JPEG - 44.2 kb
В картине, написанной в XIX веке Шарлем де Стейбеном и изображающей битву при Пуатье (VIII век), мусульмане представлены жестокими и похотливыми варварами.

Общаясь с моими читателями по электронной почте, я понял, что те вещи, которые мне представляются естественными, не являются таковыми для других. Поэтому я хотел бы остановиться на ряде вопросов, о которых некоторые люди имеют всего лишь общее представление, а другие вас удивят.

Мы все люди, но разные

Можно отправиться в одну из дальних стран, поселиться в отеле и позагорать на солнечном пляже. Но кроме загара, мы ничего не приобретём. В этой стране живут такие же люди, как и мы, они только на вид другие, а, может быть, и нет, и с ними мы могли бы обменяться мнениями. Не исключено, что кое с кем из них мы могли бы и подружиться.

Обычно приезжему туристу кажется, что у него больше средств, чем у местных жителей, и он в состоянии разрешить любую проблему. Тогда, чувствуя себя в безопасности, он бросается в пучину неизвестности и начинает атаковать местных. Но найдётся ли среди них тот, кто откроет богатому туристу свою душу?

То же самое относится и к международным отношениям. Трудно определить, что происходит в других странах, и осмыслить происходящее.

Международные отношения определяются немногими игроками, чуждыми нам. Ведь это люди со своими травмами и амбициями, которые нам неведомы, но которые мы вынуждены разделять, прежде чем сможем их осмыслить. Для них более важными вопросами являются вовсе не те, что нас особенно волнуют. И причины этих расхождений мы должны понять, чтобы идти вперёд вместе с ними.

Каждый из нас считает свои ценности выше, чем ценности других, пока не поймёт, почему другие мыслят иначе. Греки считали другие народы «варварами». И все, кто воспитан в этом духе, думают точно так же. Это не имеет никакого отношения к расизму, это просто невежество.

Но сказанное не означает, что все культуры и цивилизации одинаковы, и вы вольны жить где угодно. Есть места, где глаза у людей тусклые, а есть, где глаза у людей буквально светятся.

Современные транспортные средства позволяют нам очутиться в другой стране за несколько часов. За считанные моменты мы оказываемся в совершенно другом мире, но продолжаем мыслить и действовать так же, как и у себя дома. В лучшем случае, кто-то из нас прочтёт что-нибудь о стране, прежде чем туда отправиться. Но пока сами не увидим всё своими глазами, мы не можем определить, какие авторы правы, а какие обошли тему стороной.

По правде говоря, вовсе не обязательно отправляться в другую страну, чтобы понять её жителей. Ведь они тоже к вам приезжают. Только не ошибитесь в собеседнике. Те, кто утверждает, что сбежал от своих родителей и плохо о них отзывается, скорее лжец, чем герой. Подобные люди не обязательно плохие. Они могут говорить то, что нам нравится, а когда мы их узнаём больше, они быстро меняют своё мнение. Особенно нужно быть осторожным с политическими беженцами и не смешивать Ахмеда Шалаби с Шарлем де Голлем. Первый сбежал из Ирака в Лондон после мошенничества и лгал по всем статьям, а второй во Франции пользовался всенародной поддержкой. Первый открыл ворота своей страны поработителям, а второй освобождал свою страну от поработителей.

Люди меняются с возрастом. Народы тоже меняются, но гораздо медленнее. То, что их характеризует, не изменяется веками. Поэтому, чтобы понять народ, нужно долго изучать его историю, если даже сам этот народ не хочет знать своё прошлое, как, например, мусульмане, которые ошибочно считают время до принятия своей религии никчёмным. В любом случае, нельзя понять народ не зная его истории не только на протяжении последних десятилетий, но и на протяжении тысячелетий. Нужно быть очень самоуверенным, чтобы считать, что отправившись на место, где идут бои, вы сможете понять войну, не изучая историю и мотивации тех, кто в ней участвует.

