JPEG - 39.6 kb

Данное письмо дополняет мои письма на имя Председателя Совета Без-опасности от 13 апреля 2021 года (S/2021/354) и 11 июня 2021 года (S/2021/565) по вопросу о «Плотине великого возрождения Эфиопии».

После десятилетия бесплодных переговоров вопрос о плотине, к сожале-нию, перерос в ситуацию, которая ведет, как это предусмотрено в статье 34 Уста-ва Организации Объединенных Наций, к международным трениям, продолжение которых может поставить под угрозу международный мир и безопасность. Соот-ветственно, Египет решил довести этот вопрос до сведения Совета Безопасности в соответствии со статьей 35 Устава и призывает Совет, в свете его главной от-ветственности за поддержание международного мира и безопасности, рассмот-реть и принять соответствующие меры для обеспечения того, чтобы вопрос о плотине был урегулирован мирным и справедливым образом, обеспечивающим защиту и поддержание безопасности и стабильности в и без того нестабильном регионе.

С тех пор как Эфиопия в одностороннем порядке начала строительство пло-тины в апреле 2011 года в нарушение своих международно-правовых обязанно-стей, включая обязанность уведомлять расположенные ниже по течению страны и консультироваться с ними, Египет воспользовался всеми доступными сред-ствами достижения справедливого, сбалансированного и взаимовыгодного со-глашения по этой плотине. Мы приняли участие в бесчисленных раундах трех-сторонних переговоров и нескончаемых обсуждениях, в ходе которых региональ-ные и международные партнеры стремились содействовать заключению согла-шения между нашими тремя странами. Однако, к сожалению, эти усилия не увенчались успехом из-за обструкционизма Эфиопии и упорно проводимой ею политики вовлечения Египта и Судана в неэффективные переговоры, в то время как она завершает строительство плотины и продолжает в одностороннем поряд-ке отводить воды Голубого Нила в ущерб интересам государств, расположенных ниже по течению.

Действительно, в результате политического маневрирования Эфиопии нам не удалось — после многолетних переговоров — провести совместные исследо-вания социально-экономических последствий эксплуатации плотины и ком-плексную оценку ее воздействия на окружающую среду. У Египта и Судана от-сутствуют также какие-либо независимым образом проверенные гарантии в от-ношении безопасности и структурной стабильности этой грандиозной плотины, являющейся крупнейшим гидроэнергетическим объектом в Африке. Как подроб-но изложено в письме на имя Председателя Совета Безопасности от 22 июня 2021 года (S/2021/593), это вызывает особую тревогу Судана, который эксплуати-рует несколько гидроэнергетических сооружений вдоль Голубого Нила, самым важным из которых является плотина Эр-Росейрес, и в равной степени беспокоит Египет, для которого обеспечение безопасности и сохранение жизнеспособности и функциональности Высотной Асуанской плотины является вопросом первосте-пенной государственной важности.

Более того, мы не смогли договориться о правилах, регулирующих процес-сы заполнения водохранилища и эксплуатации плотины. В ходе этих перегово-ров, которые продолжались несколько лет, Египет проявил безграничную добро-совестность и продемонстрировал свою непоколебимую политическую волю к достижению справедливого соглашения о заполнении водохранилища и эксплуа-тации плотины, которое гарантировало бы способность Эфиопии оперативным, эффективным и устойчивым образом производить гидроэлектроэнергию, тем са-мым достигая своих целей в области развития, одновременно смягчая негатив-ные последствия эксплуатации этой плотины и защищая местное население Египта и Судана, живущее ниже по течению, от ее вредного воздействия.

