Сеть Вольтер
Американский кошмар

Skull and Bones, элита Империи

В недрах очень элитарного и пуританского Йельского Университета ежегодно отбираются 15 студентов из очень хороших семей. Они формируют секретное общество с нездоровыми ритуалами под названием «Skull and Bones» (Череп и кости). В течение всей своей жизни они поддерживают друг друга и помогают противостоять демократическим поползновениям ненавистной черни. Джордж Буш мл. и Джон Керри уже на протяжении 36 лет являются членами этого общества, состоящего из около 800 посвященных.

| Париж (Франция)
+
JPEG - 24.3 kb

Общество «Skull & Bones» подпитывает конспиративную литературу, в которой его члены обвиняются в Уотергейтском скандале, во вторжении в «Бухту Свиней» и даже в убийстве Джона Кеннеди (John F. Kennedy). Благодаря своим связям в деловых кругах, в частности, в банковском секторе, эти бывшие однокашники по Йельскому университету вполне могут в ближайшем будущем взять контроль над мировыми финансами. Члены «Skull & Bones» также могут начать подрывать деятельность Совета по международным отношениям (Council on Foreign Relations), Трехсторонней комиссии, ЦРУ и т.д.

Светское интернет-издание Voltaire не собирается обсуждать эзотерический характер общества «Skull & Bones», проводящего ритуалы посвящения и организующего различные ежегодные церемонии. Нашей целью является анализ социальной функции и возможной политической роли, которую играет общество. «Skull & Bones» в особенности демонстрирует достижения, которых добилась система воспроизведения элит через отбор, не обязанная в противоречии с мифом о self-made man случайности или индивидуальным качествам человека. По словам Энтони Саттон (Anthony Sutton), самые активные члены общества выходят из костяка, состоящего из 20-30 семей, заинтересованных в защите своего наследства и потомства. Таким образом, зачастую между семьями-членами «Skull & Bones» образуются брачные союзы, хотя до последнего времени лишь студенты мужского пола могли становиться членами общества.

Пуританский и элитарный Йельский Университет

Общество «Skull & Bones» зародилось в кампусе Йельского университета, что, согласно блестящему расследованию журналистки издания Atlantic Monthly Александры Роббинс (Alexandra Robbins), не было случайностью. [1].

В начале XVIII века конгрегационалисты основали в США группу университетов, в которую входили Harvard, Dartmouth, Williams, Bowdoin, Middlebury и Amherst. Они столкнулись с конкуренцией со стороны пресвитерианцев, что заставило ректора Гарварда Инкриза Мэтера (Increase Mather) действовать. В 1701 году он покинул свой пост, чтобы создать новый университет, «для сохранения внимания к церкви и для передачи Правды будущим поколениям». Вместе с десятью пасторами, девять из которых пришли из Гарварда, он создает «Collegiate School of Connecticut». Исаак Ньютон (Isaac Newton), Ричард Стил (Richard Steel) и Элиху Йель (Elihu Yale) передали книги из личных коллекций недавно созданному институту. Сотрудничество с Йелем, разбогатевшим благодаря своей деятельности в «Компании Восточной Индии» и губернатору колонии Мадраса, приносит свои плоды. Йель не только снабжает университет книгами, а также активно финансирует его. Руководство в знак благодарности переименовывает университет, который с 1720 года носит его имя.

Связи с конгрегационалистами сказались на пуританской манере преподавания и функционировании Йельского университета. Студенты и преподаватели должны были придерживаться определенных убеждений при поступлении в университет, а в случае, если их искренность вызывала серьезные сомнения, могли быть уволены с работы или отчислены. К этому пуританству добавлялась одержимость элитарностью: студенты с момента своего поступления в Йельский университет распределялись не по способностям, а по положению родителей в обществе. Во главе иерархии стояли дети и внуки губернаторов и вице-губернаторов. Далее следовали члены семей судей Верховного Суда. Еще ниже располагались дети пасторов и бывших учеников университета. Замыкали список дети фермеров, торговцев и ремесленников. Подобная классификация позволяла распределить места в классе, в церкви и в столовой. Как отмечает Александра Роббинс, удивляет не эта классификация по социальному статусу при поступлении – обычная практика для большинства университетов XVIII века – а то, что это первоначальное распределение не претерпевало никаких изменений на протяжении всего учебного процесса. Таким образом, Йельский университет стал идеальным примером учреждения, воспроизводящего элиту и внутреннюю иерархию. Студента могли перевести в более низкий ранг за плохое поведение, ведь считалось, что этим он запятнал честь семьи.

