JPEG - 61.6 kb

[07.01.2021.] Я не предполагал, что буду обращаться к вам в национальном эфире так скоро после моего новогоднего поздравления.

Однако имело место тревожное событие, касающееся нашей территориаль-ной целостности, которое требует, чтобы я говорил с вами напрямую, в условиях полной прозрачности, и держал вас в курсе всего происходящего.

Как вам известно, Гайана имеет посольство в Венесуэле, получившее ак-кредитацию правительства страны.

Мы также по-прежнему приветствуем у себя аккредитованное нашим пра-вительством посольство Венесуэлы в Гайане.

Иными словами, Гайана тщательным образом поддерживает открытыми все официальные каналы связи с правительством Венесуэлы.

Мы сохраняли эти каналы даже тогда, когда воспользовались нашим правом просить Генерального секретаря Организации Объединенных Наций передать Международному Суду (МС) вопрос о давнем споре с Венесуэлой по поводу ар-битражного решения, вынесенного в 1899 году.

Мы никогда не делали никаких заявлений в связи с непрекращающимися подстрекательскими высказываниями правительства и других сторон в Венесуэ-ле, а всего лишь продолжали отстаивать наш государственный суверенитет и территориальную целостность.

Мы всегда выбирали путь мирного урегулирования венесуэльского вопроса в рамках международного права.

Поэтому вызывает глубокую тревогу тот факт, что 7 января президент Ве-несуэлы г-н Николас Мадуро издал указ, в котором утверждаются суверенитет и исключительные суверенные права Венесуэлы над водами и морским дном, при-легающими к побережью Гайаны, к западу от реки Эссекибо.

Я напоминаю, что суверенитет над этим побережьем и прилегающей сухо-путной территорией был присужден Гайане (тогда –– Британская Гвиана) в ар-битражном решении 1899 года, действительность и юридически обязательный характер которого, как Гайана уверена, Международный Суд (МС) безоговорочно поддержит.

К сожалению, провозглашение того, что воды, примыкающие к этой терри-тории, принадлежат Венесуэле, нарушило по меньшей мере два основополагаю-щих принципа международного права.

Первое нарушение заключается в том, что ни одно государство не может в одностороннем порядке определять свои международные границы, будь то сухо-путные или морские.

Установление международной границы в соответствии с международным правом может быть обосновано только соглашением между соседними государ-ствами или обязательным к исполнению решением Международного Суда или арбитражного трибунала.

Поэтому эта попытка Венесуэлы в одностороннем порядке установить как сухопутные, так и морские границы с Гайаной является недействительной с пра-вовой точки зрения и не может быть и не будет признана ни одним другим госу-дарством мира, включая Гайану.

Второе нарушение основ международного права обусловлено тем обстоя-тельством, что в соответствии с прочно укоренившимися нормами международ-ного права существует основополагающий принцип, согласно которому «суша доминирует над морем».

Это означает, что суверенитет и суверенные права на воды и морское дно вытекают из права собственности на землю, которая образует побережье, к кото-рому примыкают эти воды и морское дно.

Поскольку Гайана обладает суверенитетом над побережьем к западу от реки Эссекибо до Пунта-Плайи, из этого следует, что только Гайана может пользо-ваться суверенитетом и исключительными суверенными правами на примыкаю-щие воды и морское дно.

Именно этот вопрос находится на рассмотрении МС, который 18 декабря 2020 года постановил решить вопрос о том, какой из двух стран –– Гайане или Венесуэле –– принадлежит суверенитет над этой территорией.

Гайана уверена в том, что Суд решит этот вопрос в ее пользу, и это в обяза-тельном порядке также урегулирует вопрос о морских правах в примыкающих водах и на морском дне.

Однако, согласно международному праву, теперь решать этот вопрос дол-жен Международный Суд.

В этой связи попытка Венесуэлы претендовать на воды и морское дно, при-мыкающие к побережью к западу от реки Эссекибо, является еще одним дей-ствием, которое не имеет юридической силы и не получит правового признания ни одного другого государства в мире, включая Гайану.

Вторым прискорбным действием, которое президент Мадуро предпринял 7 января, было отклонение решения МС, вынесенного 18 декабря: в этом случае было решено, что Суд обладает юрисдикцией для проведения слушаний и выне-сения вердикта по арбитражному решению от 3 октября 1899 года, в том числе в отношении сохранения силы этого решения и его юридически обязательного ха-рактера для обоих государств.

В соответствии с международным правом решение Суда, принятое подав-ляющим большинством его судей, является окончательным и юридически обяза-тельным как для Гайаны, так и для Венесуэлы.

