Сеть Вольтер
«У НАС ПЕРЕД ГЛАЗАМИ»

Мали: за одной войной может последовать другая

Заранее подготовленная и объявленная Франсуа Олландом за шесть месяцев до заявленного срока, французская интервенция в Мали была представлена как решение, срочно принятое в ответ на драматические события. Целью этой операции является не только захват малийского золота и урана, она открывает путь к дестабилизации обстановки в Алжире.

| Дамаск
+
JPEG - 22.1 kb
Начиная с Николя Саркози, французская дипломатия использует в отношении Лорана Гбагбо, Муамара Кадафи и Башара Ассада тактику поцелуев Иуды. На этой фотографии запечатлена встреча президента Франсуа Олланда, который приехал в Алжир 19 декабря 2012 года, чтобы обнять своего коллегу Абделазиза Бутефлику. Три недели спустя он развяжет войну в Мали, чтобы распространить её затем на весь Алжир
©Présidence de la République

«Аппетит приходит во время еды», - гласит пословица. Вновь колонизировав Кот-д’Ивуар и Ливию, а затем попытавшись завладеть Сирией, Франция держит под прицелом Мали, чтобы оттуда начать поход на Алжир.

Во время агрессии в Ливию французы и англичане широко использовали исламистов для свержения законной власти в Триполи, так как у сепаратистов Киренаики не было никакой заинтересованности в свержении Муамара Кадафи, если бы Бенгази стал независимым. После падения Джамахирии я лично присутствовал на приёме руководителей АКМИ (Аль Кайда стран Магриба) членами Национального Совета переходного периода в отеле Коринтия, который был только что проверен на безопасность британской спецгруппой, прибывшей из Ирака. Всем было ясно, что следующей мишенью западного колониализма станет Алжир и что АКМИ будет играть в этом не последнюю роль, но я не знал тогда, какой конфликт будет использован для оправдания международной интервенции.

Париж разработал сценарий, в котором война придёт в Алжир через Мали.

Незадолго до захвата Триполи войсками НАТО французам удаётся сплотить и привлечь на свою сторону туарегов. Они обильно их финансировали и вооружали, но к этому времени туареги уже не могли сыграть важной роли в этом регионе. И как только война закончилась, они сразу же возвратились в пустыню, где они проживали.

Туареги – это кочевники, живущие в центральной Сахаре и окраинах Сахеля, то есть обширной территории, входящей в состав Ливии, Алжира, Мали и Нигерии. И если они добились покровительства двух первых государств, то два вторых государства их отвергали. Поэтому в 60-х годах они не признавали принадлежность своих земель Мали и Нигерии. Логично, что вооружённые Францией отряды туарегов решают воспользоваться своим оружием для удовлетворения своих требований в Мали. Национальное движение за освобождение Азавада (НДОА) захватывает власть почти повсюду на севере Мали, где проживают туареги. Однако небольшая группа туарегов-исламистов Ансар Дин, связанная с АКМИ, воспользовалась этим и установила в нескольких населённых пунктах шариат.

21 марта 2012 года в Мали произошёл странный государственный переворот. Никому не известный «Комитет за возрождение демократии и восстановление государства» свергает президента Амаду Тумани Туре и заявляет о восстановлении малийской власти на севере страны. Это вызывает смуту, и путчисты не могут объяснить, каким образом их решение способно улучшить ситуацию. Устранение от власти президента оказалось тем более странным, что через пять недель должны были состояться выборы нового президента, а уходящий президент даже не показался перед людьми. Упомянутый Комитет был образован лицами, прошедшими обучение в США. Он отменяет выборы и передаёт власть одному из кандидатов, в данном случае франкофилу Дионкунда Траоре. Этот фокус был узаконен CEDEAO (Экономическое сообщество стран Западной Африки), президент которого, никто иной, как Алассан Катара, был приведён к власти французскими военными годом раньше.

