JPEG - 32.9 kb
Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг во время выступления 7 августа 2019 г. в Сиднейском институте Лоуи. Он утверждал, что не НАТО намерена разворачиваться в Тихом океане, это Китай угрожает союзникам Альянса.

Мировая пресса по поводу саммита, состоявшегося в Лондоне и посвящённого 70-летию НАТО, не допускала ни громких выпадов, ни насмешек. Но главное не в этом [1].

Главная цель Атлантического альянса при его создании, по словам Генерального секретаря лорда Гастингса Лайонела Исмея, состояла в том, чтобы «охранять Советский Союз снаружи, Америку изнутри, а немцев держать вне игры» (keep the Soviet Union out, the Americans in, and the Germans down) [2]. Когда эта цель с исчезновением «родины коммунизма» потеряла смысл, стали пытаться представлять в качестве новой угрозы Россию. Затем согласились с идеей разрешить Германии проводить собственную политику. А теперь намереваются распространить Альянс на тихоокеанский регион для «сдерживания» Китая, что уже подтверждено.

Сегодняшние выходки выдают истинное лицо Альянса и возвращают нас к вековому франко-германскому соперничеству. Франция вновь намерена стать великой державой благодаря своей атомной бомбе, а также за счёт европейской надгосударственной структуры, тогда как Германия не может стать военной державой без ядерного прикрытия НАТО [3].

Это чувствуется, прежде всего, в Сирии и Сахеле. В Сирии Франция возмущается по поводу турецкой атаки на курдских наёмников из РПК и Отрядов народной самообороны, тогда как Германия предлагает развернуть свои силы под контролем НАТО. Но никто из них не сможет одержать верх, ибо единственным хозяином в этой игре остаются США. В Сахеле Франции всё труднее поддерживать статус кво, тогда как Германия готова увеличить своё присутствие, но исключительно под командованием США. И здесь ни одна из этих стран не сможет одержать верх. Все давно поняли, что за антитеррористической риторикой на самом деле скрывается приведение к власти правительств, которые позволят расхищение природных ресурсов региона. Но и в этом случае США являются единственным хозяином игры, и они намерены первыми воспользоваться этой возможностью.

Новостью может стать открытие китайского фронта. То есть преобразование Атлантического альянса в «Тихоокеанско-атлантический». По данным Пентагона, в него должны быть включены Австралия, Индия и Япония с тем, чтобы взять Китай в кольцо, как это сделано в отношении России. Этот процесс займёт десятилетие, и он начал отсчёт на саммите в Лондоне.

Министр обороны США Майк Помпео переименовал американский ПаКом, то есть командование США в зоне Тихого океана в ИндоПаКом [4].

Затем новый министр обороны Марк Эспер, госсекретарь Майк Помпео и генсек Альянса Йенс Столтенберг в начале августа этого года тайно отправляются в Канберру чтобы прощупать там австралийских руководителей, которые были польщены вниманием к себе, но перспектива приютить на своей территории ядерные ракеты их явно не обрадовала [5]. Аналогичные поездки были совершены в Индию и Японию, но они были гораздо менее плодотворными. Кроме того, Соединённые Штаты пересмотрели свою политику в отношении Южной Кореи, Индонезии, Мьянмы, Филиппин, Таиланда и Вьетнама с целью сближения их вооружённых сил. Эти страны привыкли работать непосредственно с Пентагоном, но не друг с другом.

Пекин с 2014 г. понял, что намерение США выйти их Договора по ракетам средней и меньшей дальности представляет для него большую опасность, чем для России. Теперь ясно, что вокруг Китая будет проводиться развёртывание ядерных вооружений с одновременным расширением НАТО.