Чтобы внести ясность, я отмечу следующие два аспекта.

Во-первых, основополагающим принципом международного права уже дав-но является то, что международный судебный орган, включая МС, обладает ком-петенцией определять свою собственную юрисдикцию, как это сделал МС 18 де-кабря 2020 года.

Во-вторых, Устав Организации Объединенных Наций обязывает все госу-дарства-члены выполнять свои обязательства по международному праву, в том числе согласно определениям МС.

В этой связи Венесуэла не имеет «права» «отклонить» обязательное для ис-полнения решение Суда.

Более того, юристы этой страны должны знать, что это является вопиющим нарушением национальных правовых обязательств и не будет принято Междуна-родным Судом, Организацией Объединенных Наций или любым другим органом, который поддерживает международное право, а также его нормы и практику.

Как президент Гайаны я выражаю надежду на то, что правительство Вене-суэлы пересмотрит свою позицию и примет решение об участии в оставшейся части разбирательства в МС, пока Суд не вынесет вердикт о действительности и обязательном характере арбитражного решения 1899 года и о международной границе, установленной согласно этому решению.

Тем не менее, выражая эту искреннюю надежду, я также хочу четко заявить, что, если Венесуэла предпочтет бойкотировать производство в МС, это никоим образом не остановит и не задержит вынесение Судом решения по этому делу.

Регламент Суда прямо предусматривает, что преднамеренное отсутствие одной из сторон не препятствует ему в принятии решения по делу.

Я обращаю внимание на еще один вопрос, касающийся дела, рассматривае-мого МС.

К сожалению, стремясь дискредитировать старейший и наиболее уважае-мый мировой суд, Венесуэла исказила характер недавнего административного решения МС.

Это решение заключается в том, чтобы предложить сторонам встретиться с Председателем Суда для выяснения мнений сторон в отношении графика пред-ставления состязательных бумаг в рамках этапа рассмотрения дела по существу.

Это стандартная практика Суда.

Цель состоит в том, чтобы стороны указали, сколько времени потребуется для подготовки и представления меморандума Гайаны и ответного меморандума Венесуэлы.

Это единственный вопрос, который предполагается обсудить на такой встрече.

Поэтому утверждение Венесуэлы о том, что Суд назначил «слушание» по существу «дела» без предоставления ей достаточного времени для подготовки своих материалов, является неточным и вводящим в заблуждение.

Фактически, у Венесуэлы будет больше года на подготовку своей позиции.

Сограждане, я отметил, что одна из газет в Гайане приписала президенту Мадуро сообщение в Твиттере, в котором он, как утверждается, «поклялся отвое-вать Эссекибо».

Анализ сообщений президента Мадуро в Твиттере, проведенный специали-стами моего правительства, не подтверждает сделанное этой газетой заявление.

Соответственно, мое правительство намерено действовать только на основе тех официальных заявлений Венесуэлы, которые получили подтверждение.

В этой связи ранее сегодня я поручил министру иностранных дел Хью Тодду вызвать исполняющего обязанности главы венесуэльского дипломатиче-ского представительства в Джорджтауне в Министерство иностранных дел, что-бы выразить глубокую обеспокоенность Гайаны в связи с указом, изданным в прошлый четверг.

Исполняющему обязанности главы дипломатического представительства было поручено передать венесуэльским властям в Каракасе, что, в соответствии с международным правом и в подтверждение своего суверенитета и территориаль-ной целостности, Гайана полностью отвергает содержание указа, изданного пре-зидентом Мадуро.

Гайана будет продолжать идти по пути мирного урегулирования этого во-проса в соответствии с международным правом и юрисдикцией МС.

Мы настоятельно призываем нашего соседа Венесуэлу сделать то же самое.

В то же время мы предупреждаем международное сообщество, в том числе наши братские государства в Карибском сообществе (КАРИКОМ) и на Амери-канском континенте, об угрозе для международного мира и безопасности, кото-рую несет в себе изданный в прошлый четверг указ Венесуэлы, нарушающий ос-новополагающие принципы международного права.

Мои сограждане, мы будем и далее придерживаться нашего двустороннего и национального подхода к этому вопросу, будучи убеждены в том, что право и за-кон на нашей стороне.

Будьте уверены, что мое правительство, и я лично, будем и впредь инфор-мировать вас о любых дальнейших изменениях в этом вопросе.

Гайана –– это наша земля, она принадлежит гайанцам –– одному народу, объединенному в своей решимости и преданности стране.

Благодарю за внимание.

Боже, благослови Гайану, Боже, благослови гайанский народ.