JPEG - 34.5 kb

На ХХ-ой конференции послов Франции президент страны Франсуа Оланд изложил присутствующим свои взгляды на систему международных отношений и внешнюю политику страны. Его выступления очень ждали, поскольку он еще ни разу не высказывался на эту тему – вся его прежняя деятельность была связана с руководством социалистической партией и внутренними проблемами.

Неожиданно он представил синтез двух совершенно разных направлений, существующих внутри своей партии. Одно объединяет проамериканских оппортунистов, сгруппированных вокруг бывшего министра иностранных дел Юбера Ведрина, другое – идеологов атлантистов и сионистов, сгруппированных вокруг нынешнего министра финансов Пьера Московичи.

Поскольку у этих групп разные взгляды, точек соприкосновения оказалось немного: логика противостояния идеологических блоков с распадом СССР приказала долго жить; мир стал нестабильным и нуждается в международных структурах управления; «арабские вёсны» (именно во множественном числе) доказывают, что история движется к полной победе западной политической модели. В связи с этим французское влияние может быть двояким. С одной стороны, играя роль посредника, Франция может давить на международные институты, с целью нивелировать усилия России и Китая, которые отказываются играть по американским правилам, с другой – Франция так же может использовать французский язык как естественный инструмент влияния на франкофонные зоны.

То есть внешняя политика Франсуа Оланда уже морально устарела, хотя он едва вступил в должность. Эта политика не включает в себя факта заката Соединенных Штатов, не учитывает роста влияния России и Китая, а также грядущую реорганизацию международных отношений. Предполагается лишь урегулирование отношений с Китаем, Японией и Турцией. Имеется в виду, что силовые взаимоотношения, установившиеся в мире после Второй Мировой Войны, никуда не денутся и будут адаптированы к новой реальности. К тому же Франция надеется влиять на окружающий мир вооружившись французским языком вместо военной техники и предполагает из соображений экономии разделить оборонный бюджет с Объединенным Королевством.

Исходя из этой логики, президент реорганизовал посольства таким образом, что добавил в их обязанности экономические задачи. То есть он как бы разделил поляну между двумя блоками социалистической партии, базирующимися соответственно в министерствах иностранных дел и экономики, что не добавило его политике цельности.

Франсуа Оланд изначально выстроил свою пятилетнюю программу в соответствии с предсказаниями Жюля Ферри (1832-1893), знакового персонажа французского социализма. Творчество Ферри было по сути попыткой буржуазии избежать исторической ответственности (имеется в виду освобождение Эльзас-Мозеля, территории оккупированной и аннексированной немцами) за счет колониальной экспансии под маркой добрых намерений. Нет ничего удивительного в том, что президент Оланд ориентируется именно на эту модель. Для начала он обосновал, почему не намерен отказываться от опеки США, а затем изложил свои планы касательно Мали и Сирии.

Уточнив, что времена французского колониализма в Африке ушли в прошлое, он заявил, что Париж запросил мандат Экономического сообщества стран Западной Африки, чтобы осуществить военное вмешательство в Мали. Столь слабым юридическим прикрытием никого не обманешь, ведь президентом сообщества является Алассан Уаттара, которого именно французская армия привела к власти в республике Кот-д-Ивуар. Впрочем операция а Мали готовится не то, чтобы тщательно, к тому же никто похоже не учитывает, что подобное вмешательство может повлечь за собой серьезные последствия внутри страны, ведь во Франции проживают порядка 80000 малийцев.

Под давлением оппозиции Оланд занял активную позицию и по Сирии. Он объявил, что Франция признает временное правительство, как только оно будет сформировано и что он лично будет добиваться того, чтобы Башар аль Асад предстал перед международным судом. Франция так же готовит план восстановления страны. Военное вмешательство не рассматривается, поскольку у Сирии в два раза больше военных самолетов чем у Франции, да и пилоты там лучше обучены, что констатировал бывший глава генштаба ВВС генерал Жан Флери.

Однако выяснилось, что Франсуа Оланд забыл скоординировать свои инициативы со своим сюзереном и в тот же день официальный представитель госдепа Виктория Нуланд дезавуировала все его предложения. Штаты не собираются отдавать Франции на откуп формирование временного правительства и не позволят набирать его из членов Национального совета Сирии (французская марионетка в Катаре). США требуют участия в процессе Национального координационного совета (независимого), Совета за Сирийскую революцию (созданного Саудовской Аравией) и свободной сирийской армии (собранной Турцией за счет НАТО).

«Пост башаровское» руководство Сирией Вашингтон тоже не готов доверить Франции. Тем более, что Франсуа Оланд позволил себе говорить о «сирийских территориях» в соответствии с тремя религиозными государствами (алавитское, друзское и христианское), которые Франция уже создавала на территории Сирии. И государства эти были представлены тремя звездами на флаге французского мандата… ставшем недавно знаменем «революции». Однако американский генштаб считает, что страна должна быть расчленена в соответствии с планом «перекраивания расширенного Ближнего Востока».

Все это кончится тем же, чем кончилось в Ливии. Французские мечты рассеются как дым при реализации тщательно подготовленного плана стратегов США, потому, что у Франции по-прежнему нет собственной дипломатической стратегии.