Все знания о народе, могут служить для управления им. Именно поэтому в Англии самые известные шпионы и дипломаты проходили обучение в Британском музее.

«Злодеи»

Всё непонятное внушает нам страх. Когда в обществе какая-то элита или один человек господствует над другими, себе подобными, то это осуществляется с согласия последних. Нечто подобное наблюдается в сектах. И если кому-то захочется прийти на помощь угнетённым, не нужно предпринимать санкции против всей группы или устранять предводителя, достаточно дать людям глоток свежего воздуха и помочь понять, что они могут выстроить свою жизнь иначе.

Секты представляют для всего мира всего лишь относительную опасность, поскольку живут обособленно от других. Прежде всего, они опасны для самих себя, и это может привести их к самоуничтожению.

Не бывает диктатуры без одобрения большинства. Это просто невозможно. Впрочем, на этом зиждется демократия. Одобрение руководителей большинством отвергает любую форму диктатуры. Единственный авторитарный режим, который распался не сам по себе, был Советский Союз – его развалил Горбачёв.

Данный принцип был использован Соединёнными Штатами при организации цветных революций. Ни один режим не может существовать, если ему перестают подчиняться. Он мгновенно рушится. Достаточно слегка поманипулировать толпами, чтобы свергнуть любой режим. Но последствия трудно предсказать, если толпа осознает происшедшее. Так называемые революционеры живут всего лишь несколько дней. Они не имеют никакого отношения к переменам в обществе, которое само их требовало на протяжении нескольких лет или даже на протяжении целого поколения.

Что ни говори, нет ничего проще, чем обозвать какую-либо страну гнусной диктатурой и оправдать своё вмешательство в неё спасением угнетённого народа.

Все люди разумны. Однако они впадают в безумие, когда пренебрегают Разумом во имя Идеологии или Религии. И это не вытекает из какой-либо идеологии или религии. Нацисты хотели построить мир лучше, чем тот, который был выстроен Версальским договором. Но они не сознавали, что совершают преступление. Теперь их нет, и все забыли о том, что ими было сделано (кроме Фольксвагена и космических достижений Вернера фон Брауна). Исламисты (я имею в виду политическое движение, а не мусульманскую религию) считают, что они служат божьей воле, но не сознают, что совершают преступления. Они исчезнут, ничего не добившись. Как и нацисты, они ослеплены. И теми и другими легко манипулировали, первыми против Советского Союза, а вторыми манипулировало Соединённое Королевство.

Никакая религия не может быть оправдана, если содержит призыв к насилию. В Индии Йоги Адитьянатх, близкий к Премьер-министру Нареньдре Моди, в 1992 г. призвал толпу к разрушению мечети Айодхье, а через десять лет спустя верные ему прихожане массово истребляли мусульман гуджарати, которых они несправедливо обвиняли в реваншистских намерениях. Или в Мьянме буддистский монах Ашин Виратху, который никак не связан ни с бирманской армией, ни с Аун Сан Су Чжи, призывает убивать мусульман.

Человеческому насилию нет предела, когда мы предаём забвению Разум. К такому приёму прибегают художники, когда обдумывают новую композицию.

А групповая жестокость не есть садистское удовольствие одиночки, это коллективный ритуал, от которого кровь стынет. И это вынуждает людей подчиняться. ИГИЛ демонстративно снимал свои преступления и использовал спецэффекты, чтобы как можно больше навести на людей страх.

Маловероятно, что у нацистов была цель специально убивать миллионы своих узников. Скорее всего, они нуждались в дармовой рабочей силе, а жизни узников их не волновали. Поэтому они совершали свои преступления тайно и уничтожали останки своих жертв «туманными ночами».

А большевики во время войны с белогвардейцами уничтожали социальные классы благосклонные к царизму. Разумеется, это не имело ничего общего с их идеологией, это была гражданская война, а на войне противников убивают. И они убивали.

(Продолжение следует)

Перевод
Эдуард Феоктистов