JPEG - 34.1 kb

Господин Председатель, Генеральный директор, во время вчерашнего выступления перед Советом я просил Вашего разрешения снова обратиться к этой сессии Совета, чтобы представить новую информацию о развитии ситуации, возникшей в результате применения химического оружия в Солсбери и отравления Сергея и Юлии Скрипаль боевым отравляющим веществом нервно-паралитического действия типа «Новичок», разработанным в России. Основываясь на этих данных, а также учитывая прошлые убийства, совершенные по заказу российского правительства, в том числе - убийства бывших офицеров разведки, которых они считают законными целями для нападения, правительство Великобритании пришло к заключению, что ответственность за этот безрассудный и недостойный поступок с высокой вероятностью несет Россия.

Мы провели двусторонние переговоры с Россией. 12 марта Министр иностранных дел Великобритании вызвал посла России в Лондоне и потребовал российское правительство представить разъяснения в течение 24 часов. Как сказала премьер-министр Великобритании, мы предоставили российскому правительству возможность дать объяснения. Мы пояснили России, что в случае если с ее стороны каким-либо образом был утерян контроль над запасами отравляющего вещества, она должна незамедлительно полностью рассекретить данную программу и отчитаться об объемах потерь. Однако их реакция продемонстрировала полное пренебрежение серьезностью произошедших событий.

Россия не предоставила ни разъяснений, ни вразумительного ответа.

С ее стороны не последовало никаких объяснений того, как вещество могло оказаться на территории Великобритании и по какой причине в России существует программа химического оружия, о которой не было объявлено, что противоречит ее обязательствам в рамках Конвенции о запрещении химического оружия.

Вместо этого они отнеслись к данному случаю применения боевого отравляющего вещества нервно-паралитического действия на территории Европы с сарказмом, презрением и вызывающим пренебрежением.

Как премьер-министр заявила сегодня днем в Парламенте Великобритании, единственным возможным заключением в данном случае может быть признание Российского государства виновным в покушении на убийство господина Скрипаля и его дочери и создании угрозы жизням других британских граждан в Солсбери, в том числе сержанта уголовной полиции Ника Бэйли. Это является незаконным применением силы в отношении Великобритании со стороны Российской Федерации.

Это также расценивается как нарушение основополагающего запрета на использование химического оружия, предусмотренного статьей 1 Конвенции о запрещении химического оружия.

России не удастся обмануть кого-либо своими попытками спрятаться за ложными толкованиями статей Конвенции о запрещении химического оружия. Мы запрашивали разъяснения по данному не терпящему отлагательств вопросу национальной безопасности Великобритании, связанному с серьезным нарушением Конвенции о запрещении химического оружия. Россия таких разъяснений не предоставила. Вместо выражения серьезной обеспокоенности Россия пытается втянуть нас и Исполнительный совет в трясину формальных дискуссий. Статья 9 не обязывает государства, являющиеся жертвами применения химического оружия, воздерживаться от поисков решения срочных и безотлагательных вопросов. Кроме того, как Вы все вчера могли слышать в этом зале, российская сторона заявила, что, по их мнению, исходные данные, на которых основан наш вопрос, и результаты нашего расследования, имеющиеся на данный момент, основаны на лжи.

Мы также провели подробный брифинг для Технического секретариата Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО). 8 марта мы уведомили Технический секретариат о случившемся. 12 марта Министр иностранных дел Великобритании связался с Генеральным директором ОЗХО, чтобы предоставить ему последнюю информацию по данному вопросу. Сегодня в ходе личной встречи я проинформировал Генерального директора о текущем положении дел. Кроме того, Премьер-министр Великобритании постоянно находится на связи и в письменно форме сообщает ему оперативную информацию. Мы положительно восприняли предложение о помощи от Генерального директора и Технического секретариата. И, как сегодня уже отметила Премьер-министр в Парламенте Великобритании, вместе с полицией мы работаем над тем, чтобы обеспечить ОЗХО возможность независимой проверки результатов нашего расследования. В настоящий момент этот вопиющий инцидент является предметом уголовного расследования, которое проводится в Великобритании, и мы несем правовые обязательства по распространению данной информации в соответствии с законодательством.

Россия непременно выставит ноту протеста по поводу того, что мы не предоставили им никаких образцов. Однако в Конвенции нет положений, согласно которым Великобритания обязана предоставлять России образцы, полученные в ходе уголовного расследования в подобного рода ситуациях.

Господин Председатель, граждане Великобритании находятся под угрозой. Это было огульное, дерзкое и безрассудное деяние против Соединенного Королевства, которое подвергло опасности жизни британских граждан. Существует острая необходимость решения этой проблемы.

Учитывая вчерашнее заявление России на этом Совете о том, что наше дело основано на лжи и искажении фактов, очевидно, что Россия не собирается реагировать на предмет нашей озабоченности.

Господин Председатель, никто не может усомниться в нашей приверженности КХО, особенно сейчас, когда на нашей территории против наших граждан было применено химическое оружие. Мы продолжим наше сотрудничество с Техническим секретариатом и будем держать Совет в курсе последних событий.