Следует добавить, что при подобной незаурядной организации процесса обучения старшекурсникам разрешалось насмехаться, даже издеваться и унижать студентов с младших курсов. Правила университета предусматривали ряд мер, обеспечивавших уважение подобной иерархии, основанной исключительно на возрасте. Лиман Багг (Lyman Bagg) в своем сочинении Четыре года в Йельском университете, изданном анонимно в 1871 году, проанализировал механизмы, используемые университетом. Он считал, что подобная вседозволенность в поведении была вызвана безграничной властью «обычаев» университета в создании временного психоза, который делал из слабых людей жестоких, а из хороших - безжалостных.

Эта склонность к элитарности, жестокой иерархичности и пуританству способствовала тому, что в конце XVIII века ученики начали создавать различные общества, действовавшие параллельно работе университета. Изначально это были литературные кружки, такие как «Линония» (Linonia) и «Единство братьев» (Brothers in Unity). Студенты были вынуждены вступать в то или иное объединение, что не благоприятствовало формированию элиты с точки зрения тех, кто желал строгого воспроизведения новой американской «аристократии». В 1780 году в Йельском университете было создано отделение организации «Фи-Бетта-Каппа» (Phi Betta Kappa) под названием «Альфа» (Alpha). В это же время процветали многие другие общества, среди которых были «Общество Бетховена» (Beethoven Society) и «Клуб шестигранника» (Hexahedron Club)… Со временем литературные кружки потеряли свое значение и стали заменяться более элитарными и закрытыми секретными обществами. В середине XIX века существовало три основных общества: «Череп и кости» (Skull & Bones), «Свиток и ключ» (Scroll and Key) и «Голова волка» (Wolf’s Head).

Преподавательский состав Йельского университета также решил последовать этому движению. Шесть лет спустя после создания «Skull & Bones», шесть членов преподающей элиты организовали «Клуб» («Club»), позже названный «Клуб стариков» («Old Man’s Club»), среди которых можно было встретить преподавателей Джошуа Уилларда Гиббса (Josiah Willard Gibbs) и Теодора Дуайта Вулси (Theodore Dwight Woolsey). В скором времени к обществу присоединились Уильям Хоувард Тафт (William Howard Taft), будущий chief justice (верховный судья) штата Коннектикут Симеон Болдуин (Simeon E. Baldwin), преподаватель Томас Бергин (Thomas Bergin), нейрохирург Харви Кашинг (Harvey Cushing) и основатель «Skull & Bones» Уильям Рассел (William H. Russell). Лишь Томас Бергин и Харви Кашинг не стали впоследствии членами «Skull & Bones»

Опиумная война

Йельский университет был идеальным местом для процветания столь элитарного и влиятельного общества, каковым являлся «Skull & Bones». Но успех данной секретной организации также обязан ее создателю Уильяму Расселу (William H. Russell), который принадлежит к большой семье Расселов. Один из ее членов, священник Ноада Рассел (Noadah Russel), известный приверженец конгрегационалистской церкви, участвовал в создании Йельского университета. Клан Расселов также был вовлечен в большую опиумную войну, которую развязала Великобритания против Китая в первой половине XIX века. В конце XVIII века опиум, возделываемый Англией в Бенгалии, был передан в монопольное владение «Компании Восточной Индии», непосредственно принадлежавшей королевской семье. В работе компании в прошлом принимал участие Элиху Йель. Целью опиумной войны, начавшейся в 1815 году, было силовое внедрение данного наркотика на огромный китайский рынок. Количество ежегодно ввозимого опиума по сравнению с 1792 годом, когда ввозилось 320 тонн, увеличилось до 480 тонн в 1817 году и до 3200 тонн в 1837. Тогда Китай потребовал у королевы Виктории прекратить ввоз данного наркотика. Она заявила, что не может отказаться от столь выгодного способа получения прибыли для Великобритании. Напряжение между Пекином и Лондоном нарастало: в феврале 1839 года был казнен один китайский наркокурьер перед кантонским представительством британских торговцев. В июне 1839 года королева Великобритании дала согласие на уничтожение большого количества опиума. Многие англичане после этого покинули Кантон и Макао и отправились в более отдаленные места, чтобы там вновь заняться перевозками опиума при официальной поддержке морского флота Великобритании. В подобных условиях конфликт был неизбежен: 4 сентября произошло первое сражение на море, которое завершилось уничтожением большинства китайских кораблей. Эти столкновения выявили «слабость китайских военных джонок и непоколебимое упорство английских протестантов в установлении принципов либерализма, основанном на наркотрафике» [2].

