JPEG - 40.9 kb

Обратила на себя внимание прошедшая 17-18 мая в Париже очередная встреча т.н. «Международного партнерства по борьбе с безнаказанностью применения химического оружия». Ее итоговая декларация, как и ожидалось, выдержана в духе конфронтации с Россией и оголтелой антисирийской риторики.

Соавторы этого документа, в частности, призывают другие страны создать некий новый атрибутивный механизм, который, по их замыслам, должен будет только подтвердить уже, по сути, «назначенных» Западом виновных в химпреступлениях, легализовав тем самым нанесенный в апреле текущего года «тройкой» постоянных членов СБ ООН (США, Великобританией и Францией) в нарушение Устава Организации и общепринятых норм международного права ракетный удар по Сирии - суверенному государству-члену ООН.

Основатели «партнерства» в лице все той же «тройки» и примкнувших к ним «единомышленников» лицемерно ратуют за неотвратимость наказания, тем не менее продолжая блокировать все российские инициативы об учреждении под эгидой СБ ООН поистине беспристрастного и высокопрофессионального следственного органа взамен всецело дискредитировавшего себя бывшего Совместного механизма ОЗХО-ООН по расследованию в Сирии (СМР), который до ноября прошлого года выполнял их политический заказ по дискредитации правительства Б.Асада на основе абсолютно бездоказательных обвинений в совершенных на самом деле сирийской вооруженной оппозицией «химических» провокациях. Они предпочитают попросту обвинять Россию в «смерти» СМР, стыдливо замалчивая при этом то обстоятельство, что именно они и «убили» Механизм осенью прошлого года, проголосовав против предложенного нами проекта резолюции СБ ООН по совершенствованию его работы и приведению ее в полное соответствие с положениями Конвенции о запрещении химического оружия (КЗХО). Не это ли является свидетельством того, что само расследование для выявления истинных виновных в применении химического оружия на Ближнем Востоке им собственно и не нужно? Задача лишь одна - любыми способами отстранить от власти неугодное им законное правительство Сирии, девальвировать в своих геополитических интересах достигнутые в рамках Астанинского, Сочинского и Женевского процессов позитивные подвижки в деле национального примирения и политического урегулирования в Сирии.

Именно в таком ключе и следует понимать те цели, ради которых и создан в нарушение основополагающих положений КЗХО этот квазинераспространенческий формат, каковым является «партнерство». Основная из них - накопление сведений о «физических и юридических лицах, организациях и правительствах», которые, по мнению «партнеров», виновны в использовании химического оружия, для последующего введения в отношении них на национальном и наднациональном уровнях санкционных мер с принятием соответствующих судебно-правовых решений.

Не стала исключением в данном контексте и последняя встреча «партнерства», в ходе которой французские инициаторы этого «клуба по интересам» анонсировали введение на национальном уровне санкций против физических и юридических лиц, якобы связанных с деятельностью сирийского Научно-исследовательского центра (НИЦ) в Барзе и Джамрае. Все указанные в приложении к декларации лица волей Парижа объявлены причастными к проводимым в этом центре (к слову, уже уничтоженном в результате апрельского ракетного удара Франции и ее союзников) исследованиям или приобретению в его интересах «материалов, способствующих развитию военно-химического потенциала Сирии». И это при том, что Технический секретариат ОЗХО с 2016 года неоднократно проводил неограниченные инспекции в НИЦ и не нашел там никаких свидетельств деятельности, запрещенной по КЗХО. Словом, цинизму нет предела. Видимо, таким образом французские «партнеры» и далее намерены собственным примером мотивировать «единомышленников» на аналогичные действия, не только противоречащие международному праву, но и выходящие за рамки элементарного здравого смысла.

В связи с вышеизложенным уместно задать вопрос - намеревается ли «партнерство» ввести санкции и в отношении физических и юридических лиц целого ряда западных стран, которые имели непосредственное отношение к становлению бывшей сирийской военно-химической программы? Интересны в данном контексте и «перспективы» тех, кто в обход введенных же Западом, в частности Евросоюзом, санкций буквально до недавнего времени продолжал «коммерческие» поставки на территории Сирии, не контролируемые официальным Дамаском, химикатов, пригодных к использованию в качестве компонентов даже при кустарном производстве химического оружия. Негативный ответ на этот вопрос, думается, очевиден, невзирая на наличие и в ОЗХО, и в СБ ООН соответствующих сведений от властей Сирии.

Теперь о выпадах непосредственно в адрес России по «делу Скрипалей», которые присутствуют и в последнем «министерском» заявлении «партнерства» все с теми же эпитетами в отношении нашей страны и пресловутого «Новичка».

По уже, надо думать, отшлифованным в натовской и есовской штаб-квартирах формулировкам, «участники партнерства разделяют и согласны с анализом Великобритании о высокой вероятности ответственности России за атаку в Солсбери, которая не имеет иного правдоподобного объяснения». То есть все в знак солидарности фактически «подписываются» под этим опусом британских властей при отсутствии на то каких-либо оснований и доказательств. Картина ясна, однако хотелось бы все же узнать, какие страны-«партнеры» были представлены в Париже на уровне министров, и кто персонально из них под таким заявлением подписался, о чем, кстати, этот «министерский» документ просто умалчивает. Кроме того, хотелось бы спросить у «министров» - а как быть с продолжающими поступать сведениями о том, что, вопреки истеричным утверждениям Лондона об обратном, дело с «Новичками» с 1990-х гг. имели и продолжают иметь как в самой Великобритании, так и в США, Франции, ФРГ, Швеции, Чехии и, видимо, в других скованной блоковой «солидарностью» и геополитической «групповщиной» западных странах.

Рано или поздно истина восторжествует, и обвинения в адрес России и Сирии в «использовании пропаганды, ложных и сфабрикованных новостных сообщений или подобных инструментов и кампаний в целях дезинформации по поводу атак с применением химического оружия» обернутся против их авторов. Именно их, по сути, подстрекательство сирийской вооруженной оппозиции к подобного рода провокациям может привести к тому, что зародившийся при их попустительстве на Ближнем Востоке феномен «химического» терроризма выйдет за рамки этого региона со всеми вытекающими катастрофическими последствиями.