Эфиопия, однако, заняла бескомпромиссную позицию, которая негативно сказалась на наших коллективных попытках достичь соглашение по плотине. Это подорвало усилия, предпринятые нашими партнерами в ходе переговоров, кото-рые велись при содействии Соединенных Штатов Америки и Группы Всемирного банка и привели к разработке справедливого, сбалансированного и всеобъемлю-щего соглашения о заполнении водохранилища и эксплуатации плотины, которое Египет парафировал 28 февраля 2020 года, но которое Эфиопия отвергла. Эфио-пия сорвала также инициированный в июне 2020 года процесс под руководством Африканского союза. Она неоднократно нарушала указания Бюро Ассамблеи Африканского союза, которое предписало трем странам завершить работу над текстом юридически обязывающего соглашения о заполнении водохранилища и эксплуатации плотины, предлагая ограничить переговоры вопросами создания механизмов обмена данными или разработки не имеющих обязательной силы ру-ководящих принципов заполнения водохранилища. Эфиопия препятствовала также нашим попыткам активизировать процесс, осуществляемый под руковод-ством Африканского союза, возражая против предложений Египта и Судана, ка-сающихся расширения переговоров путем приглашения наших региональных и международных партнеров для содействия Председателю Африканского союза и трем странам в выработке решений остающихся правовых и технических вопро-сов.

В результате, несмотря на неустанные и высоко ценимые усилия нынешнего Председателя Африканского союза президента Демократической Республики Конго Феликса Чисекеди, проводимые под руководством Африканского союза переговоры по плотине не были возобновлены после последней встречи на уровне министров, которая состоялась в Киншасе 4 и 5 апреля 2021 года. На за-седании Бюро Ассамблеи Африканского союза, состоявшемся 24 июня 2021 года, также никаких рекомендаций по возобновлению переговоров по плотине рас-смотрено или принято не было. Соответственно, к сожалению, стало предельно ясно, что осуществляемый под руководством Африканского союза процесс в его нынешнем формате не имеет перспектив в плане содействия достижению согла-шения по плотине.

Неудача предпринимаемых нами на протяжении последнего десятилетия усилий по достижению соглашения по плотине, в том числе в рамках перегово-ров под руководством Африканского союза, которые длились целый год, диктует настоятельную необходимость того, чтобы международное сообщество, действуя согласованно через Совет Безопасности, вмешалось в этот процесс. Как, я уве-рен, известно членам Совета, сезон наводнений на Голубом Ниле должен начать-ся в самое ближайшее время, и Эфиопия объявила, что она намерена продолжать одностороннее заполнение водохранилища плотины независимо от того, будет ли достигнуто соглашение с Египтом и Суданом. В этой связи особую тревогу вы-зывает тот факт, что в своем письме от 23 июня 2021 года, адресованном Совету Безопасности, Эфиопия заявила, что «заполнение водохранилища и эксплуатация плотины без согласования с Египтом и Суданом — это минимальный шаг в рам-ках осуществления этой суверенной прерогативы». Повторюсь: это еще раз наглядно свидетельствует о том, что у Эфиопии отсутствует политическая воля для достижения соглашения по плотине и что она намерена навязать свершив-шийся факт двум другим государствам, расположенным ниже по течению.

Эта позиция вызывает глубокую озабоченность и может представлять угро-зу международному миру и безопасности. Заполнение водохранилища и эксплуа-тация плотины в отсутствие соглашения, защищающего права и интересы Египта и Судана, представляет собой ситуацию, которая грозит нанести значительный, если не катастрофический, ущерб двум государствам, расположенным ниже по течению Голубого Нила. Как подробно изложено в памятной записке, приложен-ной к моему письму от 11 июня 2021 года, само выживание Египта, страны с населением в 100 миллионов человек, может оказаться под угрозой в отсутствие соглашения, регулирующего заполнение водохранилища и эксплуатацию плоти-ны.

Соответственно, я обращаюсь к Вам, чтобы сообщить, что Египет поддер-живает просьбу Республики Судан, изложенную в ее письме на имя Председателя Совета Безопасности от 22 июня 2021 года, и призвать Совет созвать срочное за-седание по вопросу о «Плотине великого возрождения Эфиопии» в рамках пунк-та повестки дня, озаглавленного «Мир и безопасность в Африке», чтобы выпол-нить свою обязанность по поддержанию международного мира и безопасности путем рассмотрения соответствующих средств для обеспечения мирного урегу-лирования этого вопроса. В этой связи Египет весьма заинтересован в получении приглашения принять участие в этом заседании, как это предусмотрено статьей 31 Устава и в соответствии с правилом 37 временных правил процедуры Совета.