Сэмюэль Рассел (Samuel Russell), брат Уильяма Рассела был главным действующим лицом в опиумной войне. Американец по национальности, он основал в 1813 году компанию «Russell & Company», которая стала в 1820-х гг. конкурентом английской «Компании Восточной Индии», занимавшейся перевозками опиума в Китай. Одним из выдающихся членов компании «Russell & Company» был дедушка Франклина Делано Рузвельта (Franklin Delano Roosevelt) Уоррен Делано (Warren Delano).

От клуба Eulogie к Skull and Bones

Сложно сказать точно, с какой целью Уильям Рассел создал «Skull & Bones» в 1832 году. Изначально считалось, что это было ответной реакцией Рассела на исключение одного из членов общества «Phi Beta Kappa» Элеазара Кингзбери Форстера (Eleazar Kingsbury Forster). Желая также оживить Йельский университет, Уильям Рассел осудил «Phi Beta Kappa», взял Форстера под свое крыло и основал вместе с тринадцатью другими студентами, среди которых был Альфонсо Тафт [3], еще более секретное и сильное общество, изначально называвшееся «Club Eulogie» по имени греческой богини красноречия. Находясь под впечатлением от своей поездки в Германию, Рассел привносит германский дух и в ритуалы общества. В 1833 году символикой общества стали череп с костями. В то же время число 322 стало «ключевым» для организации. Именно в 332 году до нашей эры умер греческий оратор Демосфен. По «легенде Skull & Bones» в 332 году богиня Евлогия попала в рай, а в 1832 году спустилась на землю, чтобы присоединиться к секретному обществу. В 1856 году «Skull & Bones» официально присоединились к «Russell Trust», собственности Уильяма Рассела, благодаря президенту и основателю Университета Джона Хопкинса Дэниэлю Койт Гилману (Daniel Coit Gilman) (в обществе с 1852 г.). 13 марта того же года общество переехало из свой штаб-квартиры в здание, находившееся на территории Йельского университета и называвшееся «Могила». Оно быстро заполнилось боевыми и другими своеобразными реликвиями: по свидетельствам членов общества, собранным Александрой Роббинс, здесь можно было найти кучу флагов, черные ткани, оружие, собранное на полях сражения. Все же, чтобы не забыть, что речь идет об ассоциации студентов, в одной из комнат были собраны бейсбольные мячи с соревнований, в которых участвовал Йельский университет. Символ черепа был размещен почти на всех пустых местах, а стены украшали кости и скелеты животных и даже людей. Большинство представленных картин изображали Смерть, встречающую различных известных персонажей. По словам директора музея искусств шт. Коннектикута Марины Московичи (Marina Moscovici), реставрировавшей порядка пятнадцати картин в 1999 году, атмосфера помещений напоминала быт семейки Адамс.

В начале 1980-х возник спор по поводу черепа Геронимо (Géronimo). «Skull & Bones» настаивали на том, что он находится в их владении, и даже показали его вождю племени Апачи в Аризоне Неду Андерсену (Ned Anderson). Когда членов общества попросили вернуть реликвию, они отдали череп, который отличался от показанного ранее. Анализ показал, что это был череп десятилетнего ребенка, а не вождя индейцев. Поэтому о его подлинности можно до сих пор спорить.

JPEG - 32.1 kb
Штаб-квартира Skull и Bones

Сегодня о деятельности организации известно больше. Ежегодно в «Skull & Bones» набирается пятнадцать студентов, поэтому примерное количество действующих членов общества составляет около 800 человек. Пятнадцать новичков, набранных более старшими коллегами, собираются дважды в неделю в течение года для того, чтобы обсудить личную жизнь, учебу или планы, касающиеся будущей профессии. Они также обсуждают политические и социальные проблемы. Один раз в год общество организует выезд на Дир Айлэнд (Deer Iland), большой остров, находящийся посреди реки Сан-Лоран (Saint-Laurent) около Нью-Йорка, где была построена роскошная резиденция в английском стиле. Речь идет именно о Deer Iland, а не о Deer Island в соответствии с пожеланием члена «Skull & Bones» и щедрого спонсора резиденции Джорджа Миллера (George D. Miller) [4].

