечивали сравнительно небольшую долю финан-сирования этой террористической группы) или активизировать свои усилия по захвату иностранных заложников с целью получения выкупа. Как ранее сооб-щала Группа по наблюдению, в 2014 году ИГИЛ получало значительные сум-мы в качестве выкупа за иностранных заложников (см. S/2014/770 и S/2014/815). В 2015 году получаемые им доходы от похищений людей по срав-нению с 2014 годом снизились. Если ИГИЛ в очередной раз будет предприни-мать попытки получить выкуп за иностранных заложников вместо того, чтобы цинично использовать их в целях пропаганды, публикуя чудовищные видеома-териалы о казнях, то это может стать еще одним свидетельством усиливающе-гося финансового давления, с которыми сталкивается эта террористическая группа.

13. Учитывая продолжающиеся военные удары по контролируемым ИГИЛ нефтяным месторождениям и соответствующей инфраструктуре в целях сни-жения возможностей ИГИЛ в области эффективной нефтепереработки, суще-ствует повышенный риск того, что оно будет пытаться получить необходимые запасные части и оборудование для восстановления своей способности полу-чать прибыль за счет углеводородных ресурсов. В связи с этим крайне важное значение имеет реализация необходимых процедур соблюдения, благодаря ко-торым ИГИЛ должно быть лишено возможности приобретать новое оборудо-вание и запасные части, необходимые для ремонта разрушенной инфраструк-туры нефтяных месторождений и нефтеперерабатывающего оборудования (см. S/2016/213). Несколько государств-членов ведут работу по определению перечня оборудования и запасных частей, которые ИГИЛ может попытаться приобрести, с целью распространить этот перечень среди структур делового сектора для того, чтобы эти структуры могли более эффективно определять направленность своих процедур соблюдения.

14. Поскольку на ИГИЛ в Ираке и Сирийской Арабской Республике оказыва-ется постоянное давление (в том числе путем осуществления военных мер, нацеленных на места хранения денежных средств), вполне вероятно, что оно будет предпринимать попытки перевести финансовые средства в другие стра-ны и конвертировать местную валюту в такую валюту или такие товары, как, например, золото, которые могут быть с легкостью переведены и использова-ны в других странах мира. Предприятия, предоставляющие финансовые услу-ги, обменные пункты «хавала» и другие неофициальные системы перевода де-нег по-прежнему слабо защищены от злоупотреблений, однако дополнитель-ное внимание необходимо уделить также новым формам расчетов, таким как предварительно оплаченные карты и виртуальные валюты. При этом ИГИЛ продолжает также осуществлять перевод средств путем контрабанды налич-ных денег. Кроме того, не следует упускать из виду официальные банковские каналы.

15. Государства-члены, в том числе Ирак, уже предприняли значительные меры по ограничению возможностей ИГИЛ в плане доступа к финансовому сектору . Однако в этой области необходимо постоянно сохранять бдитель-ность, особенно в государствах-членах, граничащих с территорией, контроли-руемой ИГИЛ. Бдительность имеет важное значение не только для недопуще-ния того, чтобы ИГИЛ имело возможность хранить средства за границей, но и для недопущения того, чтобы оно переводило средства своим филиалам и спо-собствовало совершению нападений по всему миру. Как отмечалось в моем первоначальном докладе, распространение филиалов ИГИЛ и принесение клятв верности Абу Бакру аль-Багдади на протяжении последних двух лет яв-ляются свидетельством глобального охвата и амбиций ИГИЛ.

16. Некоторые филиалы ИГИЛ создаются в определенных целях, тогда как другие были созданы путем изменения названий существующих террористи-ческих групп. Ряд государств в своих оценках подчеркнули, что некоторые клятвы верности ИГИЛ, принесенные существующими террористическими группами, представляют собой конъюнктурные попытки получить поддержку, в том числе финансовую поддержку, от обладающего значительными финан-совыми средствами ядра ИГИЛ. По мнению государств-членов, ИГИЛ предо-ставляет финансирование, в том числе «стартовый капитал», своим филиалам, в том числе в Северной Африке и Афганистане. По мнению одного из госу-дарств-членов, в качестве финансового центра для распределения денежных средств другим террористическим группам ядро ИГИЛ использует свою «про-винцию» в Ливии. Кроме того, по крайней мере некоторые международные нападения, совершенные ячейками ИГИЛ, частично получали финансирование за счет денежных средств, которые были собраны в зоне конфликта . Нападе-ния на «легкодоступные цели», совершаемые ИГИЛ в других странах, требуют сравнительно небольших затрат, и средства для их осуществления во многих случаях могут быть получены из местных источников, таких как незаконное присвоение социальных пособий и мелкая преступная деятельность. Однако затраты на организацию филиала, его поддержание и обеспечение для него долгосрочной поддержки гораздо выше. Таким образом, предоставление средств ИГИЛ его филиалам и сетям по-прежнему остается одной из основных проблем.

17. И наконец, борьба с финансированием ИГИЛ в Ираке и Сирийской Араб-ской Республике не может осуществляться изолированно. Через Ливию прохо-дит также сеть контрабандных путей, и ИГИЛ имеет также возможность обла-гать «налогами» экономическую деятельность или контрабанду в Ливии (см. S/2015/891). Таким образом, расширение и консолидация территории уве-личивает возможности для финансирования. До сих пор нет никаких свиде-тельств того, что какие-либо из филиалов ИГИЛ финансируют ядро этой тер-рористической группы. Однако это еще одна область, в которой необходима бдительность для недопущения того, чтобы какой-либо из филиалов ИГИЛ нашел достаточный источник доходов для оказания ядру финансовой под-держки.

С. Вступление иностранных боевиков-террористов в ряды ИГИЛ и связанных с ним групп и организаций: планирование нападений и содействие нападениям

18. Из государств по всему миру по-прежнему прибывают многочисленные иностранные боевики-террористы для того, чтобы вступить в ряды ИГИЛ в Ираке и Сирийской Арабской Республике. Одно из государств-членов сооб-щило, что за последние годы в этот регион, возможно, попытались отправить-ся примерно 38 000 человек. По оценкам ряда государств-членов, в настоящее время под командованием ИГИЛ в этом регионе состоят в общей сложности около 30 000 боевиков (в это число входят, помимо иностранных боевиков-террористов, сирийские и иракские граждане). Большинство иностранных бое-виков-террористов, в настоящее время находящихся в рядах ИГИЛ, прибыли из стран Северной Африки, Ближнего Востока и Центральной Азии. Значи-тельное число прибыло также из стран Европы и Южной и Юго-Восточной Азии. Информация, представленная государствами-членами, свидетельствует о том, что этот поток не прекращается. Хотя рост численности новых ино-странных боевиков-террористов, прибывающих из некоторых регионов, за-медлился, количество новых иностранных боевиков-террористов, прибываю-щих из других регионов или делающих такие попытки, увеличилось. На чис-ленность иностранных боевиков-террористов, получающих возможность всту-пить в ряды ИГИЛ, возможно, оказывают влияние контрмеры, принимаемые государствами в целях выявления таких боевиков и пресечения их поездок, а также усиление контроля на границах Ирака и Сирийской Арабской Республи-ки.

19. Целеустремленные иностранные боевики-террористы, которым известно об этих механизмах контроля, обладают навыками сокрытия своих намерений совершить поездку, в том числе путем использования закрытых веб-форумов и сервисов передачи зашифрованных сообщений для взаимодействия с теми, кто содействует совершению ими поездок. Сообщается, что они используют под-дельные или похищенные документы, удостоверяющие личность, а также пы-таются скрыть свою поездку в Ирак и Сирийскую Арабскую Республику, ис-пользуя обходные маршруты.

20. Характеристики лиц, прибывающих для вступления в ряды ИГИЛ в Ира-ке и Сирийской Арабской Республике, по-прежнему разнообразны и предпола-гают наличие целого ряда мотивов. В связи с этим государства-члены по прежнему сталкиваются с трудностями в своих усилиях по выявлению по-тенциальных иностранных боевиков-террористов. Некоторые из таких боеви-ков уже могут иметь опыт пребывания в зонах конфликтов, у некоторых из них могут быть идеологические мотивы для вступления в ряды ИГИЛ, а у дру-гих основным мотивом может быть получение заработка. Поводами для беспо-койства по-прежнему остаются продолжающаяся со стороны ИГИЛ вербовка женщин и вовлечение детей в ряды боевиков.

