JPEG - 37.6 kb

Я хотел бы подтвердить получение Вашего письма от 29 ноября. Здесь я отвечу на различные заданные Вами вопросы. В духе дружбы и уважения должен сказать прямо, что выдвинутые в Вашем письме обвинения основаны на искаженных фактах и цитатах. В любом случае, наша общая цель должна заключаться в обеспечении полного осуществления эмбарго на поставки оружия в Ливию, введенного Советом Безопасности Организации Объединенных Наций, который принял единогласное решение на основании главы VII Устава Организации Объединенных Наций. Резолюция 1970 (2011) и последующие резолюции имеют обязательную юридическую силу для всех государств — членов Организации Объединенных Наций, включая Турецкую Республику.

В соответствии с резолюциями Совета Безопасности 2292 (2016) (пункты 3–6) и 2526 (2020) военно-морским средствам операции ЕВНАВФОР МЕД «Ирини» разрешается инспектировать, арестовывать, утилизировать и предпринимать дальнейшие действия в отношении следующих в Ливию или прибывающих из нее судов, в отношении которых у них имеются разумные основания полагать, что на этих судах перевозятся оружие или связанные с ним материальные средства в Ливию или из нее, прямо или косвенно.

На основании этого 22 ноября в центральной части Средиземного моря операция ЕВНАВФОР МЕД «Ирини» провела инспекцию контейнеровоза «М/В Розелин А», осуществлявшего плавание под флагом Турции. Операция «Ирини» имела разумные основания полагать, что это судно может действовать в нарушение эмбарго на поставки оружия в Ливию. Инспекция была проведена немецким фрегатом «Гамбург», действовавшим под командованием операции «Ирини», после того как были должным образом выполнены все требования, вытекающие из резолюций Совета Безопасности 2292 (2016) и 2526 (2020).

Позвольте мне напомнить, что в соответствии с пунктом 3 резолюции 2292 (2016) все государства — члены Организации Объединенных Наций обязаны сотрудничать с инспекциями, проводимыми в таких рамках. В свою очередь, государства и региональные организации, проводящие такие инспекции, должны прилагать добросовестные усилия к получению согласия государства флага соответствующего судна до проведения любых инспекций.

Операция «Ирини» полностью выполнила это обязательство.

22 ноября в 7 часов 50 минут операция «Ирини» направила официальный запрос о согласии государства флага соответствующим контактным лицам в Министерстве иностранных дел Турции — Генеральному директору по двусторонним политическим вопросам и морским и авиационным перевозкам, главе Департамента по контролю над вооружениями и разоружению, Миссии Турции при Европейском союзе и посольству Турции в Риме — как это предусмотрено резолюцией 2292 (2016) Совета Безопасности Организации Объединенных Наций. Затем этот запрос был передан главе Морского департамента Вашего министерства и принят им.

Аналогичные каналы официального уведомления использовались операцией «Ирини» в рамках выполнения резолюций 2292 (2016) и 2526 (2020) с момента начала ее работы 31 марта, и ни Комитет Организации Объединенных Наций по санкциям, ни какое-либо другое государство флага, с которым связывалась операция «Ирини», никогда не подвергали сомнению этот метод связи. До создания операции «Ирини» операция «София» использовала тот же метод, не подвергаясь за это никакой критике. Турецким властям предлагается назначить новых или дополнительных контактных лиц, если они того пожелают.

В течение всего дня операция «Ирини» направляла ряд сообщений должностным лицам Министерства иностранных дел Турции, делегации Турции при Европейском союзе и посольства Турции в Риме, используя официальную электронную почту и получая уведомления о том, что эти сообщения доставлены и прочитаны. Операция «Ирини» предпринимала неоднократные попытки связаться с теми же контактными лицами по телефону. С турецким военным атташе в Риме состоялись три беседы — в 11 часов утра, 11 часов 44 минуты и 12 часов 56 минут. После совершения этих контактов операция согласилась продлить четырехчасовое временное окно для уведомления еще на один час, с тем чтобы турецкие власти могли дать ответ на запрос о согласии государства флага.

Не получив отказа на официальный запрос о согласии государства флага по истечении этого времени, операция «Ирини» уведомила своих контактных лиц в Министерстве иностранных дел Турции о своем намерении подняться на борт судна в 13 часов 2 минуты и повторно уведомила их об этом в 15 часов 54 минуты. Одновременно с этим фрегат «Гамбург» выразил то же намерение непосредственно капитану «М/В Розелин А», и инспекционная группа начала подъем на борт судна в 15 часов 4 минуты.

На протяжении всего мероприятия инспекционная группа операции «Ирини» демонстрировала высочайший уровень профессионализма в соответствии с международно согласованными процедурами, включая процедуры Организации Североатлантического договора. Никаких инцидентов не было зафиксировано ни инспекционной группой, ни капитаном судна, ни его командой.