О том, как проходит ритуал посвящения, хулители организации говорят самое разное. Однако именно тайна, окружающая его, является основной причиной этих домыслов. И даже если церемонии, проводимые в «Могиле» когда-либо имели языческий или даже сатанинский смысл, нельзя забывать, что издевательства над новичками, практикуемые в прошлом в Йельском университете, были предельно жестокими. Тем не менее, маловероятно, что сегодня для того, чтобы вступить в организацию, избранные студенты обязаны, например, предаваться сексуальным играм перед другими посвященными.

Сеть

Самым удивительным, скорее всего является не то, что происходит внутри организации, а сплоченность между членами «Skull & Bones», готовящей завтрашнюю элиту. Так, все президенты США, которые были выпускниками Йельского университета, также являлись членами «Skull & Bones». Речь идет о Уильяме Ховарде Тафте (William Howard Taft), Джордже Буше ст. и Джордже Буше мл. Не стоит, конечно же, перечислять членов общества, которые заняли важные должности в области политики, дипломатии, средствах массовой информации и даже разведки. Организация обладает серьезными связями в дипломатических кругах и, в частности, в Совете по международным отношениям Council on Foreign Relations. Так, министр обороны при Франклине Делано Рузвельте Генри Стимсон (Henry Stimson), посол США в Советском Союзе Эверелл Харримэн (Averell Harriman) и управляющий делами семьи Рокфеллера Ричардсон Дилуорф (J. Richardson Dilworth) были членами «Skull & Bones» [5].

Члены «Skull & Bones» также имеют определенный вес в средствах массовой информации. Например, идея создания газеты Time пришла в голову Генри Люсу (Henry Luce) и Брайтону Хэдену (Briton Haden), являющимся членами организации с 1920 года, в ходе собрания в резиденции «Могила». Эверелл Харримэн (Averell Harriman), со своей стороны, основал газету Today, которая в 1937 году объединилась с еще одним изданием, чтобы стать журналом Newsweek. Особенно впечатляют связи с ЦРУ: ультраконсерватор, сотрудник Управления и известный пропагандист Уильям Бакли (William F. Buckley) был членом ассоциации, также как и его брат Джеймс Бакли (James Buckley), заместитель Госсекретаря по безопасности, наукам и технологиям при администрации Рональда Рейгана. На этом посту он занимался предоставлением военной помощи правым режимам. Хью Каннингэм (в обществе с 1934 года) проработал в американских службах с 1947 по 1973 гг. Именно Уильям Банди (William Bundy) (в обществе с 1939 года) и руководитель отдела ЦРУ в Сантьяго в 1970-м году Дино Пьонцио (Dino Pionzio) (в обществе с 1950) пытались дестабилизировать режим Сальвадора Альенде (Salvador Allende). Тот факт, что общество служит средством воспроизведения экономической и политической элиты страны, обеспечило ему необычайно благосклонное отношение властей. Таким образом, в 1943 году специальный законодательный акт, одобренный штатом Коннектикут, освободил сотрудников компании «Russell Trust Association», которая ко всему прочему распоряжалась средствами секретного общества, от необходимости заполнения отчета о деятельности, как любая другая организация. Во второй половине ХХ века ее имуществом управлял Джон Мэдден мл. (John B. Madden Jr), сотрудник компании «Brown Brothers Harriman», созданной после слияния в 1933 году «Brown Bros & Company» и «W.A. Harriman & Company». Мэдден работал тогда под руководством Прескотта Буша (Prescott Bush), отца будущего президента Соединенных Штатов и дедушки нынешнего президента Соединенных Штатов. Все они являются членами «Skull & Bones».

Еще одним источником денежных поступлений были Рокфеллеры. Перси Рокфеллер (Percy Rockefeller) был членом общества и передал организации собственность компании «Standard Oil». Среди других известных кланов, имеющих отношение к «Skull & Bones», можно отметить клан Морганов. J.P. Морган (J.P. Morgan) лично никогда не был членом общества, но один из руководителей «Morgan’s Guaranty Trust» Гэрольд Стэнли (Harold Stanley) входил в ее состав с 1908 года. Эверелл Харриман (W. Averell Harriman) (в обществе с 1913 года) также был членом совета правления компании, также как и H.P. Уитни (H.P. Whitney) и его отец W.C. Уитни ( W.C. Whitney). Таким же образом, общество имело доступ к капиталам семьи Фордов, по всей видимости, без их ведома. Член «Skull & Bones» МакДжордж Банди (McGeorge Bundy) был президентом Фонда Форда (Ford Foundation) c 1966 по 1979. До этого он был советником по национальной безопасности при президентах Джоне Кеннеди (John F. Kennedy) и Линдоне Джонсоне (Lyndon Johnson).