21. По мнению некоторых государств, вновь появился риск террористиче-ских нападений в Юго-Восточной Азии. Хотя количество иностранных боеви-ков-террористов из Юго-Восточной Азии, направляющихся в Ирак и Сирий-скую Арабскую Республику для вступления в ряды ИГИЛ, относительно неве-лико по сравнению с количеством таких лиц из других регионов, они по-прежнему исчисляются сотнями. Руководители нескольких существующих групп из Юго-Восточной Азии (и некоторых новых групп) принесли клятву верности Абу Бакру аль-Багдади (см. S/2015/441). Существование в составе ИГИЛ малайзийско-индонезийского воинского подразделения, известного как «Катиба Нусантара», или «Группа архипелага», также подчеркивает ту угрозу, которую могут создать при возвращении в Юго-Восточную Азию обладающие новыми навыками бывшие участники конфликта в Ираке и Сирийской Араб-ской Республике.

22. Кроме того, все большее число иностранных боевиков-террористов воз-вращаются на родину. Некоторые из возвращающихся покидают зоны кон-фликтов в связи с разочарованием в методах ИГИЛ и в конфликте, в котором они участвовали. Другие остаются под властью радикальных идей и сохраняют намерение и возможность осуществлять террористические нападения в стране своего происхождения или проживания. Для того чтобы избежать обнаруже-ния, эти боевики прибегают к таким методам, как «разбивка маршрута», ис-пользуют поддельные или похищенные проездные документы или скрываются среди потоков мигрантов. Как показали события в Париже и Брюсселе, эти ли-ца образуют ячейки и сети. Многие из них ранее участвовали в преступной де-ятельности и уже имеют связи с преступными организациями, которые могут помочь в получении доступа к оружию и взрывчатым веществам. Кроме того, они возвращаются, получив навыки действий на поле боя, подготовку в обла-сти использования взрывчатых веществ и обладая пониманием методов работы полиции и органов безопасности. Вследствие этого выявить их непросто.

23. Совершенные такими ячейками нападения демонстрируют возросшую сложность и свидетельствуют о намерении совершить нападения на ряд целей в несколько этапов, растянуть ресурсы полиции и служб безопасности и вы-звать панику среди гражданского населения и большое число жертв. Некото-рые из этих террористических групп, как представляется, управляются из-за рубежа. Некоторые лица из числа вернувшихся перемещаются также в другие районы конфликта, с тем чтобы вступить в ряды филиалов ИГИЛ, создают но-вые филиалы в соответствии с идеологией ИГИЛ или организовывают каналы финансирования в рамках стратегии ИГИЛ по расширению его глобального присутствия. Следует особо отметить, что несколько сотен иностранных бое-виков-террористов вернулись в Ливию.

III. Новые аспекты угрозы

24. В следующем разделе я останавливаюсь на растущей угрозе, создаваемой ИГИЛ в других государствах за пределами Ирака и Сирийской Арабской Рес-публики, освещаю вопрос об использовании ИКТ со стороны ИГИЛ и рас-сматриваю проблему сексуального насилия в связи с конфликтом.

A. Изменение географических аспектов угрозы, создаваемой ИГИЛ

25. Поскольку масштабы присутствия ИГИЛ за пределами Ирака и Сирий-ской Арабской Республики возросли, в настоящем докладе рассматриваются основные филиалы ИГИЛ, а также регионы, в которых существует повышен-ный риск создания новых филиалов ИГИЛ. В последующих обновленных до-кладах, которые будут представлены в соответствии с пунктом 97 резолю-ции 2253 (2015), эти вопросы будут рассмотрены более подробно.

1. ИГИЛ в Ливии

26. Это отделение ИГИЛ, присутствующее в Ливии в течение 18 месяцев, продолжает оставаться элементом целенаправленной стратегии ядра ИГИЛ по расширению за пределы Ирака и Сирийской Арабской Республики. Государ-ства-члены отмечают, что некоторые члены центрального руководства ИГИЛ рассматривают Ливию в качестве возможного альтернативного района ведения боевых действий, учитывая возрастающие трудности, с которыми сталкивается ИГИЛ в Ираке и Сирийской Арабской Республике. Кроме того, ИГИЛ призна-ет, что, закрепившись в Ливии, оно сможет создать центр для возможного расширения по всему региону Магриба и Сахеля и за его пределы. Таким обра-зом, ИГИЛ по-прежнему использует в своих целях политический вакуум и ва-куум в области безопасности в Ливии. Кроме того, его ливийское отделение получает указания от основного руководства ИГИЛ и использует имеющийся у ИГИЛ обширный опыт и знания, в частности в области пропаганды и в обла-сти изготовления самодельных взрывных устройств.

27. Государства-члены указывают также, что ИГИЛ в Ливии оказывает под-держку другим ячейкам ИГИЛ в странах Магриба (в частности в Тунисе, где это отделение террористической группы уже оказывало поддержку связанным с ИГИЛ лицам). Поступают также сообщения о продолжающейся в этом реги-оне вербовке и осуществлении содействия. Недавно службы безопасности гос-ударств-членов ликвидировали ряд связанных с ИГИЛ ячеек, базировавшихся в странах Магриба.

28. С момента создания ИГИЛ в Ливии наблюдается значительный приток новых боевиков в эту группу. Ядро ИГИЛ направило около 800 ливийских бо-евиков из Сирийской Арабской Республики и Ирака обратно в Ливию в целях укрепления деятельности ИГИЛ в этой стране (S/2015/891, пункт 21) и про-должает привлекать боевиков из стран Магриба, Сахеля, Ближнего Востока, Восточной Африки и из западных государств. Хотя общая численность ино-странных боевиков-террористов в Ливии значительно ниже, чем в Ираке и Си-рийской Арабской Республике, боевые силы ИГИЛ (основную часть которых составляют иностранные боевики-террористы) насчитывают, по оценкам госу-дарств-членов, от 3000 до 5000 человек. По данным государств-членов, Ливия служит перевалочным пунктом и убежищем для членов ИГИЛ, возвращаю-щихся на родину или в третьи государства. Тем не менее местное население и другие ливийские группировки по-прежнему считают ИГИЛ в Ливии «чуже-родным» элементом (там же, пункт 8).

29. ИГИЛ в Ливии получило контроль над территорией за относительно ко-роткий период времени. Цель недавних нападений на побережье к востоку от Сирта (в том числе на нефтяные объекты) состояла в том, чтобы лишить дохо-дов находящиеся в стране другие группы и противоборствующие фракции. ИГИЛ постоянно пытается расширить сферу своего влияния, совершая напа-дения на контрольно-пропускные пункты, жилые районы и жизненно важные объекты. Однако оно сталкивается с трудностями при осуществлении действий и расширении за пределами своего опорного пункта в Сирте, который по-прежнему является местом базирования большей части руководства ИГИЛ в Ливии. Согласно информации, предоставленной государствами-членами, ИГИЛ контролирует ряд отдельных ячеек в Дерне, Адждабии и Бенгази, где в результате военных операций удалось вытеснить более крупные группы бое-виков ИГИЛ. Ячейки ИГИЛ продолжают также действовать в Триполи. Нако-нец, государства-члены сообщают о присутствии в южной части Ливии не-большой группы ИГИЛ, созданной для оказания материально-технической поддержки и подготовки прибывающих иностранных боевиков-террористов. 19 февраля 2016 года в Сабрате ИГИЛ в Ливии понесло серьезный ущерб, ко-гда в результате авиаудара были убиты свыше 40 таких боевиков, в том числе многие тунисские боевики, связанные с резонансными нападениями в Тунисе.

30. Согласно информации, предоставленной государствами-членами, ИГИЛ в Ливии по-прежнему в значительной степени полагается на самофинансирова-ние за счет взимания «налогов» в Сирте и его окрестностях. Однако одно из государств-членов сообщило также о финансировании, поступающем от ядра ИГИЛ через эмиссаров. Как представляется, в настоящее время ИГИЛ не по-лучает дохода непосредственно от эксплуатации имеющихся в Ливии запасов сырой нефти .