Турецкий военный атташе получил обновленную информацию о проводимой инспекции в 21 час 8 минут, после чего глава Морского департамента Вашего министерства официально уведомил операцию «Ирини» об отказе Турции дать разрешение на осмотр судна в 21 час 23 минуты — по истечении более чем 13 часов после направления официального запроса о согласии государства флага и по истечении 6 часов после начала инспекции; после этого инспекция была немедленно приостановлена. Операция «Ирини» дала буквально следующий ответ: «ЕВНАВФОР МЕД «Ирини» приняла к сведению просьбу Министерства иностранных дел Турции немедленно завершить эту деятельность, уважая отказ государства флага позволить операции продолжить инспекцию в соответствии с резолюцией Совета Безопасности Организации Объединенных Наций 2292 (2016). Поэтому ЕВНАВФОР МЕД незамедлительно прекратит любые дальнейшие действия, связанные с инспекцией на борту «М/В Розелин А», и позволит контейнеровозу продолжить свое плавание». На тот момент было проверено лишь ограниченное число контейнеров и не было обнаружено никаких доказательств наличия запрещенных материалов. Судно получило разрешение следовать по своему маршруту.

К сожалению, я вынужден указать, что в своем письме Вы исказили также цитату моего пресс-секретаря.

Пресс-секретарь Европейской внешнеполитической службы никогда не говорил и не намекал на то, что инспекция, как Вы написали, «была направлена конкретно против турецкого судна дискриминационным образом из-за его государства флага». В своем письменном заявлении, опубликованном 24 ноября, пресс-секретарь, выступавший от моего имени, заявил, что «с учетом маршрута следования этого судна операция «Ирини» имела разумные основания полагать, что оно может действовать в нарушение оружейного эмбарго Организации Объединенных Наций».

Неоднократные обвинения турецких властей — в том числе в Ваших собственных письмах на мое имя и на имя Генерального секретаря Организации Объединенных Наций — в том, что операция «Ирини» действовала незаконно или предвзято, абсолютно необоснованны и должны прекратиться.

Операция «Ирини» была законно создана Европейским союзом для содействия осуществлению эмбарго на поставки оружия в Ливию в соответствии с резолюциями Совета Безопасности 2292 (2016) и 2526 (2020). Она действует в рамках существующих резолюций Совета Безопасности, которые разрешают инспекцию подозрительных судов не в территориальных водах Ливии, а в открытом море, и не разрешают аналогичные действия в воздушном пространстве или на территории Ливии.

Вместе с тем операция использует военно-морские, воздушные и спутниковые средства для обеспечения как можно более широкого мониторинга в поддержку осуществления оружейного эмбарго Организации Объединенных Наций, независимо от происхождения и владения. К настоящему времени операция продемонстрировала свою способность документально подтверждать и отслеживать нарушения оружейного эмбарго обеими сторонами конфликта в Ливии и представила соответствующие доклады Организации Объединенных Наций.

Как уже сообщалось Вашему министерству ранее, 17 февраля 2020 года, когда Европейский союз согласился начать новую операцию по содействию осуществлению оружейного эмбарго Организации Объединенных Наций, было обнародовано публичное заявление. Операция «Ирини» действует не в территориальных водах Ливии, а в открытом море в соответствии с резолюциями, принятыми на основании главы VII Устава, а не по просьбе Правительства национального согласия. Тем не менее деятельность Европейской внешнеполитической службы была полностью прозрачной на протяжении всего этапа планирования и с момента начала работы операции 31 марта. Делегация Европейского союза в Ливии неоднократно обсуждала планы новой операции с представителями Правительства национального согласия вплоть до министерского уровня. Я лично обсуждал эти планы со своим коллегой, причем как в устной, так и в письменной форме.

Хотя операция «Ирини» проводится исключительно под руководством Европейского союза, Союз по-прежнему открыт для неофициальных консультаций по вопросам своего внутреннего планирования с любыми партнерами в соответствии с принципом автономии принятия решений Европейским союзом. В ответ на просьбу Турции о проведении консультаций по этому вопросу Комитет по политическим вопросам и вопросам безопасности Совета согласился провести очное заседание в формате КПБ+8. В связи с кризисом, вызванным пандемией коронавирусной инфекции (COVID-19), это заседание состоялось лишь 10 сентября, и вопрос об операции «Ирини» действительно был включен в повестку дня. Многие из вопросов, затронутых в сегодняшнем письме, уже были доведены до сведения посла Вашей страны в ходе заседания, но я рад вновь повторить их, с тем чтобы избежать любых дальнейших недоразумений.

В заключение я хотел бы еще раз подчеркнуть обращенный к Турции призыв Европейского союза соблюдать свои международные обязательства и сотрудничать с Европейским союзом в рамках осуществления эмбарго Организации Объединенных Наций на поставки оружия в Ливию. Нам необходимо направить общие усилия на решение этого вопроса.