Многие мои соратники в пацифистском движении молятся, как и я, за выздоровление Ариэля Шарона, несмотря на то, что мы всегда считали его препятствием на пути к миру. Хотя мы и никогда не желали смерти кого бы то ни было, даже наших врагов, подчас мы надеялись на то, чтобы таких людей, как иранский президент, сирийский диктатор Башар Асад или даже президент Джордж Буш, мирно отстранили от власти. Но события последних месяцев заставили многих сторонников мира надеяться на то, что Шарон останется премьер-министром хотя бы еще на полгода.

Дело в том, что Шарону удалось сделать то, что не удавалось никому: внести раскол в правые силы, вытеснить на второй план экстремистов, упорно считающих, что земля Израиля дана им богом, и, наконец, понять, что Израиль с усеченными границами, которые мы в состоянии оборонять, предпочтительнее Великого Израиля, требующего господства над тремя миллионами палестинцев.

Шарон был скорее актером, чем оратором. Как только премьер-министр понял, что Израиль не может надеяться на сохранение поддержки своих союзников, даже самых благожелательных из них, в случае, если продолжит 39-летнюю оккупацию, он эвакуировал несколько тысяч поселенцев из сектора Газа и развернул войска на границе 1967 года.

Именно в силу его прошлого образа бессовестного военного, не сильно заботящегося о жизни палестинского народа, Шарону удалось начать процесс создания Палестинского государства и увлечь за собой широкие слои израильского общества, которое по религиозным причинам не чувствует своей причастности к Западному берегу реки Иордан, но невероятно обеспокоено своей безопасностью, которой угрожает палестинский терроризм. Для этого электората он был самым легитимным политиком Израиля. Политическое исчезновение Шарона стало тяжелым ударом для тех, кто надеялся на поэтапное мирное урегулирование.

Источник
The Age (Австралия)

« An old warrior who might have won the peace », Rabbin Michael Lerner The Age - Sydney и The Berkeley Daily Planet 6 января 2006.