31. Сохраняющиеся трудности, с которыми сталкивается ИГИЛ в Ливии в ходе консолидации своей территории, создания союзов и ведения конкурент-ной борьбы с другими субъектами, включая транснациональные контрабанд-ные сети в регионе, могут помешать значительной активизации этого отделе-нию в предстоящие месяцы. Однако присутствие ИГИЛ в Ливии по-прежнему остается одним из факторов риска. В этой связи необходимо продолжить наблюдение за оперативным потенциалом этой террористической группы, расширением ее влияния в местных условиях, которые не всегда являются бла-гоприятными, и реакцией других террористических групп в странах Сахеля и Западной Африки.

2. ИГИЛ в Афганистане

32. Вакуум в руководстве провозглашенного движением «Талибан» «Ислам-ского эмирата» после кончины муллы Омара был заполнен в середине 2015 года, когда новым «амиром аль-муминином» был объявлен Ахтар Мо-хаммед Мансур, который настоятельно призвал Абу Бакра аль-Багдади воз-держиваться от распространения сферы его влияния на Афганистан. Посколь-ку законность полномочий нового лидера «Талибана» была оспорена (ввиду того, что он пользуется поддержкой ограниченного числа племен, участвует в наркоторговле и купается в роскоши), ряд группировок афганского движения «Талибан» заявили о своей поддержке ИГИЛ. «Исламское движение Узбеки-стана», бывшее до тех пор верным пособником основного ядра «Аль-Каиды», также в большей степени идентифицировало себя с так называемым «халифа-том» ИГИЛ и отказалось признать новое руководство, хотя лидер «Аль Каиды» Айман Мухаммед Рабие аз-Завахири присягнул на верность Ахтару Мохамме-ду Мансуру в сентябре 2015 года. Некоторые члены ИГИЛ в Афганистане бы-ли в прошлом бойцами «Техрик-и-Талибан» в Пакистане. Обеим этим группам пришлось переместиться из своего прежнего убежища в Северном Вазири-стане, Пакистан, в приграничные районы Афганистана. Лишь очень немногие лица, связанные с ИГИЛ в Афганистане, прибыли непосредственно из Ирака и Сирийской Арабской Республики.

33. Силы Ахтара Мохаммеда Мансура нанесли поражение этим новым груп-пировкам ИГИЛ на юге, юго-востоке и западе Афганистана, отсрочив в каж-дом из этих районов наступательные операции против сил афганского прави-тельства. В результате действовавшие в этих районах группировки ИГИЛ пе-решли на подпольное положение, но при этом остаются активными. В 2015 году ИГИЛ смог взять под свой контроль районы Ачин, Дих Бала, Кот и Назуйан в провинции Нангархар вдоль границы с Пакистаном. После принято-го им решения запретить выращивать мак в этих районах ИГИЛ в Афганистане подвергся также нападкам со стороны местной элиты и боевиков, занимаю-щихся незаконным оборотом наркотиков. В 2015 году действующие в Афгани-стане международные силы по борьбе с терроризмом начали систематически принимать целенаправленные меры против ИГИЛ. Столкнувшись с такой оп-позицией, ИГИЛ совершил тактическое отступление: отвел своих боевиков из основных районов базирования в горные окраины вдоль афгано-пакистанской границы. По оценкам, осенью 2015 года в провинции Нангархар в рядах ИГИЛ насчитывалось от 1400 до 2000 боевиков. Однако к первому кварталу 2016 года число боевиков группировки составляло, по оценочным данным, ме-нее 1000 человек. Ряд бывших членов движения «Талибан», которые в 2014 году присоединились к ИГИЛ, вернулись в ряды «Талибана» и присягну-ли на верность бывшему лидеру движения Ахтару Мохаммеду Мансуру.

34. ИГИЛ в Афганистане доказал, что способен удерживать под своим кон-тролем ограниченные территории и осуществлять террористические нападения в крупных городах за пределами основного района своих операций. В Кабуле его боевики совершили нападение с использованием самодельного взрывного устройства на шиитскую мечеть, а в Джелалабаде террорист-смертник осуще-ствил тщательно спланированное нападение на консульство Пакистана. Напа-дения совершаются и в приграничных районах на территории Пакистана.

35. После того как в феврале 2016 года была уничтожена стационарная ра-диостанция этой террористической группы, действовавшая в диапазоне ФМ, группа — во избежание обнаружения — возобновила вещание своей програм-мы «Голос халифата» с мобильной платформы. Террористическая группа име-ет доступ к Интернету и продолжает регулярно выпускать качественно снятые пропагандистские фильмы.

36. По мнению одного из государств-членов, важным источником финанси-рования ИГИЛ в Афганистане являются средства, поступающие от ИГИЛ, дей-ствующего в Ираке и Сирийской Арабской Республике. Эти средства посту-пают благодаря денежным переводам, направляемым через третьи страны. Этих средств оказалось достаточно, чтобы ИГИЛ в Афганистане закупил в первом квартале 2015 года значительную часть урожая опийного мака в четы-рех районах провинции Нангархар, и их объем составляет, по оценкам, не-сколько миллионов долларов США. По сообщениям некоторых государств-членов, впоследствии боевики ИГИЛ сожгли посевы опийного мака. Это наглядно свидетельствует о том, что у террористической группы имеются до-статочные финансовые активы в Афганистане и в настоящее время у нее нет необходимости полагаться на наркоторговлю для финансирования своей дея-тельности в стране.

B. Использование информационно-коммуникационных технологий

1. Использование ИГИЛ информационно-коммуникационных платформ

37. Информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) являются важ-нейшим инструментом ИГИЛ и в огромной степени обеспечивают ИГИЛ и его фракциям возможность функционировать, производить вербовку в свои ряды и совершать нападения. Меры по оказанию военного и экономического давления на ИГИЛ, принимаемые в настоящее время с целью заставить его сдать свои позиции на подконтрольных ему территориях, особенно в Ираке и Сирийской Арабской Республике, пока еще не привели к сокращению его присутствия и в киберпространстве. Угроза, создаваемая ИГИЛ в этом секторе, весьма значи-тельна, усиливается и постоянно меняется по форме.

38. Хотя действие многих аккаунтов ИГИЛ в социальных сетях было при-остановлено, группировка принимает активные ответные меры для того, чтобы удержать контроль над своими социально-медийными средствами пропаганды. Так, сразу же после террористических нападений, совершенных 22 марта 2016 года в брюссельском аэропорту «Завентем» и на станции метро «Молен-бек», несколько частных каналов обмена сообщениями, поддерживающие ИГИЛ, начали скоординированно проводить пропагандистскую кампанию в сети «Твиттер», используя самые «горячие» на тот момент брюссельские хэш-теги (например, #Brussel #Brussels #Bruxelles #Brusselsattacks) и наводняя их пропагандистской информацией ИГИЛ, включая видеоматериалы . Координа-ция ИГИЛ кампаний в социальных сетях за счет использования «распростра-нителей-посредников», которые пропагандируют его опасные идеи — будь то по указанию основного ядра ИГИЛ или нет, — является свидетельством эво-люции применяемых группировкой методов ведения пропагандистской рабо-ты.

39. Налицо все больше свидетельств обмена в Интернете учебными видео-фильмами и материалами, в частности посвященными планированию и осу-ществлению нападений либо изготовлению самодельных взрывных устройств (см. S/2014/770, пункт 19), а также использованию стрелкового оружия и лег-ких вооружений. Хотя для достижения нужных результатов теоретические ин-струкции такого рода должны, как правило, подкрепляться практической под-готовкой и опробоваться в деле, обмен соответствующими материалами через Интернет не составляет труда и способствует этому. Как можно судить по по-следним сообщениям, террористические организации, кроме того, принимают участие в торговле оружием через Интернет с помощью социальных сетей и коммуникационных платформ в государствах, которые либо находятся в зонах конфликта на Ближнем Востоке, либо соседствуют с ними .

40. На сегодняшний день ИГИЛ, возможно, не располагает необходимым техническим потенциалом для кибератак против важнейших объектов инфра-структуры. Однако опасность того, что ИГИЛ может приобрести необходимые для нападения инструменты через «даркнет», существует и становится все бо-лее реальной. Предметом особого интереса для ИГИЛ и сочувствующих им лиц являются данные (особенно конфиденциальные личные данные сотрудни-ков правоохранительных органов). Так называемая «киберармия халифата» и другие хакерские группы, которые в настоящее время, как представляется, лишь сочувствуют ИГИЛ, могут быть завербованы ИГИЛ в целях повышения оперативной эффективности группировки.

