JPEG - 24.6 kb
Скутер Либби (слева), Лоуренс Франклин и Карл Роув

Американская столица уже привыкла к тому, что раз в полгода-год её встряхивают очередные шпионские скандалы. Каждый из них удивителен по-своему. Так, два года назад министр обороны Дональд Рамсфелд фактически без ведома Конгресса США создал у себя новую спецслужбу [1]. Тогда Пентагон обвинили в намерении начать секретную войну как против врагов, так и против друзей. Республиканцы исторически всегда испытывали неистребимое желание знать чужие политические секреты и имели стремление впрок заготавливать компромат на друзей, не говоря уж о противниках. Вашингтонская политика, как многим хорошо известно, при республиканцах всегда отличалась особой скрытностью и непредсказуемостью, чтобы там ни говорили их защитники. Так, Филиппины никогда не являлись враждебным США государством, более того - это их преданный союзник, недаром некогда находившийся под американским протекторатом. Но привычка – вторая натура, и спецслужбы США собрали компрометирующее досье на президента Филиппин Глорию Арройо, которое, как сказал министр юстиции Филиппин, «может быть использован для дестабилизации филиппинского правительства».

Но, по иронии судьбы, в данном случае получился "шпионский бумеранг". США сами стали объектом шпионского интереса, и, что парадоксально, со стороны оппозиционных филиппинских сил, противоборствующих Арройо.

Бывший морской пехотинец Леандро Арагончилло (филиппинец по рождению), три года проработавший в Белом доме, а затем и в ФБР, был арестован за передачу сотен секретных документов и файлов своим сообщникам в Маниле. В основном речь идёт о филиппинских оппозиционерах, но не исключают и действующих правительственных чиновников. При этом действовал этот шпион довольно непрофессионально, почти открыто, опустошая компьютеры в святая святых американских коридоров власти. Выглядит это всё довольно странно. Но, если это правда, то налицо повод для беспокойства для руководителей многих государств, прежде всего там, где США имеют планы провести демократизацию их внутренней жизни. Это особенно касается некоторых верных союзников Америки на Ближнем и Среднем Востоке, которых мы не будем называть. Кроме того, эта история даёт основание подозревать, что столь дырявая система обеспечения безопасности могла подтолкнуть и представителей других близких союзников США (не говоря уже о противниках) из чувства простого любопытства поинтересоваться - а что там, в Белом доме, есть на них? Вероятность этого подтверждается разворачивающимся сейчас делом Лоуренса Франклина - сотрудника политического отдела Пентагона, несколько лет снабжавшего секретными данными израильское посольство в Вашингтоне и «Американский комитет по связям с общественностью Израиля» (AIPAC).

Другим странам также стоит задуматься об искренности американских партнёров и об их надёжности. Особенно с учетом фактов, которые пока не фигурируют в этом скандале.

Так, телеканал ABC, который первым сообщил об аресте морского пехотинца, со ссылкой на представителей ЦРУ и ФБР утверждал, что это стало первым шпионским делом, которое напрямую произошло в самом Белом доме. Это не так. В декабре 1971 года (опять же при республиканцах) беспрецедентный шпионский скандал потряс администрацию Никсона. Это было так называемое «дело Мурера-Редфорда», героями которого стали американский адмирал, занимавший тогда пост председателя Объединённого Комитета Начальников Штабов, и мичман, прикомандированный к Белому дому и занимавшийся получением и передачей секретных материалов в Белый дом от шифрслужбы ВМС США.

Пользуясь фактически неограниченным доступом к секретным документам, в том числе и к личному атташе-кейсу Генри Киссинджера, советника по национальной безопасности Никсона, мичман в течение двух лет тайно передавал военным тысячи секретных документов о планах Никсона и Киссинджера во внешнеполитической и военной сферах, которые последние скрывали даже от дипломатов и военных.

Фактически это была военная шпионская группа, которая была продвинута в аппарат Белого дома руководством генштаба, выступавшего против основных целей внешней политики Никсона, в том числе и в отношении переговоров с СССР по сокращению стратегических вооружений. Приближались президентские выборы, и Никсон замял дело достаточно неожиданным образом— продлив адмиралу Муреру ещё на один год пребывание во главе генштаба. Мичман Редфорд был тихо уволен со службы, остальные соучастники получили совсем мелкие наказания. Честь Белого дома и ВМС, таким образом, не пострадала. А затем, летом 1972 года, случился не менее уникальный, но более грандиозный шпионский скандал под хорошо всем известным названием «Уотергейт», и дело «Мурер-Редфорд» сразу отошло на второй план. Сегодня, судя по высказываниям ЦРУ и ФБР, оно полностью забыто.

Но оно было, и, как видим, было очень характерным для Вашингтона. В своих мемуарах адмирал Элмо Цумвальт написал: «Президент Никсон, Генри Киссинджер и несколько человек из их ближайшего окружения умышленно предпринимали систематические и исключительно успешные усилия по сокрытию своих реальных целей по наиболее важным вопросам национальной безопасности. Сокрытие и обман практиковались в отношении широкой публики, прессы, Конгресса США, союзников и более того - в отношении тех официальных лиц исполнительной власти, которые по своему положению отвечали за предоставление советов по вопросам национальной безопасности». Отметим, что и в этом перечислении фигурируют союзники, и в этом нет ничего нового. Шпионские действия против своих и чужих, в зависимости от конъюнктуры, давно стали неотъемлемой частью американской политической культуры, с её приверженностью к «двойным стандартам» и склонностью к достижению своих узкокорыстных целей любыми средствами. Многие считают, что по Конституции всё это считается предательством доверия со стороны власти. Но это – типично американский подход. Прочие страны озабочены иными аспектами проблемы: доверием к союзнику и партнеру.

[1] «SSB, service secret personnel de Donald Rumsfeld», Voltaire, 24 января 2005.