Государственный переворот усиливает в стране этнический раскол. Элитные подразделения малийской армии, обученные в США, во главе которых стоят туареги, примыкают к повстанцам в полном снаряжении и с оружием в руках.

10 января группа Ансар Дин, при поддержке других исламских группировок, совершает нападение на город Конна. Затем она покидает территорию туарегов и идёт устанавливать исламские законы на юге Мали. Президент переходного периода Дионкунда Траоре вводит чрезвычайное положение и призывает на помощь Францию. Парижу потребуется несколько часов на то, чтобы не допустить захвата столицы Бамако. Елисейский дворец заранее направил в Мали часть контингента из 1-го парашютного Полка морской пехоты и 13-го драгунского парашютного Полка, ударные вертолёты, три самолёта Mirage 2000D, два Mirage F-1, три C135, один C130 Hercule et один C160 Transall.

На самом деле очень маловероятно, что Ансар Дин представляла реальную угрозу, так как по-настоящему боевой силой являются не исламисты, а националисты-туареги, у которых нет на юге Мали никаких амбиций.

Для проведения военной интервенции Франция попросила помощи у многих стран, в числе которых Алжир. Алжир попал в западню: или согласиться сотрудничать с бывшей колониальной державой, или принять риск прихода на свою территорию исламистов. После колебаний он соглашается открыть своё воздушное пространство для французских транспортировок. Но, в итоге, неизвестная исламская группировка совершает нападение на газовый объект, принадлежащий Бритиш Петролеум, обвиняя Алжир в соучастии в малийском деле с Парижем. Сотни людей, среди которых не только алжирцы и французы, взяты в заложники. Цель – превратить явно этот конфликт в международный, перенеся его в Алжир.

Техника французского вмешательства заимствована у администрации Буша: использовать исламские группировки для создания конфликтов, затем вводить и размещать свои войска под предлогом разрешения конфликтов. Вот почему риторика Франсуа Олланда напоминает риторику «борьбы с терроризмом» Вашингтона, которую он, однако, начинает забывать. В этой игре всё те же главные действующие лица: Катар стал совладельцем крупных французских компаний, расположенных в Мали, а эмир Ансар Дины близок к Саудовской Аравии.

Пироман-пожарник одновременно учится на колдуна. Франция решила усилить борьбу с терроризмом по плану Vigipirate. Париж боится не действий малийских исламистов на французской территории, а возврата джихадистов из Сирии. Два года подряд Управление по кооперации и международным связям DCRI осуществляло набор молодых французов из числа мусульман для борьбы в рядах ССА против сирийского государства. В результате разгрома ССА эти джихадисты возвращаются в родные места, где они будут пытаться из солидарности с Ансар Диной использовать террористический опыт, который они приобрели в Сирии.

Перевод
Эдуард Феоктистов

Источник
Al-Watan (Сирия)

Тьерри Мейсан

Тьерри Мейсан Международный консультант, президент-основатель интернет-издания Réseau Voltaire et и конференции Axis for Peace. Последняя публикация на французском языке : L’Effroyable imposture : Tome 2, Manipulations et désinformations (изд-во JP Bertand, 2007 г.).

 

Данная статья находится под лицензией Creative Commons

Вы можете свободно пользоваться стятьями Réseau Voltaire в некоммерческих целях, при условии, что источник цитируется и что содержание не меняется. (лицензия CC BY-NC-ND).

Поддержать Сеть Вольтер

Вы пользуетесь настоящим сайтом, где вы можете найти качественные анализы, которые помогают вам создать ваше собственное мироззрение. Для того, чтобы мы могли продолжить эту работу, нам нужа ваша поддержка.
Помогите нам вашим пожертвованием

Как участвовать в Сеть Вольтер ?

Все деятели сети – добровольцы.
- Авторы : дипломаты, экономисты, географы, историки, журналисты, военные, философы, социологи....Вы можете нам предлагать ваши статьи.
- Профессиональные переводчики : Вы можете участвовать в переводе статей.