2. Расширение сотрудничества с частными информационно-коммуникационными компаниями

41. Хотя главную ответственность за предотвращение и борьбу против угро-зы, которую создает использование ИКТ террористами, несут государства, успешность принимаемых ими в этих целях мер зависит от использования имеющихся знаний, опыта и активной поддержки со стороны соответствую-щих заинтересованных сторон, включая частный сектор и гражданское обще-ство. Вести борьбу с радикализацией, которая осуществляется через Интернет, невозможно, стараясь лишь изъять из сетей материалы соответствующего со-держания или ограничить доступ к Интернету. У частного сектора, особенно у медийного и технологического секторов, имеется целый ряд инструментов и ресурсов, которые способны помочь государству и гражданскому обществу наращивать сопротивляемость радикализации, настраивающей на насилие. За-частую низовые организации не располагают техническими возможностями для ведения и обновления веб-сайтов и социальных медийных платформ, при-званных обеспечить максимальную эффективность инициатив в области кон-тртеррористической пропаганды. Еще очень многое можно сделать для расши-рения контртеррористической пропаганды в Интернете путем оказания даль-нейшей поддержки инициативам снизу и активнее работая с частным секто-ром.

42. Многими ведущими ИКТ-компаниями разработаны меры в целях предот-вращения неправомерного использования их платформ. Компании «Гугл» и «Фейсбук» недавно объявили о том, что совместно с организациями граждан-ского общества приступают к проведению кампаний по борьбе с радикализа-цией. В феврале 2016 года компания «Твиттер» объявила о том, что с середи-ны 2015 года ею было удалено более 125 000 аккаунтов, так или иначе связан-ных с террористами. 20 мая 2016 года компания «Майкрософт» объявила о том, что пересматривает свой подход в отношении контента террористическо-го содержания в Интернете и предусмотренные ею правила пользования и бу-дет удалять соответствующие материалы, руководствуясь Сводным санкцион-ным перечнем Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Эти компании наращивают свой потенциал, необходимый для того, чтобы обеспе-чить выполнение предусматриваемых ими условий пользования и предостав-лять пользователям и правительствам возможность помечать контент террори-стической направленности, и одновременно содействуют пропаганде контр-террористических идей с помощью надежных каналов распространения ин-формации.

43. Отдельные компании начинают признавать необходимость повышения осведомленности о своих оперативных руководящих принципах, предназна-ченных для должностных лиц правоохранительных органов, которым требу-ются пользовательские записи; это касается в первую очередь процедуры по-дачи запросов на раскрытие информации в экстренных случаях, запросов от-носительно сохранения данных, а также запросов на получение базовой ин-формации о подписчиках. Создание сети пользующихся доверием и включен-ных в перечень контактных центров будет способствовать развитию сотрудни-чества между организациями, задача которых состоит в том, чтобы не допу-стить использования Интернета в террористических целях.

С. Сексуальное насилие в условиях конфликта

44. Сексуальное насилие по-прежнему используется в качестве тактики тер-роризма в целях наращивания власти ИГИЛ, содействия его финансированию и вербовочной деятельности, а также для разрушения социальной структуры местных сообществ. Как я уже отмечал в своем последнем докладе о сексуаль-ном насилии в условиях конфликта (S/2016/361), если угроза сексуального насилия вынуждает гражданское население покидать свои дома, то, чтобы по-будить мужчин и мальчиков из числа как местной молодежи, так и боевиков-иностранцев вступить в ряды ИГИЛ, им — в качестве вербовочной страте-гии — предлагают жен и сексуальных рабынь (там же, пункты 19–22). ИГИЛ описывает захват и порабощение «неверных» женщин и детей как неизбежное следствие завоевания им новых территорий, а также стремится обеспечить ре-гулирование и кодификацию сексуального рабства, что придает еще больший вес такому открытому обоснованию сексуального порабощения.

45. Торговля женщинами и девочками остается одним из важнейших источ-ников финансовых поступлений для ИГИЛ и связанных с ним структур, кото-рые продолжают использовать ИКТ для вымогания средств путем торговли женщинами. «Новаторское» использование коммуникационных платформ, например использование приложений для отправления частных сообщений, позволило ИГИЛ и связанным с ним лицам и структурам поддерживать сек-ретную связь с помощью зашифрованных сообщений и заниматься продажей женщин и девочек с помощью интерактивного процесса торгов.

46. В рамках стратегии Организации Объединенных Наций по борьбе с тер-роризмом необходимо обеспечить привлечение к ответственности виновных в совершении сексуального насилия. Преследование за сексуальное насилие необходимо вести столь же решительно, как и преследование за совершение террористических актов. На своей пятьдесят пятой сессии Комитет против пы-ток, принимая заключительные замечания по Ираку (A/HRC/28/18), выразил обеспокоенность в связи с тем, что ИГИЛ систематически прибегал к тактике сексуального насилия, порабощения, похищений и торговли людьми, объектом которых являются главным образом женщины и девочки, принадлежащие к религиозным и этническим меньшинствам, и рекомендовал Ираку принять ме-ры с целью повысить эффективность защиты женщин и покончить с безнака-занностью исполнителей. Поэтому важно предпринимать коллективные уси-лия для сохранения доказательств нарушений, совершаемых ИГИЛ, включая сексуальное насилие.

47. Государствам следует продолжать углублять понимание проблемы ис-пользования сексуального насилия как террористической тактики и официаль-но признать жертв сексуального насилия в качестве жертв терроризма для раз-работки мер и стратегий контрпропаганды, а также для обеспечения возмож-ности возмещения ущерба и выплаты компенсаций. Государствам следует также взаимодействовать с традиционными и религиозными лидерами, кото-рые могут способствовать тому, чтобы клеймо стыда и позора в случаях сексу-ального насилия стало уделом не жертв этого преступления, а уделом винов-ных в его совершении. Это крайне важно для обеспечения того, чтобы экстре-мисты не вышли победителями в соответствующей борьбе идей. В частности, следует противостоять попыткам религиозными постулатами узаконить изна-силование. Государства не должны вести борьбу с насильственным экстре-мизмом в ущерб правам женщин; напротив, эта борьба должна способствовать расширению прав и возможностей женщин в рамках усилий по укреплению семейных и общинных уз, как это предусмотрено в резолюции 2178 (2014) о борьбе с террористической угрозой. И наконец, государства должны обеспе-чить, чтобы в их национальном законодательстве была предусмотрена уголов-ная ответственность за использование социальных медийных платформ и при-ложений для обмена сообщениями в целях продажи женщин и детей.

IV. Обновленная информация о ходе осуществления государствами-членами соответствующих резолюций о борьбе с терроризмом

A. Уголовное правосудие и уголовное законодательство

48. Необходимость реагировать на стремительную эволюцию и эскалацию нынешней террористической угрозы, в том числе на появление ИГИЛ и успешную вербовку им иностранных боевиков-террористов, обусловила воз-никновение новых правовых проблем в сфере борьбы с терроризмом. Государ-ства-члены продолжают добиваться, чтобы их законодательство полностью отвечало требованиям резолюции 2178 (2014) и способствовало принятию эф-фективных мер реагирования в связи с действиями иностранных боевиков-террористов (включая реагирование во всех случаях совершения ими серьез-ных преступлений в период передвижения (в первую очередь военных пре-ступлений, преступлений против человечности и преступлений на гендерной почве)) (A/HRC/28/18).

49. В настоящее время лишь около одной трети из 77 государств-членов, ко-торые были отнесены к категории «наиболее пострадавших» от угрозы, исхо-дящей от иностранных боевиков-террористов, обновили свое законодательство во исполнение резолюции 2178 (2014) (см. S/2015/975). Во многих государ-ствах-членах действующее законодательство не отвечает требованиям сразу в нескольких областях, в том числе в части, касающейся необходимости пресе-кать передвижение иностранных боевиков-террористов путем установления уголовной ответственности за связанные с подготовкой или соучастием дей-ствия. Кроме того, национальное законодательство многих государств-членов остается слишком широким или расплывчатым, и, следовательно, существует опасность того, что оно не обеспечивает адекватной защиты норм междуна-родного права прав человека, гуманитарного и беженского права.

