JPEG - 33.5 kb

Политическая жизнь как в мире в целом, так и в Евразии в частности — протекает по одним и тем же законам. И за редким исключением это — законы шоу-политики. Например, чиновники Европейского союза на фоне растущих экономических и социальных проблем решают, в какую тару лучше разливать оливковое масло в ресторанах, а тем временем в парках Лиссабона уже разбивают огороды. В США с озабоченностью занялись легализацией однополых браков на федеральном уровне, а о «франчайзинговом» рабстве предпочитают помалкивать.

Аналогичная ситуация и в лимитрофных постсоветских республиках: на Украине бесконечные выборы, а в Армении ещё недавно бушевали страсти на майдане. Не успел оранжевый оппозиционный политик Раффи Ованнисян прекратить свою голодовку, как тут же создал общественное движение и запретил всем его критиковать. Складывается впечатление, что мир превратился в большую сцену огромного театра абсурда.

А тем временем всё в той же Армении стремительно нищает население, а самые способные покидают Родину.

Армянская депопуляция

Армяне бегут из своей страны. По результатам исследования, проведённого социологической службой Gallup, 40% жителей Армении не против навсегда покинуть свою Родину. И в случае с армянами слово с делом не расходятся: в 2011 году республику покинули почти 43 тыс. граждан, в прошлом году — 42 тыс. Характерно, но рост ВВП (порядка 7% в год), о котором рапортует правительство Армении, никак не влияет на эмиграционные настроения населения. Проблема эмиграции уже стала топ-темой в СМИ республики, затмив даже дилемму внешнеполитического выбора страны. Популисты заявляют, что причина бегства граждан — в отсутствии справедливости, реалисты говорят о том, что эмиграция ведёт к утрате государственности. Депопуляция Армении уже стала паханым полем для пиара политических партий. Так шоу-политика вновь восторжествовала, отодвинув на задний план не только экономические проблемы, но и газовый спор с Россией. А тем временем экономический кризис грозит обрушением национальной экономики.

Как кризис добивает армянскую экономику

Армения с начала 90-х прошла весь путь деиндустриализации. Теперь за чертой бедности проживает треть армян, безработица перешагнула 16-процентный рубеж, а армянский Госстат утратил связь с реальностью, заявляя о росте ВВП 7,2%.

В действительности динамику роста в стране демонстрирует только уровень государственного долга и показатель оттока капитала. Правительство уже не беспокоит, что внешний долг небольшой страны перешагнул отметку 4 млрд долларов, а капитал утекает, как песок сквозь пальцы. Только в прошлом году из республики вывели полмиллиарда долларов, что никак не добавляет стабильности национальной денежной единице — драму. Столь любимые либеральными экономистами показатели иностранных инвестиций и вовсе рисуют удручающую картину: показатель прямых иностранных инвестиций в Республику Армения в прошлом году упал на 27,5%. Инвесторы бегут и не возвращаются.

Похоже, спасает экономику лишь труд гастарбайтеров, перечисляющих порядка 2,5 млрд долларов в год (четверть ВВП). Обошли армян по переводам из России лишь таджики, отправляющие по 3,6 млрд долларов в год. Никак не облегчает ситуацию экономическая изоляция со стороны Азербайджана и Турции. В армянской политике очевидно лишь одно: реальные проблемы решать никто не собирается.

ЕС и ЕАС: дилемма геополитического выбора Армении

Вопрос бегства граждан из страны на время вывел дискурс о геополитическом выборе между европейской и евразийской интеграцией из рейтинга обсуждений. Политики никак не могут решить, каким внешнеполитическим курсом вести тонущую лодку под названием «Республика Армения». Догматы шоу-политики вносят свои коррективы, а постулат «Техас грабят техасцы» делает любую интеграцию невозможной.

Впрочем, в Минске, где 31 мая присутствовал премьер-министр Тигран Саркисян, обсуждался формат сотрудничества между Армянской республикой и ТС. Общих границ с интеграционным объединением Армения не имеет, и именно отдалённость страны от границ стран — членов Таможенного союза часто называют препятствием для воссоединения. Характерно, но с Европейским союзом у Армении никогда не было общей границы, однако подписание договора об ассоциации с Евросоюзом для руководства Армении стало архиважным. Получается, что отдалённость Брюсселя не является препятствием для мифической евроинтеграции и ассоциации, чего не скажешь о вполне реальной, несмотря на отсутствие общей границы, политике воссоединения. Было бы, как говорится, желание, а формат найти можно. Потому налицо типичная многовекторность, поддерживаемая Западом и армянской диаспорой, расквартированной в США.

Выводы

Пожалуй, наибольшим проклятием для жителей лимитрофных республик, в которых государства как такового нет, стали их национальные элиты: расстаться с ними невозможно, а жить — невыносимо. Именно к таким элитам относятся правители Армении. Не суть важно, кто бы победил на прошедших в конце зимы президентских выборах: избранный главой государства Серж Саргсян или проамериканский оппозиционер Раффи Ованнисян. За годы проживания в национальных резервациях элиты деградировали и перепрофилировались в шоуменов от политики. А дыры в армянской экономике и проблемы эмиграции речёвками на митинге да заявлениями перед прессой никак не залатаешь.

Спасение Армении, как прочих национальных осколков, — только в воссоединении. Уже сам процесс реинтеграции и созидания государства потребует качественно новых элит, обладающих способностью ответить на вызовы как геополитики, так и экономики с демографией.

Источник
Однако (Российская Федерация)