Президентские выборы 2004 года: «Skull and Bones» лицом к лицу

JPEG - 7.3 kb

«Skull & Bones» не придерживаются какой-либо идеологии. Хотя преклонение перед тем, кто финансировал опиумную войну, и использование в качестве ритуала черепа, предположительно принадлежащего последнему вождю недавно истребленного племени, не является таким уж безобидным делом. Вопреки тому, что описывает конспирационная литература, речь не идет о неонацистах, ультраконсерваторах и даже «ястребах». Тем не менее, будучи представителями элиты (что уже подразумевает принадлежность к определенному классу общества, обладающему необходимым социально-культурным багажом для того, чтобы преуспеть в различных властных структурах), члены «Skull & Bones» имеют одинаковое мировоззрение и одинаковые социальные связи. Все они являются капиталистами и сторонниками псевдолиберализма, преданными ценностям Свободы, якобы внедренным Соединенными Штатами. Несмотря на то, что сторонники «политической корректности» добились постепенного включения в общество представителей этнических и сексуальных меньшинств, а с 1991 года и женщин, что, между прочим, потрясло бывшего президента Джорджа Буша ст., элита, собранная в «Skull & Bones», продолжает распространять якобы совершенный и единственно правильный образ мышления, которого придерживается американский правящий класс.

Тот факт, что оба кандидата в президенты США, Джордж Буш мл. и Джон Керри (John Kerry) являются членами одного общества - «Skull & Bones» - не может служить доказательством заранее сфабрикованных выборов. Однако можно вполне закономерно усомниться в системе отбора кандидатов в президенты США. И даже если оба кандидата способны жестко противостоять друг другу, нет сомнений, что они принадлежат к близкому и однородному по своему составу социальному кругу и что они, несмотря на некоторые разногласия, в конечном итоге защищают похожие интересы. В связи с этим, перефразируя одного французского политика, президентские выборы 2004 года можно охарактеризовать как: «Череп и Кости или Кости и Череп». Поэтому эта организация привлекает к себе столько внимания: она представляет собой квинтэссенцию привилегированного социального класса Соединенных Штатов, чье мировоззрение далеко от идеала демократии, к которому стремится остальное население. Члены общества занимались на протяжении последних 50 лет осуществлением «коварных поступков» США: от вторжения в Бухту Свиней до разработки ядерной доктрины и свержения режима Сальвадора Альенде (Salvador Allende). Однако они делали это лишь за пределами демократических институтов, скрывая свои договоренности и опираясь на старую дружбу. Тем не менее, внутри самого общества не было принято ни одного подобного решения. «Skull & Bones» не является иерархичной структурой, способной принять такие решения и воплотить их в жизнь. Как бы там ни было, этот тайный Орден - зримое лицо «классового врага», представленного «величественной аристократией» США.

[1] Secrets of the Tomb, Alexandra Robbins, Little, Brown and Company, 2002.

[2] Le blanchiment du crime en permet la répétition - L’arme éthique dans les nouvelles guerres occidentales, de Michel Tibon, Mémoire non publié, 1999.

[3] Alfonso Taft, будет военным министром, далее генеральным прокурором и послом США в России; является отцом Уильяма Хоуварда Тафта (William Howard Taft), единственного американского политика, который был сначала президентом страны, а затем председателем Верховного Суда.

[4] На самом деле это сложная игра слов: Deer Island переводится как «остров оленей», а Dear I land означает что-то вроде «земли, принадлежащей мне, дорогому».

[5] Anthony C. Sutton, America’s Secret Establishment : An Introduction to the Order of Skull & Bones, Liberty House Press, 1986.

Данная статья находится под лицензией Creative Commons

Вы можете свободно пользоваться стятьями Réseau Voltaire в некоммерческих целях, при условии, что источник цитируется и что содержание не меняется. (лицензия CC BY-NC-ND).

Поддержать Сеть Вольтер

Вы пользуетесь настоящим сайтом, где вы можете найти качественные анализы, которые помогают вам создать ваше собственное мироззрение. Для того, чтобы мы могли продолжить эту работу, нам нужа ваша поддержка.
Помогите нам вашим пожертвованием

Как участвовать в Сеть Вольтер ?

Все деятели сети – добровольцы.
- Профессиональные переводчики : Вы можете участвовать в переводе статей.