50. Государства-члены продолжают также укреплять свой потенциал, необ-ходимый для ведения эффективного расследования и преследования по слож-ным делам, особенно по делам, связанным с действиями иностранных боеви-ков-террористов. Серьезной проблемой остается сбор доказательств в районах или из районов, в которые иностранные боевики-террористы были направле-ны.

51. Несколько государств сообщают о том, что значительная доля их граж-дан, подозреваемых в том, что они вернулись из районов, куда были направле-ны иностранные боевики-террористы, либо не могли быть привлечены к уго-ловной ответственности ввиду недостаточности оснований, либо были приго-ворены к краткосрочному тюремному заключению. В настоящее время лишь около половины государств, которые в наибольшей степени подвержены угро-зе, создаваемой иностранными боевиками-террористами, разработали и прово-дят в жизнь стратегии привлечения к уголовной ответственности, реабилита-ции и реинтеграции возвращающихся лиц. Мадридские руководящие принци-пы в отношении иностранных боевиков-террористов (S/2015/939, приложение II) , и в первую очередь руководящие принципы 30–32, служат полезным под-спорьем в этой области .

B. Международное сотрудничество

52. В силу того что деятельность террористических сетей и передвижения иностранных боевиков-террористов выходят за рамки одного конкретного ре-гиона, государства-члены в различных частях мира все больше и больше пола-гаются на международное сотрудничество с государствами за пределами своих традиционных двусторонних и региональных сетей сотрудничества. Вместе с тем, как показывают оценки Контртеррористического комитета Совета Без-опасности, в деле обеспечения эффективного международного сотрудничества в целях пресечения потока иностранных боевиков-террористов существуют многочисленные проблемы, включая задержки в предоставлении взаимной правовой помощи, жесткие правила процедуры и отсутствие необходимого по-тенциала.

53. Оценки Контртеррористического комитета свидетельствуют и о том, что институт взаимной правовой помощи по-прежнему недостаточно задействует-ся ввиду связанных с ним зачастую длительных и сложных процедур. Некото-рые государства-члены, в том числе некоторые из тех, которые в наибольшей степени затронуты угрозой, создаваемой иностранными боевиками-террористами, еще не назначили эффективного центрального органа для рас-смотрения просьб о взаимной правовой помощи и выдаче. Процедурные за-держки могут привести к полной утрате доказательств. Руководящие принци-пы и соответствующие публикации Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (УНП ООН) служат полезным подспо-рьем, позволяющим государствам-членам эффективно сотрудничать в уголов-ных делах в целях привлечения террористов к уголовной ответственности и пресечения потока иностранных боевиков-террористов.

54. Опыт создания судебными органами сетей сотрудничества, таких как Ев-роюст, Европейская судебная сеть и Консультативная группа прокуроров стран Юго-Восточной Европы, демонстрирует полезность использования ре-гиональных механизмов в интересах расширения формального и неформаль-ного сотрудничества. Создание специальной сети координаторов по вопросам сотрудничества, доступ к которой обеспечивался бы круглосуточно, может стать прекрасным инструментом, содействующим своевременным обменам между правоохранительными органами. Развитию сотрудничества между гос-ударствами-членами может способствовать и применение регионального под-хода в вопросах совершенствования законодательства, поскольку это позволит добиться большей согласованности в правовой сфере. Совет Европы, напри-мер, недавно завершил работу над дополнительным протоколом к своей Кон-венции о предупреждении терроризма, в котором предусмотрен согласован-ный подход к осуществлению резолюции 2178 (2014).

C. Противодействие финансированию терроризма: борьба с финансированием ИГИЛ и иностранных боевиков-террористов

55. Несмотря на то, что государства-члены продолжают существенно про-двигаться вперед в деле выполнения требований соответствующих резолюций Совета Безопасности в отношении предотвращения финансирования террори-стической деятельности, они по-прежнему сталкиваются с проблемами в плане эффективного осуществления новых мер, изложенных в соответствующих ре-золюциях Совета, которые расширяют круг преступных деяний, связанных с финансированием терроризма, относя к их числу и финансирование поездок иностранных боевиков-террористов. Несколько государств предложили вклю-чить связанных с ИГИЛ лиц в санкционный перечень в отношении ИГИЛ (ДАИШ) и «Аль-Каиды», а некоторые использовали положения резолю-ции 1373 (2001), касающиеся замораживания активов, для того, чтобы соста-вить национальные перечни лиц и организаций, связанных с ИГИЛ, включая иностранных боевиков-террористов.

56. Государства — члены Группы разработки финансовых мер (ФАТФ) и аналогичные ФАТФ региональные органы занимаются анализом рисков, со-здаваемых ИГИЛ и связанными с ним лицами и структурами в плане финанси-рования терроризма, и в частности выявлением оперативных препятствий на пути обмена финансовой информацией и увеличения вклада учреждений, за-нимающихся вопросами борьбы с финансированием терроризма, в деятель-ность по предотвращению и расследованию случаев терроризма.

57. Государства используют существующие межведомственные механизмы для улучшения координации действий в контексте разбирательства дел о тер-роризме и финансировании терроризма. Отдельные государства позволяют финансовым структурам обмениваться между собой информацией о счетах клиентов либо о самих клиентах, но масштабы такой практики, как правило, ограничены. Некоторые государства в последнее время в экспериментальном порядке опробуют платформы для обмена информацией по вопросам финан-сирования терроризма, которые допускают обмен конфиденциальной инфор-мацией на оперативном и директивном уровнях между государственными ве-домствами и специально уполномоченными представителями частного секто-ра. Субъектам частного сектора также необходимо получать дополнительную информацию не только в целях защиты международной финансовой системы, но и для оказания помощи в выявлении и ликвидации террористических сетей посредством, например, разработки специальных финансовых критериев, поз-воляющих относить те или иные организации к числу субъектов, связанных с террористической деятельностью. Государства также отмечают, что некоторые финансовые продукты, например предварительно оплаченные карты, изна-чально более уязвимы в отношении злоупотреблений со стороны террористов. Наглядным свидетельством тому были ситуации, возникшие после связанных с ИГИЛ недавних террористических нападений, включая теракты в Париже в ноябре 2015 года.

58. Физическая перевозка наличных денег через границы по-прежнему оста-ется для ИГИЛ одним из наиболее предпочтительных способов перемещения денежных средств. Государства все в большей степени осознают необходи-мость усиления контроля за трансграничным передвижением средств и това-ров, а некоторыми уже предпринимаются шаги в этом направлении. Эти шаги включают в себя завершение национальной оценки рисков, связанных с фи-нансированием терроризма, в рамках которой выявляются все существующие опасности и угрозы, а также определяются соответствующие меры противо-действия. Например, государствами региона Ближнего Востока и Северной Африки, находящегося по соседству с зоной конфликта, были выявлены серь-езные риски, связанные с возможной трансграничной перевозкой наличных средств. Однако, согласно соответствующим статистическим данным, число случаев, о которых поступили сообщения в период 2014–2016 годов, очень не-велико.

59. ИГИЛ продолжает использовать методы, применяемые транснациональ-ными организованными преступными группировками, с тем чтобы действовать в обход международного режима борьбы с терроризмом. Поэтому в дополне-ние к осуществлению международных документов о борьбе с терроризмом и режима санкций Организации Объединенных Наций, государствам рекоменду-ется действовать, руководствуясь и другими соответствующими международ-ными документами, в частности Конвенцией Организации Объединенных Наций 2000 года против транснациональной организованной преступности и протоколами к ней. Все эти инструменты могут способствовать повышению эффективности принимаемых государствами мер с целью перекрыть каналы финансирования ИГИЛ, а также могут использоваться в интересах содействия эффективному международному и региональному сотрудничеству.

D. Правоохранительная деятельность и охрана границ

1. Правоприменение

60. Скоординированное проведение расследований в инициативном порядке имеет решающее значение для выявления случаев вербовки террористов, их финансирования, передвижения и поддержания ими контактов с помощью средств коммуникации, а следовательно и для ареста подозреваемых, прекра-щения активности террористических ячеек и предупреждения террористиче-ской деятельности. Ряд государств успешно содействовали систематизации, отслеживанию исключительно важных разведданных по борьбе с терроризмом и обмену ими с использованием централизованных баз данных, доступ к кото-рым имеют все правоохранительные учреждения, уполномоченные вести борьбу с терроризмом. Наряду с этим в целях содействия обмену информацией на региональном и международном уровне используются национальные базы данных. В некоторых государствах совместные целевые группы по борьбе с терроризмом играют ведущую роль в обеспечении координации при проведе-нии контртеррористических расследований и в контексте объединения усилий национальных и международных субъектов в рамках этого процесса.

