Сеть Вольтер

Оценка Соединенными Штатами применения Асадом химического оружия

| Вашингтон, Д. С. (США)
+
JPEG - 40.2 kb

Ключевые моменты

В результате проведённой оценки Соединенные Штаты могут с уверенностью сказать, что сирийский режим применил химическое оружие в восточном пригороде Дамаска Думе 7 апреля 2018 года, в результате чего погибли десятки мужчин, женщин и детей и серьезно пострадали еще несколько сотен человек. Этот вывод основан на описаниях атаки в многочисленных СМИ, симптомах, согласно сообщениям, испытываемых потерпевшими, видеоматериалах и фотоснимках с изображением двух бочковых бомб, посредством которых, согласно оценке, было совершено нападение, и достоверной информации, указывающей на координацию действий между сирийскими военными перед нападением. Значительный объем информации указывает на использование режимом хлора в ходе его бомбардировки Думы, в то время как некоторая дополнительная информация указывает на то, что режим также использовал отравляющее вещество нервно-паралитического действия зарин. Это не единичный случай – сирийский режим имеет четкую историю использования химического оружия даже после того, как он заявил, что отказался от своей программы химического оружия.

Применение химического оружия 7 апреля 2018 года

Большой объем информации указывает на то, что сирийский режим использовал химическое оружие 7 апреля 2018 в городе Дума в районе Восточная Гута, недалеко от Дамаска. Наша информация согласуется с данными из нескольких источников и подтверждается ими. Это химическое оружие было использовано в рамках недельного наступления против этого густонаселенного анклава, контролируемого оппозицией. В результате этого наступления убиты и ранены тысячи мирных жителей.

7 апреля пользователи социальных медиа, неправительственные организации и другие открытые источники сообщили о бомбардировке с применением химического оружия в Думе. Видеоматериалы и изображения показывают остатки, по меньшей мере, двух хлорных бочковых бомб, использованных в этой атаке, с характеристиками, соответствующими хлорным бочковым бомбам, применявшимся в прошлых атаках. Кроме того, большой объем достоверных фотоснимков и видеоматериалов высокого разрешения из Думы явно документирует жертв, страдающих от удушья и с пеной у рта, без видимых признаков внешних ран. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) опубликовала заявление о своей обеспокоенности по поводу подозреваемых химических атак в Сирии, отметив, что жертвы демонстрировали симптомы, согласующиеся с воздействием токсичных химических веществ.

7 апреля над Думой были замечены многочисленные правительственные вертолеты, причём свидетели конкретно сообщают о том, что во время нападения над Думой кружил вертолет Ми-8, о котором известно то, что он взлетел с близлежащего аэродрома сирийского режима Думайр. Многочисленные очевидцы подтверждают, что бочковые бомбы были сброшены с этих вертолетов; эта тактика использовалась для поражения гражданских лиц без разбора в течение всей войны. Фотографии бочковых бомб, сброшенных в Думе, точно соответствуют снимкам бомб, которые ранее использовались режимом. Эти бочковые бомбы, вероятно, были использованы в данной химической атаке. Надежные разведданные также указывают на то, что 7 апреля сирийские военные координировали то, что представляется использованием хлора в Думе. После этих атак с бочковыми бомбами врачи и организации, оказывающие помощь на местах в Думе, сообщили о сильном запахе хлора и описали симптомы, соответствующие воздействию зарина.

Симптомы, описанные в сообщениях средств массовой информации, неправительственных организаций (НПО) и других открытых источников, таких как ВОЗ, включают миоз (сужение зрачков), конвульсии и нарушения функций центральной нервной системы. Эти симптомы, в дополнение к десяткам погибших и сотням раненых, о которых сообщалось, свидетельствуют о том, что режим также использовал зарин в своих атаках 7 апреля.

Режим Асада решает применять химическое оружие для запугивания и подавления как бойцов ​​оппозиции, так и гражданского населения. Он стремится свести к минимуму потери режима, отчасти потому, что его вооруженные силы не обладают мощью, необходимой для победы иными путями. Поскольку цель этого режима – терроризировать людей, он не прилагает никаких усилий для того, чтобы проводить различия между военными и гражданскими целями. Используя это запрещенное оружие и преднамеренно подвергая бомбардировке гражданские районы обычными боеприпасами и примитивными бочковыми бомбами, Асад коллективно наказывает своих граждан в качестве предупреждения против дальнейших мятежей. Кроме того, Асад использует химическое оружие таким образом, чтобы максимально увеличить страдания, например, против семей, ютившихся в подземных убежищах, как это было в Думе, где население уже вело переговоры о капитуляции и эвакуации.

