JPEG - 72.3 kb

В 1997 году Збигнев Бжезинский, советник по национальной безопасности при Президенте Джимми Картере, в своей книге “Великая шахматная доска (господство Америки и его геостратегические императивы)” (англ. The Grand Chessboard: American Primacy and Its Geostrategic Imperatives) утверждал, что одно из условий сохранения США своей мировой гегемонии заключается в препятствовании любой ценой подъему в евразийском регионе новой державы, готовой бросить им вызов. В настоящее время Вашингтон уже не контролирует эту зону, а возглавляют создание экономической и финансовой системы между всеми странами региона только китайцы и русские.

Западные средства массовой информации в большинстве своем утаили, что в начале ноября премьер-министр Китая Ли Кэцян совершил поездку по нескольким странам Средней Азии. Ли прилетел в Бишкек (Киргизия), где принял участие в пятнадцатом саммите глав государств Шанхайской Организации сотрудничества (ШОС) [1]. Страны ШОС занимают 300 миллионов квадратных километров (примерно 60% всей территории Евразии), на которых проживает четвертая часть всего населения земли. В настоящее время в состав организации входит Китай, Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан и Узбекистан. Индия и Пакистан находятся в процессе присоединения, которое , вероятно, завершится на саммите в Астане в июне 2017 года [2].

Несмотря на то, что изначально ШОС задумывалась с перспективой сотрудничества в сфере обороны и безопасности, в настоящее время она охватывает также экономическое и финансовое взаимодействие. Как раз в тот момент, когда мировая торговля фиксирует самый низкий уровень со времен разгара финансового кризиса 2008 года [3], для стран, образующих ШОС, появилась насущная необходимость укрепить свои связи как в отношении торговли, так и в отношении инвестиций. Чтобы противостоять замедлению экономического развития странам с переходной экономикой необходимо срочно усилить отношения по линии «Юг-Юг» (между странами на периферии) в целях уменьшения своей зависимости от промышленно развитых стран, обреченных в настоящее время оставаться в застое.

Предложение премьер-министра Китая создать зону свободной торговли (англ. «free trade area”) между членами ШОС нацелено именно на горизонтальную интеграцию производственного объединения евразийского региона [4]. В то время, когда Китай ускоряет переориентацию своей экономики в сторону внутреннего рынка, чтобы, таким образом, сократить преобладание массовых инвестиций и внешней торговли в своей модели развития, для остальных стран, образующих ШОС, первостепенной задачей является попытка перейти к производству товаров с высокой стоимостью условно чистой продукции.

С другой стороны, я полагаю, что страны ШОС должны воспользоваться возможностью объединить силы для реализации других интеграционных проектов, которыми они в настоящее время стремятся укрепить свои позиции. Устранение тарифных барьеров действительно может позволить странам ШОС существенно увеличить товарные и инвестиционные потоки с региональными блоками, образованными странами с переходной экономикой; например, Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС, объединяющий Россию, Белоруссию, Казахстан, Армению и Киргизию) или даже Ассоциацией государств Юго-Восточной Азии (англ.сокр.ASEAN).

Самое главное, чтобы одновременно с этим процессом стратегии по региональной экономической интеграции, инициированные странами ШОС и ЕАЭС, стремились создать как можно быстрее союзы с зонами свободной торговли по примеру Китая, который способствует их образованию на азиатском континенте, то есть, находить точки пересечения, например, со Всеобъемлющим региональным экономическим партнерством (англ.сокр.RCEP). С моей точки зрения, главенствующая роль Китая в потоках мировой торговли дает огромную пользу странам, расположенным в Евразии, однако речь идет не только о продаже товаров на одном из самых динамичных рынков мира, но также о приобретении продукции по значительно более низким ценам.

Кроме того, следует подчеркнуть, что в ходе встречи со своими коллегами из стран ШОС Ли выложил на стол переговоров предложение о запуске регионального банка развития, а также специального фонда кредитования, т.е. таких инструментов, которые, по его мнению, будут в состоянии отвечать потребностям в финансировании евразийского региона [5]. Если планы воплотятся в жизнь, эти учреждения присоединятся к финансовым организациям, возглавляемым Китаем и запущенным в последние годы: новому банку развития стран БРИКС (акроним Бразилии, России, Индии, Китая и Южно-Африканской Республики) и Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций (англ.сокр. AIIB).

Важно учитывать, что одной из основных целей всех этих начинаний является создание системы сбережений стран с переходной экономикой для финансирования самого амбициозного экономического и геополитического предложения, высказанного Китаем в последнее время: “Один пояс – один путь” (англ. «One Belt, One Road»). Речь идет об огромной транспортной сети, которая соединит страны на востоке, юге и юго-востоке Азии со Ближним Востоком и Северной Африкой, пересекая европейский континент [6].

Китайская Народная Республика в очередной раз подтверждает, что экономическая интеграция азиатского континента является одной из приоритетных стратегических задач. Даже когда в 2011 году правительство Барака Обамы объявило «доктрину оси» – оборонную стратегию защиты, предназначенную для сдерживания подъема Китая в качестве супер-державы - лидерам Пекина удалось более, чем успешно укрепить свою лидирующую роль в регионе. Сейчас всё указывает на то, что предостережение, сделанное Бжезинским уже практически два десятилетия тому назад, превратилось в мучительную для Соединенных Штатов реальность: страны ШОС при содействии как Китая, так и России, стоят во главе великого преобразования Евразии …

Перевод
Ольга Депутатова
Переводчик французского, испанского, английского языков с 2000 года.
Источник
Russia Today (Россия)

[1] «SCO prime ministers’ meeting gives strong boost to regional economic, security cooperation», China Daily, November 5, 2016.

[2] «India, Pakistan may get new status at Shanghai Cooperation Organization in 2017 — diplomat», TASS, November 10, 2016.

[3] «World Trade Set for Slowest Yearly Growth Since Global Financial Crisis», Paul Hannon & William Mauldin, The Wall Street Journal, September 27, 2016.

[4] «China Suggests Free Trade Zone For the SCO», Catherine Putz, The Diplomat, November 4, 2016.

[5] «China proposes SCO development bank», The Nation (Pakistan), October 23, 2016.

[6] «The rise of the Eurasian silk road», Dan Steinbock, China Daily, November 8, 2016.