61. Двусторонние и многосторонние соглашения продолжают обеспечивать государствам более широкие возможности в плане борьбы с угрозой, создава-емой ИГИЛ и иностранными боевиками-террористами. Помимо этого, госу-дарствам выгодно и участие действующих международных и региональных правоохранительных органов, таких, как Международная организация уголов-ной полиции (Интерпол), Европейское полицейское ведомство (Европол) и Ассоциация комиссаров полиции стран Юго-Восточной Азии (АСЕАНАПОЛ).

62. С учетом того, что ИГИЛ и другие террористические организации успешно вербуют в свои ряды новых членов, используя семейные и общинные связи, роль правоохранительных органов в осуществлении превентивных мер по борьбе с радикализацией приобретает еще большее значение. Работа поли-ции с населением и проведение в инициативном порядке разведывательных мероприятий — вот два примера применяемых некоторыми государствами ме-тодов, призванных содействовать недопущению радикализации и прекраще-нию вербовки иностранных боевиков-террористов. Хотя ряд государств уже добились существенного прогресса в деле укрепления координации и обмена информацией в режиме реального времени на внутригосударственном уровне, другие только приступают к созданию своих соответствующих контртеррори-стических правоохранительных систем и потенциала. Потенциал многих госу-дарств остается не вполне адекватным с точки зрения возможностей создания и эффективного использования всего спектра правоохранительных мер и прак-тических методов, необходимых для борьбы с терроризмом в целом и в целях недопущения передвижения иностранных боевиков-террористов в частности.

2. Пограничный контроль

63. Для многих государств-членов разработка и осуществление всеобъемлю-щих стратегий пограничного контроля по прежнему представляют собой сложную задачу, особенно в контексте легкопроходимых границ и проблем с идентификацией убывающих или совершающих транзитный проезд иностран-ных боевиков-террористов. В то же время государства-члены признали, что обеспечение эффективного пограничного контроля остается ключевым аспек-том борьбы с терроризмом и пресечения потока таких боевиков. На официаль-ных пунктах въезда и выезда основными такими механизмами являются, в частности, системы предварительного сбора информации о пассажирах, запись регистрации пассажиров, использование биометрической технологии, а также базы данных Интерпола и национальные базы данных. После принятия резо-люции 2178 (2014) число государств, использующих системы предварительно-го сбора информации о пассажирах, увеличилось с 51 до 56. Однако, посколь-ку процесс разработки системы предварительного сбора информации о пасса-жирах является крайне сложным и требует большого объема ресурсов, прой-дет, скорее всего, не менее четырех-пяти лет, прежде чем число государств, пользующихся такими системами, значительно увеличится. Прогресс в этой области может ускориться благодаря тому, что Группа экспертов по упроще-нию формальностей Международной организации гражданской авиации (ИКАО) приняла недавно рекомендацию внести в приложение 9 Конвенции о международной гражданской авиации («Чикагская конвенция») поправку, имеющую целью сделать использование системы предварительного сбора ин-формации о пассажирах обязательным международным стандартом. Однако следует отметить, что такие системы и/или запись регистрации пассажиров сами по себе не могут предотвратить поездки иностранных боевиков-террористов.

64. Некоторые государства отреагировали на угрозу, создаваемую иностран-ными боевиками-террористами, путем увеличения числа официальных погра-ничных пунктов и/или числа официальных должностных лиц, работающих на этих пунктах, или путем укрепления технологического потенциала уже имею-щихся пограничных пунктов. Некоторые из них используют современные ме-тоды связи и наблюдения для мониторинга пограничных участков за предела-ми официальных контрольно-пропускных пунктов.

65. Однако ИГИЛ продолжает применять все новые, технологически эффек-тивные методы для облегчения поездок иностранных боевиков-террористов (S/2016/92, пункт 32). К ним относится использование онлайновых форумов для распространения информации о том, как такие боевики могут избежать обнаружения при пересечении границ или использовать маршруты, которые не вызывают подозрений, и для их предупреждения о конкретных деталях, на ко-торые государства обращают внимание при проверке на границах . Чтобы остановить поток боевиков, государства должны разработать и осуществить дополнительный комплекс гибких, взаимодополняющих и скоординированных мер пограничного контроля, адаптированных к местным условиям.

Е. Борьба с вербовкой и предотвращение/пресечение воинствующего экстремизма

66. Государства-члены продолжают выражать глубокую обеспокоенность по поводу неправомерного использования Интернета и социальных сетей ИГИЛ и его филиалами, которые стремятся вербовать новых членов и провоцируют или прославляют совершение террористических актов. Во время тематических прений Совета Безопасности, состоявшихся 14 апреля 2016 года и 11 мая 2016 года под председательством Китая и Египта соответственно, государства-члены подчеркнули важность принятия эффективных мер для запрещения и пресечения таких злоупотреблений, в том числе путем полного осуществления резолюции 1624 (2005) об угрозе подстрекательства к совершению террори-стических актов и о необходимости противодействия террористической пропа-ганде. Государства-члены также отметили необходимость уважения междуна-родных обязательств в области прав человека при проведении таких меропри-ятий.

67. Государства-члены уделяют повышенное внимание разработке всеобъем-лющих подходов к борьбе с вербовкой и к предупреждению и пресечению во-инствующего экстремизма, в том числе путем налаживания партнерств с не-правительственными субъектами. Международное сообщество широко при-знает, что эффективные стратегии в этой области требуют участия правитель-ственных субъектов, которые обычно не участвуют в борьбе с терроризмом, таких как те, которые занимаются вопросами образования, социального обес-печения, регионального развития, прав человека и религии. Как отмечается в резолюции 2178 (2014), это также требует взаимодействия с соответствующи-ми местными общинами и неправительственными субъектами и расширения прав и возможностей заинтересованных групп гражданского общества. Про-гресс в этой области был медленным. Следует тщательно разграничить соот-ветствующие роли правительств и субъектов гражданского общества. По от-ношению к гражданскому обществу и правозащитникам это предполагает обеспечение способности неправительственных субъектов действовать в усло-виях безопасности и полного уважения прав человека и основных свобод, включая свободу мысли, совести, выражения мнения, религии, мирных собра-ний и ассоциации.

F. Права человека

68. Меры, принимаемые для борьбы с угрозой, создаваемой ИГИЛ и другими террористическими группами, требуют от государств решения трудных вопро-сов, касающихся их обязательств по международному праву, в частности по международному праву в области прав человека. Одна из проблем заключается в том, что уголовная ответственность за определенные деяния была недавно введена, по-видимому, без проведения надлежащего анализа, и соответствую-щие меры принимались, возможно, ретроактивно или поспешно; государствам следует и впредь следить за тем, чтобы предлагаемые законы, стратегии и ме-ры, направленные на борьбу с ИГИЛ и другими террористическими группами, до их принятия становились предметом публичного обсуждения и рассмотре-ния в правозащитном контексте.

69. Меры, принятые для введения уголовной ответственности за попытку по-ездки иностранных боевиков-террористов на территорию, находящуюся под контролем ИГИЛ, также могут создавать более конкретные проблемы. В опре-деленных случаях может оказаться не так просто привлечь к уголовной ответ-ственности какое-либо лицо до совершения поездки на контролируемую тер-рористами территорию с целью совершения террористических актов, когда может оказаться недостаточно доказательств того, что с этой целью были со-вершены какие-либо конкретные действия. В некоторых случаях органы про-куратуры могут отчасти полагаться на акты выражения мнения в Интернете и социальных сетях, что может ущемлять право на свободу выражения мнения и свободу совести. Во всех случаях государства должны обеспечивать уважение принципа законности и презумпцию невиновности, и наказания за намерение или попытку совершить определенные деяния должны быть соразмерными.