Продолжение использования режимом химического оружия грозит привести к безразличию мира к его использованию и распространению, ослабить запреты в отношении его использования, а также увеличить вероятность того, что другие государства будут приобретать и использовать это оружие. Подчеркивает этот момент то, что Россия не только ограждает режим Асада от ответственности за применение химического оружия, но и 4 марта 2018 года она использовала отравляющее вещество нервно-паралитического действия в попытке убийства в Великобритании, продемонстрировав необыкновенно наглое пренебрежение табу в отношении химического оружия.

В этом случае, как и в предыдущих случаях применения режимом химического оружия, американские эксперты рассмотрели альтернативные объяснения использования химического оружия, помимо виновности сирийского режима. Через несколько часов после первого сообщения о предполагаемом использовании химического оружия 7 апреля, государственное информационное агентство Сирии охарактеризовало эти сообщения как клеветническая кампания последней оппозиционной группы, оставшейся в Восточной Гуте, “Джаиш аль-Ислам”. У нас нет никакой информации, позволяющей предположить, что эта группа когда-либо использовала химическое оружие. Кроме того, маловероятно, что оппозиция смогла сфабриковать такой объем сообщений в СМИ об использовании режимом химического оружия. Такая широкомасштабная фабрикация требует высокоорганизованной и секционной кампании по обману многочисленных средств массовой информации, которая бы уклонилась от нашего обнаружения. Сирийский режим и Россия также утверждают, что нападения осуществила террористическая группировка, или что нападения были инсценированы и не согласуются с существующим объемом достоверной информации. Однако сирийский режим уже был осужден следователями Организации Объединенных Наций (ООН) за его прошлые и продолжающиеся нападения с применением химического оружия. Это единственный субъект в Сирии, обладающий как мотивом, так и средствами для применения отравляющих веществ нервно-паралитического действия. Использование вертолетов дополнительно указывает на виновность режима; ни одна негосударственная группа не проводила воздушных операций в ходе этого конфликта.

Прецедент применения химического оружия и удержание активов

Режим Асада продолжает нарушать международные соглашения, в которые он вступил, даже после того, как Россия согласилась выступить в качестве гаранта выполнения требований режимом и заявила, что сирийская программа химического оружия была нейтрализована. Сирийский режим и Россия также прилагают усилия к подрыву международных механизмов проверки и подотчетности. Асад использовал зарин в ноябре 2017 года, когда истёк мандат органа ООН по возложению вины за использование химикатов в Сирии, в результате чего в стране не осталось уполномоченного Советом Безопасности ООН (СБ ООН) следственного органа по определению вины за химические атаки. С того момента режим также несколько раз использовал хлор. Американские оценки этих атак основаны на достоверной, общедоступной информации, показывающей жертв с симптомами воздействия отравляющего вещества нервно-паралитического действия, включая очень суженные зрачки, а также боеприпасы такого типа, который в целом соответствует ранее оцененным химическим боеприпасам режима.

Сирийский режим неоднократно применял химическое оружие, чтобы компенсировать свою нехватку военной мощи для достижения целей на поле боя, и чтобы заставить мятежников сдаться, особенно когда режим считает, что риску подвержены критически важная инфраструктура или территория в центральных районах страны. Режим также демонстрирует готовность использовать химическое оружие против укоренившихся оппозиционных сил для поддержания наступательного импульса, когда он считает, что такое поведение не будет обнаружено и наказано.

Нападения сирийского режима на Думу с применением химического оружия были частью попыток захватить город для ликвидации последнего очага оппозиции в Восточной Гуте, способного угрожать столице. Режим также стремится наказать гражданское население Думы, которое долгое время сопротивлялось господству Асада, в качестве сдерживающего фактора для предотвращения дальнейшего восстания. Режим воспользовался защитой со стороны России для использования химического оружия с целью продвижения своего нападения на Думу.

Если ее не остановить, Сирия имеет возможность производить и использовать дополнительное химическое оружие. У сирийских военных сохраняется опыт традиционной программы химического оружия по использованию зарина, а также производству и применению боеприпасов с хлором. Соединенные Штаты также оценивают, что режим до сих пор обладает химическими веществами, в частности, зарином и хлором, которые он сможет использовать в будущих атаках, и что у режима остаются знания, необходимые для разработки новых видов оружия. Сирийские военные также имеют целый ряд боеприпасов, способных нести химическое оружие, – включая гранаты, авиабомбы и самодельные боеприпасы, – которые он может использовать практически без предупреждения.

