Вслед за выводом еврейских поселений из сектора Газа, различные партии коалиции, находящейся у власти в Израиле, продолжают свою пропагандистскую работу. Израиль испортил свой имидж в глазах Европы во время второй Интифады, и в настоящее время он пытается этот имидж восстановить. Так, представитель трудовой партии в Кнессете Ицхак Герцог (Isaac Herzog), в одном интервью ежедневной газете Die Welt, вновь использовал традиционное для Тель-Авива красноречие, не придав ему никаких новых элементов: Израиль сделал огромное усилие в деле построения мира, подвергался опасности со стороны самых фанатичных поселенцев, и теперь настало время палестинцам проявить себя. Он также считает, что Израиль должен искоренить нелегальные поселения на западном берегу реки Иордан и окончить строительство Стены, вновь представленной в качестве способа обеспечить безопасность, которая, между тем, все более явно начинает служить для переустройства таким образом границы. В этом интервью, состоявшемся до внутренних выборов в партии Ликуд, в которых победил премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху, Ицхак Герцог высказывает свою поддержку Ариэлю Шарону.

Эта точка зрения также находит своих приверженцев в России. Так, депутат Государственной Думы и директор института гуманитарно-политических исследований Вячеслав Игрунов в газете Известия расценивает вывод поселений из сектора Газа как большое продвижение, которое может послужить делу мира. Тем не менее, он заявляет, что прогресс может быть достигнут, если арабские страны смогут наконец отказаться от подавления Израиля. При таком воинственном представлении арабо-мусульманского мира, он утверждает, что проблема Израиля заключается в том, что он отказывается от того, чтобы взять на себя задачи настоящей войны: уничтожение врага. В этом контексте, победа не может достаться ни одной соперничающей стороне. Создается впечатление, что автор просит Тель-Авив о большем проявлении силы.

Но откуда может возникнуть подобная просьба, когда все благоприятствует Израилю? План вывода поселений из сектора Газа заключался в том, чтобы отделаться от сложного в смысле военного контроля района и покинуть плохо защищаемые поселенческие аванпосты. Это в то же время позволяло усилить влияние Израиля на западном берегу реки Иордан, а также снизить давление со стороны международного сообщества. Ариэль Шарон и его советники этого и не скрывали. Арабские или мусульманские страны, наиболее подверженные влиянию Вашингтона, поспешили начать переговоры с Тель-Авивом для того, чтобы установить дипломатические отношения. Эта ситуация определенно положила конец плану Саудовской Аравии, который предусматривал создание палестинского государства взамен на то, что Израиль будет признан всеми соседними странами.

Пакистан также продемонстрировал жесты доброй воли в отношении Израиля. 17 сентября 2005 года президент Пакистана генерал Первез Мушарраф (Pervez Musharraf) воспользовался своей поездкой в Нью-Йорк для того, чтобы выступить перед Американским Еврейским Конгрессом. Джуд Перл, отец Дэниэля Перла (Daniel Pearl),журналиста Wall Street Journal, убитого в Пакистане при невыясненных обстоятельствах, приветствует этот поворот в дипломатических отношениях двух стран, но считает, что надо идти еще дальше. Оставаясь преданным националистической линии Израиля, автор надеется, что Мушарраф не остановится на достигнутом. Он выражает удовлетворение по поводу того, что президент Пакистана встретился с представителями Американского Еврейского Конгресса, осудил терроризм палестинцев и де факто признал Израиль. Ко всему прочему Джуд Перл (Judea Pear) остается довольным тем фактом, что генерал Мушарраф связал антисемитизм и антисионизм, приняв, таким образом, сторону классической израильской пропаганды. Автор требует, чтобы Исламабад признал историческое право евреев на территорию Израиля, отказывая, таким образом, палестинцам в праве на возвращение. Дабы показаться более сговорчивым, он в завершении попросил, чтобы в Пакистане открыли центр иудейско-исламского диалога, который носил бы имя его сына.

Этот текст свидетельствует о том, что Тель-Авив начинает по-новому позиционироваться в Азии. Когда правящей партией в Индии была Бхаратия Джаната, Ариэль Шарон попытался сблизиться с Нью-Дели во имя борьбы с исламом. Эта стратегия провалилась после победы на выборах партии ИНК и после перехода Индии к внешней политике, более соответствующей ее традиции «неприсоединения». Эти изменения и возможность военного вторжения в Иран заставили Тель-Авив повернуться к врагу-Пакистану. Вывод поселений из сектора Газа предоставил возможность оправдать это сближение под прикрытием содействия мирному процессу.

Укрепление связей Израиля с другими странами радует бывшего советника по политическим вопросам Эхуда Барака (Ehud Barak) Алона Лиэля (Alon Liel). В изданиях Ha’aretz и Almustaqbal он говорит о своей гордости по поводу мощи Израиля: несмотря на давление со стороны международного сообщества, несмотря на « антисемитизм », региональную изоляцию и осуждение остального мира, Израиль действовал один в ходе вывода поселений и сумел извлечь из этого пользу. Быстро позабыв о том, что это стало возможным благодаря твердой поддержке Соединенных Штатов, автор возвращается к устаревшей сионисткой тематике о полной независимости Израиля и заявляет, что его государство будет продолжать действовать в регионе единолично.

Израильский телеведущий и постановщик документальных фильмов Хайм Явин (Chaim Yavin) не столь оптимистичен. В издании Boston Globe он выражает беспокойство по поводу ситуации с Западным берегом реки Иордан. Опираясь на демографический фактор, он опасается, что Израиль может стать государством двух наций, если не откажется покинуть Западный берег реки Иордан, как он это сделал в случае с сектором Газа. Он считает, что Израиль должен остаться еврейским государством, и для этого он должен остаться в пределах общепризнанных границ и не иметь больше территорий. Но разве вывод поселений решает проблему с этой точки зрения? В Израиле 20 % израильтян являются арабами, и в их случае темпы демографического роста более быстрые по сравнению с израильтянами – евреями. И даже при условии создания палестинского государства и при отселении туда израильских арабов, Израиль рано или поздно столкнется с « проблемой» двух наций. Позиция Хайма Явина, даже несмотря на то, что он настроен более позитивно в отношении палестинцев по сравнению со сторонниками Ариэля Шарона, упомянутыми в этой статье, не решает проблему с идеологическим пробелом сионизма: можно ли говорить о по-настоящему демократическом правительстве, если оно основывается на одном единственном национальном сообществе в государстве?