70. Некоторые государства продолжают принимать меры по отмене проезд-ных документов, в то время как другие рассматривают возможность принятия таких мер, как лишение гражданства предполагаемых иностранных боевиков-террористов и возвращающихся лиц. В этой связи должны приниматься во внимание необходимость соблюдения надлежащего судопроизводства и цель сокращения безгражданства. Аналогичным образом, государства должны и дальше предпринимать шаги для разработки четких и объективных критериев включения физических лиц в так называемые контрольные списки или списки лиц, которым запрещено пользоваться воздушным транспортом. При состав-лении таких списков государства должны обеспечивать, чтобы любые личные данные хранились и использовались в соответствии с целью, лежащей в основе их первоначального сбора, без неоправданного нарушения права на неприкос-новенность частной жизни.

71. Среди некоторых государств наблюдается явная тенденция к тому, чтобы арестовывать и задерживать, в том числе в профилактических целях, возвра-щающихся лиц, которые, как подозревается, действовали за рубежом в каче-стве боевиков-террористов. Однако правовые основания для принятия таких мер могут не согласовываться с соответствующими обязательствами в области прав человека. Некоторые рассматривают альтернативы содержания под стра-жей, например домашний арест или целенаправленную слежку, в отношении тех, кто намеревается совершить поездку, а также в отношении возвращаю-щихся лиц. Эти меры также должны согласовываться с обязательствами в об-ласти прав человека. Выражается обеспокоенность по поводу того, что увели-чение миграционных потоков, вызванное отчасти действиями ИГИЛ в районах конфликтов, негативно сказывается на осуществлении права искать убежище и пользоваться убежищем от преследования. Государства должны продолжать соблюдать принципы международного беженского права при рассмотрении прошений лиц, ищущих убежище, и уважать принцип невыдворения. Государ-ствам следует также тщательно изучать возможные последствия принятия своих законов, стратегий и мер для деятельности по оказанию гуманитарной помощи нуждающемуся населению.

V. Масштабы усилий Организации Объединенных Наций по оказанию поддержки государствам-членам в борьбе с угрозой со стороны ИГИЛ

72. За период после представления моего первоначального доклада подраз-деления Организации Объединенных Наций, действуя на основании своих собственных мандатов и в партнерстве с соответствующими международными и региональными организациями, предприняли ряд шагов в целях поддержки усилий государств-членов по борьбе с угрозой со стороны ИГИЛ. Эти шаги излагаются ниже.

A. Иностранные боевики-террористы

73. Действуя в тесном сотрудничестве с Исполнительным директоратом Контртеррористического комитета и Группой по наблюдению, Целевая группа по осуществлению контртеррористических мероприятий разработала практи-ческий план наращивания потенциала для пресечения потока иностранных бо-евиков-террористов; в этом плане рассматриваются приоритетные рекоменда-ции Контртеррористического комитета, содержащиеся в его третьем докладе о боевиках (S/2015/975). Этот план включает в себя 37 проектных предложений, охватывающих весь «жизненный цикл» явления иностранных боевиков-террористов, в том числе такие его этапы, как радикализация, поездка и фи-нансирование (и реабилитация и реинтеграция, если эти лица возвращаются).

74. 21 января Целевая группа по осуществлению контртеррористических ме-роприятий/Контртеррористический центр Организации Объединенных Наций и представители 12 субъектов, представляющих информацию для Целевой группы, встретились с членами Совета и другими заинтересованными государ-ствами-членами, чтобы проинформировать их об этом плане. Центр будет фи-нансировать семь из этих проектов, хотя для полного осуществления данной программы, к которому Совет призвал в заявлении своего Председателя (S/PRST/2015/11), потребуются значительные донорские ресурсы. КТЦООН продолжал осуществлять свой проект по повышению информированности об иностранных боевиках-террористах, включая анализ причин, побуждающих людей присоединяться к террористическим группам на Ближнем Востоке, и изучение ключевых факторов, влияющих на их мышление, и причин их воз-вращения в государства своего происхождения.

75. За период после представления моего первоначального доклада УНП ООН продолжало осуществлять свою пятилетнюю программу технической помощи по укреплению правового режима борьбы с иностранными боевиками-террористами, которая направлена на усиление национальной нормативно-правовой базы, подготовку работников системы уголовного правосудия и пра-воохранительных органов путем организации специальных тематических се-минаров и расширение международного, регионального и субрегионального сотрудничества, в том числе путем создания платформ для обмена информа-цией между определенными государствами Ближнего Востока. По завершении первого этапа этой программы УНП ООН опубликовало два подробных докла-да, которые содержат полезный перечень потребностей государств региона в технической помощи и подборку примеров передовой практики, применяемой для борьбы с угрозой, создаваемой такими боевиками.

B. Уголовное правосудие и законодательство

76. От прокуроров все чаще требуют, чтобы они сотрудничали как с частны-ми поставщиками услуг связи, так и с международными учреждениями и су-дебными органами других государств. В стремлении оказывать государствам помощь в привлечении террористов к судебной ответственности и содейство-вать международному сотрудничеству по уголовно-правовым вопросам Ис-полнительный директорат Контртеррористического комитета объединил свои усилия с Институтом исследований в области безопасности и Международной ассоциацией прокуроров с целью разработать под эгидой Ассоциации Контр-террористическую сеть прокуроров. Эта сеть позволит прокурорам из 173 стран объединить свои усилия и даст им возможность сотрудничать друг с другом и обмениваться опытом в решении сложных задач, связанных с судеб-ным преследованием за террористические преступления.

C. Борьба с финансированием терроризма

77. Члены Рабочей группы по борьбе с финансированием терроризма Целе-вой группы по осуществлению контртеррористических мероприятий активно участвуют в организации профессиональной подготовки для блокирования ак-тивов и борьбы с актами похищения людей в целях получения выкупа. Что ка-сается замораживания активов, то Целевая группа по осуществлению контр-террористических мероприятий/Контртеррористический центр Организации Объединенных Наций разработали проект по наращиванию потенциала, при-званный повысить эффективность осуществления положений, содержащихся в резолюциях 1373 (2001), 1267 (1999) и 1989 (2011) посредством, в частности, организации профессиональной подготовки и консультирования государств-членов.

78. ЮНОДК организует рабочие совещания в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, посвященные вопросам замораживания активов террори-стов, включенных в перечень в соответствии с режимом санкций Организации Объединенных Наций. В апреле 2016 года ЮНОДК и иракские власти произ-вели обзор законопроекта о борьбе с терроризмом (на рассмотрении парламен-та страны с 2011 года) и разработанного недавно законопроекта о заморажива-нии активов террористов. В ходе обзора были также рассмотрены первооче-редные потребности в технической помощи, выявленные по итогам оценочной поездки членов Контртеррористического комитета в Ирак в сентябре 2015 го-да.

79. Контртеррористический центр Организации Объединенных Наций при-ступил к осуществлению проекта по наращиванию потенциала пресечения возможностей, имеющихся у террористов в плане получения выкупа, за счет оказания содействия государствам и соответствующим неправительственным организациям (НПО) в деле обеспечения безопасного возвращения заложников без выплаты выкупа или предоставления существенных политических уступок в этом процессе. Центр также организовал региональную конференцию в Найроби в марте, в работе которой приняли участие НПО, финансовые учреж-дения и представители средств массовой информации и сектора страхования, для обсуждения потребностей в области укрепления потенциала в деле пресе-чения или предотвращения похищения людей с целью получения выкупа в Африке.

80. 14 апреля 2016 года Контртеррористический комитет и Комитет Совета Безопасности, учрежденный резолюциями 1267 (1999), 1989 (2011) и 2253 (2015) об «Исламском государстве Ирака и Леванта» (ДАИШ), «Аль-Каиде»» и связанных с ними лицах, группах, предприятиях и организациях, совместно с Группой разработки финансовых мер провели совместный открытый брифинг в Центральных учреждениях Организации Объединенных Наций, с тем чтобы обозначить тактику и передовые наработки в деле лишения террористических групп источников финансирования.

D. Правоохранительная деятельность и охрана границ

81. Исполнительный директорат Контртеррористического комитета и швей-царская неправительственная организация ICT4Peace приступили к осуществ-лению совместного проекта по обеспечению участия частного сектора в борь-бе с использованием террористами ИКТ. На мероприятии, посвященном нача-лу осуществления этого проекта, присутствовали представители индустрии ИКТ и частного сектора, подразделений Организации Объединенных Наций по борьбе с терроризмом и защите прав человека, Главного управления Европей-ского союза по вопросам миграции и внутренних дел, Отдела Европола по ад-ресно-справочной работе в Интернете и экспертно-аналитических центров.