Прошлой осенью Объединенный следственный механизм (JIM) Организации по запрещению химического оружия (ОЗХО) и ООН пришел к выводу, что Сирия несет ответственность за нападение на Хан-Шейхуне с применением зарина в апреле 2017 года. Этот вывод был частично основан на анализе проб, который связал характерные признаки атаки в Хан-Шейхуне с предыдущими образцами от арсенала зарина сирийского режима. Это ясно свидетельствует о том, что Сирия сохранила химическое оружие, хотя она уже давно заявила, что уничтожила свои запасы и ликвидировала свою программу.

Использование хлора лишь несколько недель после Хана-Шейхуна

Последнее нападение в Думе представляет собой продолжение тенденции использования химического оружия сирийским режимом. Уже через несколько недель после того, как сирийский режим использовал зарин в Хан-Шейхуне, он сбросил хлорные бочковые бомбы целых три раза на оппозиционные силы в период с 29 апреля по 6 мая 2017 года, в то время как силы режима наступали на Аль-Латамину, недалеко от Хана-Шейхуна, где сирийский режим применил зарин в апреле 2017 года. Соединенные Штаты имеют данные о присутствии вертолетов режима в непосредственной близости от целей примерно в то время, фотографии невзорвавшихся хлорных бочковых бомб, которые соответствуют боеприпасам, использованным режимом в предыдущих химических атаках, и видео с изображением разбрасывания химических веществ. Эти доказательства согласуются с тем, что подробно описал Объединенный следственный механизм (JIM) ОЗХО и ООН в своих докладах осенью 2016 года, возложив на режим ответственность за нападения с применением хлора в 2014 и 2015 годах. С 2014 года режим использовал хлор в подобных фронтовых ситуациях в стремлении запугать оппонентов и сломить их волю к борьбе.

* Фотографии бочковых бомб, использованных, по крайней мере, в одной из этих атак, были совместимы с разработанными режимом хлорными бочковыми бомбами, используемыми в течение всего конфликта.

* Вертолеты режима находились в том районе, который мы идентифицировали по публичным сообщениям, примерно в то время, когда произошли нападения с применением химического оружия. По крайней мере, на одном публичном видео с изображением нападения видны кадры с вертолетами в том районе.

* В рассказах жертв об этих событиях конкретно упоминаются хлор, в том числе его характерный запах после нападения, и симптомы, соответствующие воздействию хлора, включая затруднение дыхания.

* В одной из атак, как показывают видеокадры на прооппозиционных социальных медиа, произошел взрыв боеприпаса, в результате которого возник желто-зеленый дымовой шлейф, характерный для распространения хлора.

Химические атаки в районе Дамаска

18 ноября 2017 года сирийский режим использовал зарин против оппозиционных сил в пригороде Дамаска Харасте в рамках активизации попыток отбить опорный пункт оппозиции, который сопротивлялся правлению Асада в течение нескольких лет. Эта атака привела к десяткам травм и смертных случаев. Эта оценка основана на достоверной общедоступной информации, показывающей жертв с симптомами воздействия отравляющего вещества нервно-паралитического действия, включая очень суженные зрачки, а также на подробных сведениях о типе боеприпасов, которые в значительной степени соответствуют ранее описанным химическим боеприпасам режима.

* Западная НПО приняла пациентов, страдавших от различных симптомов, включая суженные зрачки, кашель, рвоту и аномально медленное дыхание. В некоторых общедоступных видео говорится о “нервно-паралитическом газе” или “фосфорорганическом веществе”, что соответствует рассказам жертв о суженных зрачках. Социальные медиа и пресса оценивают разное число жертв, включая 19 погибших и 37 раненых.

* Описанные симптомы вряд ли стали результатом обычной атаки, учитывая отсутствие других травм, связанных с использованием обычных вооружений. Например, не получено сообщений о жертвах, испытывающих серьезные ожоги, которые можно было бы ожидать с воздействием белого фосфора.

Социальные медиа сообщили, что силы режима провели нападение с гранатами, содержащими токсичный газ, что дополнительно позволяет предположить, что в атаке был использован зарин.

