JPEG - 49.3 kb

15-16 октября в штате Гоа (Индия) прошел восьмой саммит стран-членов БРИКС (акроним Бразилии, России, Индии, Китая и Южно-Африканской Республики). Следует отметить, что встреча состоялась в разгар глубокого кризиса мировой экономики. Тем не менее, БРИКС в очередной раз продемонстрировали свою поразительную способность превратить сложный период в удобный (с точки зрения стратегических перспектив) момент для укрепления связей между странами-членами группы.

После того, как государства БРИКС пережили свою «золотую эпоху», в последние годы темпы роста их экономики претерпевали ярко выраженное замедление. Оказавшись в такой сложной ситуации странам-членам БРИКС сейчас больше, чем когда-либо необходимо прибегнуть к помощи финансовых учреждений, которые они представили миру пару лет назад во время шестого саммита в Форталезе (Бразилия) [1].

В апреле текущего года новый банк развития выдал первые кредиты [2] на сумму более 800 миллионов долларов, а в 2017 году рассчитывает, что объем предоставленных кредитов достигнет 2,5 миллиардов долларов [3]. Также в июле текущего года эта финансовая организация осуществила знаменательный выпуск «зеленых» облигаций (англ. ’green bonds’) в юанях на сумму, эквивалентную 450 миллионам долларов [4]. Эти финансовые инструменты, увеличивая влияние китайской валюты в мировом масштабе, в то же время служат для финансирования крупных инвестиционных проектов.

Тем временем, как заявил министр финансов Индии Арун Джейтли [5], Соглашение о создании пула условных валютных резервов (англ.сокр.CRA) объемом 100 миллиардов долларов, уже готово для предоставления первых кредитных линий в целях стабилизации платежных балансов БРИКС. Поскольку Федеральная резервная система (англ.сокр. FED) Соединенных Штатов постоянно пытается повысить процентную ставку по федеральным фондам (англ. ’federal funds rate’) и, вместе с тем, взорвать новую мировую финансовую турбулентность, странам-членам БРИКС необходимо как можно быстрее увеличить объем денежных средств своего стабилизационного фонда, ведь иначе они рискуют понести серьезный ущерб из-за спекулятивных ставок крупных инвестиционных банков.

В то же время странам БРИКС необходимо открыть новый фронт борьбы, который бросит открытый вызов гегемонии Соединенных Штатов и доллара в мировой финансовой системе [6], не только через внешнеторговые операции в местной валюте, но и, например, за счет накопления резервов в юанях в центральных банках, тем более после того, как «народная валюта» (по-китайски «жэньминьби») была официально включена 1 октября текущего года в корзину специальных прав заимствования (англ. ’Special Drawing Rights’) – элитную валютную корзину, созданную Международным валютным фондом (МВФ) в конце 60-х годов [7].

В дополнение ко всему, страны-члены БРИКС способны объединиться в большой финансовый союз с мощными геополитическими звеньями, связывающими Латинскую Америку, Азию, Африку и Ближний Восток. Региональные банки развития, которые, в массе своей, сформированы периферийными странами, вполне могут послужить этой цели: Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (англ.сокр. AIIB), банк АЛБА (Боливарианский альянс для народов нашей Америки), включая также Южный банк, который наконец-то будет запущен до конца текущего года.

Также у стран-членов БРИКС возникла насущная потребность создать собственное рейтинговой агентство, чтобы покончить с губительным господством, которое Соединенные Штаты удерживают за счет своих агентств Fitch, Moody’s и Standard & Poor’s [8]. Эти три рейтинговых агентства, хотя и проводят оценку, руководствуясь при этом критериями формального рода, действуют, в сущности, под влиянием движущей силы политического характера, то есть, как настоящие военные машины: они снижают оценку облигаций суверенного долга и, вместе с тем, резко повышают издержки на финансирование таких стран, как Греция, Россия или Венесуэла.

В экономической спаянности кроется ещё одна большая угроза, хотя бесспорно и то, что она существенно укрепилась за последние годы: с 2001 по 2005 год объем торговли между странами-членами БРИКС, взятый в соотношении с общими масштабами их внешнеторговых операций, увеличился с 6 до 12% [9]. Китай, как бы то ни было, является страной, в наибольшей степени сплочённой с остальными странами-членами БРИКС. Взаимосвязи между такими странами, как Индия и ЮАР, является, напротив, второстепенными. Та же ситуация складывается между Бразилией и Россией. В связи с этим очень своевременным является создание в ближайшем будущем зон свободной торговли между странами-членами БРИКС [10]. Тем не менее, помимо свержения тарифных барьеров между странами-участниками, группе БРИКС необходимо способствовать построению значимой объединяющей цепочки; то есть интегрировать свой производственный аппарат для стимулирования индустриализации стран с более низким уровнем развития экономики.

Подводя итог следует сказать, что на горизонте виднеется еще много трудностей, с которыми столкнутся эти пять восходящих держав. Я убежден, что в дальнейшем успех группы БРИКС будет зависеть от их способности переосмысливать и найти нестандартный подход к объединению новых измерений сотрудничества для достижения самых долгосрочных целей. В условиях новой финансовой войны, которую готовят Соединенные Штаты, группе БРИКС пришла пора снова вернуться на сцену…

Перевод
Ольга Депутатова
Переводчик французского, испанского, английского языков с 2000 года.
Источник
Russia Today (Россия)

[1] «Las semillas de una nueva arquitectura financiera», por Ariel Noyola Rodríguez, Red Voltaire , 1ro de julio de 2014.

[2] «BRICS Bank Gives $811 Million in First Round Green Energy Loans», Bloomberg, April 18, 2016.

[3] «BRICS development bank to lend $2.5 billion next year», The Times of India, October 17, 2016.

[4] «BRICS bank to issue first 5-year $450m green bonds in interbank market», China Daily, July 14, 2016.

[5] «BRICS Contingent Reserve Arrangement operational: Arun Jaitley», The Economic Times, October 7, 2016.

[6] « играть ли юанизации ключевую роль в мировой экономике? », Ариэль Нойола Родригес , Перевод Ольга Депутатова , Russia Today (Россия) , Сеть Вольтер, 17 июля 2015.

[7] «МВФ вводит новую корзину валют СДР, включающую китайский юань, определяет новые суммы валют», Международный валютный фонд, 30 сентября 2016 г.

[8] «BRICS countries agree to set up credit rating agency», The Times of India, October 17, 2016.

[9] «Intra-Brics Trade intensities: An Analytical study», Kalpana Singh, Amity School of Economics, June 2016.

[10] «China says free trade area ’significant’ for BRICS cooperation», China Daily, October 9, 2016.