JPEG - 21.6 kb

Благодарю Вас, г-н Председатель,

Великобритания поддерживает заявление, сделанное Болгарией от имени Европейского Союза. Это заседание Совета было созвано Россией сегодня, в годовщину печального события в истории химического разоружения.

Настоящее заседание, посвященное Соединенному Королевству, было созвано сегодня Россией в срочном порядке. Мы не имели представления о намерениях России, которые стоят за созывом этого заседания. Они не сделали никаких попыток сначала обсудить это с нами. Они не сделали никаких попыток привлечь нас к обсуждению повестки дня или времени проведения. Более того, наш постоянный представитель не смог принять участия в сегодняшней встрече, так находится за границей.

Возможно, Россия настояла на проведении этой встречи сегодня в качестве демонстративного политического шага. Ровно год тому назад в 6:30 – 7 часов утра сирийский город Хан-Шейхун подвергся ужасной атаке с применением отравляющего вещества, в результате которой погибло более 100 человек и пострадали сотни людей. Нам всем должно быть очень грустно сознавать, что химические атаки в Сирии продолжаются, и не далее, как месяц тому назад, отравляющее вещество было применено здесь, в Европе.

Можно провести достойные сожаления параллели между тем, как Россия относилась к ОЗХО и международным механизмам после применения химического оружия в Сирии, и подходом, который она применяет по отношению к ОЗХО сегодня. В 2016 году Механизм совместных расследований — организация, единогласно учрежденная Советом Безопасности ООН, пришла к заключению, что Сирия осуществила 3 атаки с применением хлора, и ДАИШ — одну атаку с применением сернистого иприта. В ответ Россия воспользовалась своим правом вето, чтобы не допустить принятия мер Советом Безопасности ООН. ОЗХО смогла принять Решение, но это было сделано вопреки жестокому сопротивлению со стороны России. В конце 2016 года мандат МСР был единогласно продлен. Затем Россия попыталась закрыть МСР после того, как по результатам его тщательного научного расследования было сделано заключение о том, что ответственность за ужасную атаку в Хан-Шейхуне несет Сирия. Совет Безопасности не смог отреагировать на результаты этого расследования из-за обструкции со стороны России. А затем Россия закрыла МСР.

Представляется очевидным, что Россия никогда не признает законность ни одного расследования случаев применения химического оружия, если его результаты придутся ей не по нраву. Почему еще Россия могла отказать в продлении мандата МСР? Почему еще Россия не пожелала подождать одну-две недели, пока ОЗХО не завершит работу по предоставлению технической помощи Великобритании и подготовит доклад, прежде чем созывать это заседание?

На последнем заседании Исполнительного совета ОЗХО наш постоянный представитель пообещал проинформировать Совет о ходе нашего расследования случая безрассудного применения боевого вещества нервно-паралитического действия. Он сделал два заявления на том заседании и раздал копии письма генеральному директору ОЗХО от премьер-министра Великобритании. 16 марта мы распространили копии письма посла Уилсона генеральному директору ОЗХО, в котором он обратился к ОЗХО с просьбой о предоставлении технической помощи согласно Статье VIII (38) (e). Мы придерживались той же модели технической помощи, что и другие государства, подвергнувшиеся химическим атакам, в том числе Ирак в 2016 и 2017 гг. Работа ОЗХО все еще находится в процессе выполнения и, как мы обещали ранее, Великобритания с готовностью поделится ее выводами с Советом после того, как мы получим отчет Технического секретариата.

То, что произошло в Солсбери 4 марта, было безрассудным и неизбирательным актом, подвергшим опасности жизни невинного гражданского населения. От этой атаки пострадало более 130 человек. Более 50 человек, в том числе персонал служб чрезвычайной помощи и 3 ребенка, обратилось в больницы.

Позвольте мне кратко изложить состояние дел на сегодняшний день: 12 марта, когда стало очевидно, что произошло нападение с применением химического оружия, министр иностранных дел Великобритании вызвал посла России в Лондоне и запросил от российского правительства разъяснений. Мы поставили перед Россией два четких вопроса: как могло случиться, что разработанное Россией боевое отравляющее вещество нервно-паралитического действия могло быть применено на улицах Солсбери? И утратила ли Россия контроль над своими запасами? Мы также попросили Россию предоставить полную информацию о ее программе в ОЗХО. В свете экстраординарного, срочного и серьезного характера этой атаки мы затребовали объяснения в течение 24 часов. Мы были вправе обратиться с таким срочным запросом после того, как на британской земле была совершена химическая атака, в результате которой люди оказались в больнице в тяжелом состоянии.

Россия не предоставила ответа ни на один из этих вопросов, а вместо этого выдвинула более 24 противоречивых и постоянно меняющихся встречных версий. Они предположили, что совершить эту атаку могли Швеция или США, или, как заявил министр иностранных дел Лавров 2 апреля, атаку на своих граждан организовало Соединенное Королевство, чтобы «отвлечь внимание от Брексита». Это наглые и абсурдные обвинения. Великобритания — при поддержке многих других стран — пришла к заключению о том, что ответственность за эту атаку с высокой вероятностью несет российское государство и что других правдоподобных объяснений нет. Эта оценка основана на идентификации примененного отравляющего вещества, на имеющейся у нас информации о том, что Россия ранее производила это вещество и все еще имеет возможности для его производства, на фактах совершения Россией убийств по государственному заказу в прошлом, а также на том, что по нашим оценкам, Россия считает некоторых перебежчиков подходящими объектами для заказного убийства.