Для Китая это возврат в начало XIX века, когда США стали воплощать в жизнь свою доктрину «открытых дверей». Речь шла о заключении договора между колониальными державами по установлению между ними свободной торговой конкуренции и эксплуатации ими стран третьего мира вместо захватнических войн. Учитывая своё промышленное превосходство, Вашингтон уверен, что одержит победу. Для проведения в жизнь своей агрессивной политики Вашингтон прибегает к убаюкивающим речам. Он поддерживает «территориальную целостность и суверенитет» стран, где он намерен вести свои дела. Он проявляет благосклонность в отношении правительств, которые могли бы гарантировать заключение неравных договоров. Так, чтобы народы как будто сами управляли своими странами в свою пользу. Зловещий характер американских принципов был подтверждён во время японских нападок против Китая: Вашингтон поддержал все японские требования и согласился с расчленением Восточного Китая.

Опыт борьбы Китая с колониальными империями, включая царскую Россию, объединившимися против него в союзы, подтолкнул президента Си Цзиньпина на сближение со своим российским коллегой Владимиром Путиным, так как и его страна впоследствии испытала подобное нашествие, и сегодня обе страны сознают, что рано или поздно они снова вынуждены будут с этим столкнуться. Однако в Пентагоне считают, что в случае войны, Москва не поддержит Пекин, что следует из оценки риска до принятия на вооружение гиперзвуковых российских ракет.

Китай и НАТО по-разному видят эту войну. Китай намеревается перенести поле брани в сферу информатики и уничтожить все вооружения расширенного Североатлантического альянса до того, как тот ими воспользуется.

В октябре 2011 г. госсекретарь Хиллари Клинтон заявила в Foreign Policy (США) о «повороте в Азию», согласно которому США должны оставить Европу и Средний Восток и развернуть свои силы на Дальнем Востоке [6]. Советник президента США по национальной безопасности Том Донилон в 2013 г. в своём выступлении в Asia Society [7] дал по этому плану пояснения. В частности, была предоставлена информация о дипломатической и финансовой составляющих, вылившихся в Соглашение о Транстихооканском партнёрстве. Однако Пентагон тут же скорректировал удар: речь шла не о выходе из одной части света и переходе в другую, а о том, чтобы расшириться от одной части до двух. Это была политика «балансирования», которая велась одновременно с «войной без конца» (war without end) на Ближнем Востоке. Не сумев получить согласия, Пентагон положил конец дебатам и заявил, что из финансовых соображений вести войну на трёх фронтах нельзя [8]. После этого было закуплено и размещено в тихоокеанском регионе огромное количество различных видов вооружений.

Президент Дональд Трамп пытался положить конец этой химере путём выхода из Соглашения о Транстихоокеанском партнёрстве сразу после вхождения в Белый дом. Но так ничего и не добился. Пентагон продолжает шествовать в том же направлении, и он навязал свою точку зрения в результате девятилетних разглагольствований.

Тогда как с французской точки зрения НАТО находится в состоянии «мозговой смерти», Пентагон неумолимо стремится стать глобальной системой. Все государства-члены НАТО на саммите в Лондоне подписали декларацию, в которой сказано следующее: «Мы сознаём, что возрастающее влияние и внешняя политика Китая одновременно представляют и возможности, и вызовы, на которые мы, как Альянс, должны дать коллективный ответ» [9]. Всё ясно, процесс пошёл.

Перевод
Эдуард Феоктистов

[1] “Summit Nato, si rafforza il partito della guerra”, di Manlio Dinucci, Il Manifesto (Italia) , Rete Voltaire, 7 dicembre 2019.

[2] Whitehall, Peter Hennessy, The Free Press, 1989.

[3] « Шесть проектов нового миропорядка », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 19 ноября 2019.

[4] « L’US PaCom devient US IndoPaCom », Réseau Voltaire, 3 juin 2018.

[5] “Australia-US Ministerial Consultations (AUSMIN) 2019”, Voltaire Network, 4 August 2019.

[6] “America’s Pacific Century”, Hillary Clinton, Foreign Policy, October 11, 2011.

[7] “The United States and the Asia-Pacific in 2013”, by Tom Donilon, Voltaire Network, 11 March 2013.

[8] “DoD Official: Asia Pivot ‘Can’t Happen’ Due to Budget Pressures”, Defense News, March 4, 2014.

[9] “London Declaration”, Voltaire Network, 4 December 2019.