82. В рамках этого проекта Исполнительный директорат Контртеррористиче-ского комитета и ICT4Peace будут взаимодействовать с частным сектором и гражданским обществом, чтобы углубить понимание действующих в отрасли мер реагирования на использование террористами товаров и услуг, особенно в том, что касается информационного наполнения, и выявить передовые нара-ботки. Конечная цель проекта состоит в том, чтобы создать форум, в рамках которого эти же наработки и опыт могут обсуждаться и доводиться до сведе-ния более широкого круга действующих лиц. Для достижения этой цели в те-чение следующих нескольких месяцев в Европе, Азии и Северной и Южной Америке будут проводиться практикумы с целью вовлечь промышленные кру-ги и гражданское общество.

83. В рамках усилий Организации Объединенных Наций по расширению ис-пользования государствами систем заблаговременного получения информации о пассажирах было проведено два из пяти запланированных региональных практикумов, направленных на повышение осведомленности и создание по-тенциала по этому вопросу, — в Бангкоке в марте 2016 года для стран Южной и Юго-Восточной Азии и в Аммане в мае 2016 года для государств Ближнего Востока и Северной Африки. Эти мероприятия были организованы Целевой группой по осуществлению контртеррористических мероприятий/Контр-террористическим центром Организации Объединенных Наций в тесном со-трудничестве с Исполнительным директоратом Контртеррористического ко-митета и при участии Международной ассоциации воздушного транспорта, Международной организации гражданской авиации, Интерпола и Междуна-родной организации по миграции. Все приглашенные государства признали необходимость внедрения систем заблаговременного сбора информации о пас-сажирах во исполнение резолюции 2178 (2014) и констатировали, что под-держка со стороны Организации Объединенных Наций пойдет на пользу госу-дарствам, имеющим низкий потенциал.

84. Контртеррористический Центр Организации Объединенных Наций также сотрудничает с Глобальным контртеррористическим форумом в рамках сов-местной инициативы по обеспечению безопасности на границах (первоначаль-но была нацелена на страны Сахеля и Африканского Рога), которая преду-сматривает сбор и распространение передовых наработок в области обеспече-ния безопасности границ, управления пограничными потоками и пограничного контроля, а также определение способности государств применять такие нара-ботки и пресекать поток иностранных боевиков-террористов. Первый и второй региональные практикумы в рамках проекта были проведены в декабре 2014 года и, соответственно, мае 2015 года.

Е. Противодействие вербовке и предупреждение/подавление воинствующего экстремизма

85. Совместно с правительством Швейцарии 7 и 8 апреля 2016 года мы про-вели в Женеве конференцию по теме «Предотвращение насильственного экс-тремизма: перспективы на будущее». В конференции приняли участие 745 че-ловек из 125 стран-членов, 23 международных и региональных организаций и 26 подразделений системы Организации Объединенных Наций и 67 орга-низаций гражданского общества и частных компаний.

86. Проведенные на Конференции обсуждения предоставили государствам-членов, международным и региональным организациям и гражданскому обще-ству возможность обменяться мнениями, опытом и передовыми наработками при решении ключевых вопросов предупреждения воинствующего экстремиз-ма. Конференция также стала ценным форумом для дальнейшего рассмотрения моего плана действий по предупреждению насильственного экстремизма (см. A/70/674), который Генеральная Ассамблея будет рассматривать в контек-сте пятого обзора Глобальной контртеррористической стратегии Организации Объединенных Наций 30 июня и 1 июля.

F. Устранение условий, способствующих распространению терроризма

87. Рабочая группа по ликвидации условий, способствующих распростране-нию терроризма Целевой группы по осуществлению контртеррористических мероприятий ведет работу по укреплению потенциала и повышению осведом-ленности в областях, касающихся молодежи, коммуникаций и образования. Исполнительный директорат Контртеррористического комитета продолжал поддерживать потенциал государств-членов по устранению условий, способ-ствующих распространению терроризма, в рамках комплексных национальных стратегий по борьбе с подстрекательством, в ходе рабочих совещаний и в рам-ках своего конструктивного диалога с правительственными должностными лицами и представителями гражданского общества. ЮНОДК и Хедайа прове-ли региональную конференцию в Абу-Даби в целях изучения процесса разра-ботки и осуществления эффективной превентивной стратегии уголовного пра-восудия в борьбе с радикализацией и насильственным экстремизмом в связи с угрозой, создаваемой иностранными боевиками-террористами, включая разра-ботку национальных стратегий пресечения и предотвращения насильственного экстремизма.

88. Альянс цивилизаций Организации Объединенных Наций оказывает под-держку молодежным группам гражданского общества, которая затрагивает сотни тысяч людей. Были подготовлены и распространены СМИ/компью-терные игры, посвященные вопросам поощрения мира. Организация Объеди-ненных Наций по вопросам образования, науки и культуры организовала кон-ференцию и учредила механизмы принятия последующих мер по вопросу о роли Интернета в радикализации и вербовке. Что касается коммуникаций, то Департамент общественной информации Секретариата обеспечивал освещение мероприятий, направленных на борьбу с терроризмом и насильственным экс-тремизмом и распространение программ на различных языках, в том числе с помощью Радио Организации Объединенных Наций, Интернет-телевидения Организации Объединенных Наций и социальных сетей. В поддержку бежен-цев и других насильственно перемещенных лиц, включая детей и молодежь, и в попытке свести к минимуму риск экстремизма и радикализации Управление Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по делам беженцев обеспечивает доступ к ресурсам и услугам и реальные перспективы удовле-творения прав на образование, здравоохранение и занятость.

G. Защита прав человека в условиях борьбы с терроризмом

89. Члены Рабочей группы по поощрению и защите прав человека и обеспе-чению верховенства права в условиях борьбы с терроризмом, учрежденной в рамках Целевой группы Организации Объединенных Наций по осуществле-нию контртеррористических мероприятий, продолжали осуществление проек-та профессиональной подготовки и укрепления потенциала сотрудников пра-воохранительных органов применительно к правам человека, верховенству права и предотвращению терроризма в координации с государствами-членами, выступающими в качестве партнеров на Ближнем Востоке и в Северной и За-падной Африке. Государства-партнеры сейчас выявляют извлеченные уроки и передовые наработки в процессе обучения и в большей степени подготовлены к корректировке контртеррористических стратегий и практики, которые поз-волят лучше демонстрировать соблюдение международными нормами прав человека, что будет способствовать более долгосрочным и системным измене-ниям в поведении. Выпуски Справочного руководства по основным правам человека Рабочей группы продолжали обеспечивать государствам-членам ру-ководящие указания для внесения изменений в политику и практику в таких ключевых областях, как содержание под стражей, справедливые судебные процессы и национальное законодательство по борьбе с терроризмом.

H. Органы Организации Объединенных Наций и полевые миссии

90. Миссия Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) подготовила оценочные доклады по ИГИЛ, которые она распро-страняет среди государств-членов в целях поддержки их усилий по борьбе с угрозой ИГИЛ. МООНПЛ продолжает поддерживать усилия Председателя Со-вета в его руководящих усилиях по обеспечению перехода Ливии и созданию правительства национального согласия, чтобы ограничить дальнейшее расши-рение ИГИЛ.

91. Исполнительный директорат Контртеррористического комитета и МООНСИ тесно сотрудничают друг с другом с целью создать координацион-ный механизм для удовлетворения первоочередных потребностей в техниче-ской помощи, выявленных в Ираке по итогам оценочной поездки членов Кон-тртеррористического комитета в страну, состоявшейся в сентябре 2015 года. Рекомендации по удовлетворению приоритетных потребностей в технической помощи призваны укрепить потенциалы Ирака в областях, связанных с зако-нодательством, финансами, правоохранительной деятельности и пограничного контроля. Исполнительный директорат Контртеррористического комитета сейчас устанавливает контакты с рядом организаций, занимающихся оказани-ем помощи, включая государства-члены, подразделения системы Организации Объединенных Наций и партнеров из числа международных и региональных организаций, на предмет облегчения доставки технической помощи в Ирак.