В понедельник 19 марта, в ответ на нашу просьбу о технической помощи согласно положениям Статьи VIII 38 (e) Конвенции, эксперты Технического секретариата встретились с представителями Лаборатории оборонной науки и техники (ЛОНТ) и полиции, чтобы обсудить процесс отбора проб для проверки. Представители Технического секретариата смогли получить пробы окружающей среды и медико-биологические пробы для последующей отправки в назначенные ОЗХО лаборатории.

Мы надеемся, что Технический секретариат сможет провести для нас брифинг по результатам этой работы, после того как завершит ее и подготовит отчет. Мы представим эту информацию вниманию членов Совета.

Между тем, три недели спустя после обращения Великобритании с запросом к России и в то время, как два человека продолжают находиться под постоянным наблюдением в больнице, Россия все еще не предоставила содержательного ответа. Наоборот, Россия отнеслась к случаю агрессивного применения боевого вещества нервно-паралитического действия в Европе с сарказмом, презрением и вызывающим пренебрежением. Россия настояла на созыве заседания Исполнительного совета сегодня, не дожидаясь завершения работы экспертов в рамках предоставления ОЗХО двусторонней технической помощи Великобритании согласно положений Статьи VIII (38), тем самым совершив еще один циничный шаг, демонстрирующий отсутствие уважения к КЗХО, ОЗХО и Техническому секретариату. То, что они созвали это заседание в годовщину событий в Хан-Шейхуне, демонстрирует неуважение и к жертвам той атаки.

Так, во время недавней встречи в Москве один высокопоставленный российский чиновник заявил, что «в рамках ОЗХО и Конвенции о запрещении химического оружия нет возможности оценить то, что произошло в Солсбери».

А вчера посольство России в Великобритании опубликовало в своем «Твиттере» запись о том, что «Россия примет результаты расследования отравления в Солсбери только при условии участия в нем российских экспертов».

Мы обратились в Технический секретариат с просьбой о помощи в соответствии с Конвенцией; следовательно, анализ проб выполняют независимые и беспристрастные эксперты с использованием системы назначенных лабораторий, которую поддерживают все страны-участницы, в соответствии с Конвенцией. Работа Технического секретариата должна оставаться беспристрастной. Отказ России принять результаты расследования ОЗХО, если российские эксперты не будут в нем участвовать, позволяет предположить, что Россия выступает против независимости и беспристрастности Технического секретариата и беспокоится по поводу того, что обнаружится по результатам этого расследования.

Заявления России демонстрируют умышленное незнание положений Конвенции и, хуже того, презрительное отношение к независимости и компетенции Технического секретариата.

Мы не согласимся с требованием России о проведении совместного расследования атаки в Солсбери, потому что Великобритания — при поддержке многих других стран — пришла к заключению о том, что ответственность за эту атаку с высокой вероятностью несет российское государство и что других правдоподобных объяснений нет. В Конвенции о запрещении химического оружия нет требований о том, чтобы жертва подключала к совместному расследованию подозреваемого. Это было бы противоестественно.

Согласно положениям Конвенции, Великобритания приняла собственные ответные меры с привлечением ОЗХО по необходимости. Мы проводим срочное расследование, чтобы помочь жертвам и привлечь к ответственности виновных в применении химического оружия на британской земле, в том числе, возможно, к уголовной ответственности согласно Закону Великобритании о химическом оружии от 1996 года. Полицией ведется тщательное и независимое расследование с целью выявления конкретных лиц, ответственных за это преступление. То, чего мы добиваемся, очевидно.

Прежде всего, это никогда не должно повториться. В XXI веке нет места химическому оружию. Ни в Сирии, ни в Ираке, ни в Малайзии, ни в Великобритании.

Мы глубоко обеспокоены продолжающимися попытками подорвать нормы, запрещающие применение химического оружия. На каждого участника Конвенции и на каждого члена Исполнительного совета возлагается обязанность отстаивать международные нормы, запрещающие применение химического оружия, и обеспечивать, чтобы те, кто виновен в его применении, были привлечены к ответу. К сожалению, поведение России на сегодняшний день позволяет предположить, что один из членов нашего Совета не разделяет этих целей.

И, наконец, мы призываем Россию выполнить ее обязательства по Конвенции, закрыть свою программу наступательного вооружения и раскрыть сведения о программе «Новичок», чтобы в мире больше никогда не применялось это ужасное отравляющее вещество. Г-н Председатель, мы просим оформить настоящее выступление в виде официального документа по данному заседанию Исполнительного совета и опубликовать его на веб-сайт ОЗХО.

Благодарю Вас, г-н Председатель.