* США оценивают, что режим производит и использует гранаты с зарином с 2013 года и сохранил их после присоединения к Конвенции о запрещении химического оружия.

* В публичном заявлении в конце апреля 2017 года Франция сравнила зарин, который она обнаружила в образцах, связанных с атакой в Хан-Шейхуне, с ее лабораторным анализом гранат с зарином, используемых режимом в апреле 2013 года.

22 января 2018 года режим использовал в Думе, по меньшей мере, четыре ракеты, наполненные хлором, демонстрируя свою готовность и возможность использовать различные типы малых химических боеприпасов. Большой объем сообщений в социальных медиа и СМИ включает не только письменные рассказы о событии, но и фото и видео, которые укрепили нашу уверенность в том, что было использовано химическое оружие, и за это ответственен сирийский режим.

* В сообщениях в социальных медиа отмечается, что нападение привело к десяткам жертв, включая, по крайней мере, нескольких женщин и детей, страдающих от таких симптомов, как асфиксия, соответствующих воздействию хлора. Несколько фотографий детей, получающих медицинскую помощь после нападения, были размещены на таких аккаунтах в социальных сетях.

* Согласно изображениям фрагментов боеприпасов из этой атаки, они имеют схожие характеристики дизайна с наполненными хлором ракетами, использованными режимом в атаках в районе Дамаска в начале 2017 года. В многочисленных общедоступных сообщениях об атаке, имевшей место 22 января, также отмечается, что от жертв исходил запах хлора. Это является показателем применения химических веществ, который мы наблюдали в предыдущих атаках режима с применением хлора.

Учитывая недавнее использование режимом химикатов в Думе и Харасте, продолжающиеся обвинения в использовании химических веществ в районе Дамаска, а также использование режимом химических веществ в аналогичных условиях на поле боя, мы убеждены в том, что были и другие случаи применения как зарина, так и хлора в этом районе, которые мы не проверяли. Мы также убеждены, что режим будет продолжать использовать такие боеприпасы.

* Скорее всего, целью режима был повторный захват района Восточная Гута. Восточная Гута была одним из последних очагов территории в пригородах Дамаска, удерживаемых укоренившимися оппозиционными силами. Режим стремился победить аналогично укоренившиеся оппозиционные силы во время наступления на Алеппо осенью 2016 года, где он неоднократно использовал хлор.

* Возвращение Сирии к небольшим боеприпасам наземного базирования для доставки этих токсичных химических веществ отражает тактику применения химического оружия, использовавшуюся ранее в конфликте. Она дает сухопутным силам режима возможность противостояния с поражением личного состава в закрытых объектах, таких как здания и туннели, подобных тем, с которыми сирийский режим столкнулся в Восточной Гуте.

* С июня 2017 года мы определили более 15 сообщений об использовании химических веществ в Восточной Гуте. Кроме того, в рассказах о, по крайней, мере, четырех предполагаемых нападениях в Восточной Гуте, в том числе в городах Харасте и Джавбаре, в период с июля по ноябрь 2017 года, упомянуты химические ручные гранаты, подобные тем, которые, как мы оцениваем, применялись в Харасте.

Эта история наглядно иллюстрирует последовательное использование режимом Асада химического оружия. Такое использование будет продолжаться до тех пор, пока негативные последствия применения этого оружия для режима перевесят любую идею о том, что оно может обеспечить военные преимущества.

Данная статья находится под лицензией Creative Commons

Вы можете свободно пользоваться стятьями Réseau Voltaire в некоммерческих целях, при условии, что источник цитируется и что содержание не меняется. (лицензия CC BY-NC-ND).

Поддержать Сеть Вольтер

Вы пользуетесь настоящим сайтом, где вы можете найти качественные анализы, которые помогают вам создать ваше собственное мироззрение. Для того, чтобы мы могли продолжить эту работу, нам нужа ваша поддержка.
Помогите нам вашим пожертвованием

Как участвовать в Сеть Вольтер ?

Все деятели сети – добровольцы.
- Профессиональные переводчики : Вы можете участвовать в переводе статей.

Западная пропаганда против Турции
Западная пропаганда против Турции
Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер
 
Пандемия вируса страха
Пандемия вируса страха
Манлио Динуччи, Сеть Вольтер
 
« NATO Go Home ! »
« NATO Go Home ! »
Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер
 
«Запад побеждает»
«Запад побеждает»
Mike Pompeo, Сеть Вольтер