JPEG - 13.3 kb

Весьма симптоматичной в истории вокруг якобы «отравления» А.Навального, на которой активно спекулируют на Западе, является удивительная хронология событий.

20 августа А.Навальный почувствовал себя плохо, и ему потребовалась экстренная медицинская помощь. Благодаря высокопрофессиональным действиям экипажа российского рейсового самолета по маршруту Томск – Москва, осуществившего экстренную посадку для спасения одного из пассажиров, а также персонала скорой помощи, которому удалось в кратчайшие сроки доставить пациента в Омскую городскую больницу №1, жизнь российского блогера оказалась вне опасности. В течение почти двух суток к пациенту применялась интенсивная терапия, в результате чего оказалась возможной его транспортировка в Германию для продолжения лечения. И эта безупречная слаженность действий была обеспечена, несмотря на сообщения о «минировании» аэропорта г.Омска, поступившие с сервера, расположенного – по какому-то странному совпадению – в ФРГ. Кстати, не менее странной потом будет выглядеть и необъяснимая осведомленность о ложном минировании А.Навального буквально сразу после прихода в сознание, хотя российские компетентные органы к этому моменту данную информацию официально не публиковали. В связи с обращением членов семьи А.Навального соответствующее разрешение было дано - несмотря на то, что в отношении блогера заведено уголовное дело (с запретом на выезд за пределы страны). После нескольких часов интенсивных консультаций российских и немецких медиков, подготовки самолета и отдыха экипажа спецрейса 22 августа А.Навальный был доставлен в Германию.

Пока же блогер находился в больнице на нашей территории, на Западе резко набрала обороты истеричная антироссийская кампания. Звучали требования безотлагательно объяснить, что же случилось с А.Навальным в ходе его своеобразного турне по городам Сибири в сопровождении съемочной группы. Сразу же после его прибытия в Берлин все как «по команде» обратили взор на специалистов клиники «Шарите», куда пациент был доставлен в сопровождении, по свидетельствам очевидцев, 14 автомобилей эскорта, как потом оказалось в качестве «гостя» Федерального канцлера. Всего через два дня – а именно 24 августа – был выпущен пресс- релиз клиники «Шарите», в котором уже говорилось о якобы «отравлении» А.Навального веществом-ингибитором холинэстеразы. Тут же последовал призыв канцлера А.Меркель и министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса установить и наказать виновных. Никаких обычных медицинских показаний к произошедшему руководством Германии даже не рассматривалось. А еще через два дня – 26 августа – в унисон своим германским союзникам по НАТО министерство торговли США объявило о введении санкций против ряда российских НИИ за «разработку химического и биологического оружия». Такая оперативность и безапелляционность выглядят, как минимум, странными. Это наводит на мысль, что всё было спланировано и согласовано на межгосударственном уровне еще до того, как А.Навального вывезли из Омска в Берлин.

Из клиники «Шарите» биоматериалы А.Навального были столь же оперативно переданы в специальную военную химическую лабораторию Бундесвера, которая уже 2 сентября заявила об «отравлении» берлинского пациента «боевым отравляющим веществом из группы «Новичков»». Удивительно, что вместо, по меньшей мере, двух недель, необходимых для проведения хорошо подготовленными специалистами подобного анализа на наличие такого рода элементов, немецким военным химикам, которые раньше утверждали, что даже представления не имеют о структуре пресловутых «Новичков», понадобилось всего девять дней, чтобы подтвердить присутствие их следов в биопробах А.Навального. Надо думать, что таким образом в Германии под политический заказ была совершена химико-технологичная революция в области достаточно непростого бинарного синтеза химвеществ. Уже на следующий день – 3 сентября – последовали заявления министра иностранных дел ФРГ Х.Мааса об «атаке с применением нервно-паралитического газа» и Евросоюза – с «осуждением покушения на А.Навального» и угрозой введения санкций. Затем из ряда европейских стран последовал целый каскад подобного рода бездоказательных заявлений. Никаких иных, более правдоподобных вариантов произошедшего там на официальном уровне даже не рассматривалось.

Весьма показательно также, что сразу вслед за ФРГ «прорывные» достижения в области боевой химии продемонстрировали Франция и Швеция, военные лаборатории которых не далее как 4 сентября приступили к изучению переданных им немецкими коллегами биопроб. На это им понадобилось не более 10 дней, и уже 14 сентября было объявлено о результате исследований, схожем с результатом немецких военных химиков. И это при том, что еще один-два года назад и те, и другие публично «клялись» в том, что не обладают достаточной для синтеза «Новичков» экспертизой.

Подобная синхронизация действий и мгновенные безапелляционные решения, даже без намека на попытку разобраться в происходящем, просто поразительны. Они могут свидетельствовать только об одном: здоровье российского блогера по большому счету вторично. А первично для Запада найти очередной повод для продолжения антироссийских выпадов.

Между тем все это время Генеральная прокуратура России пыталась наладить связь со своими германскими коллегами, опираясь на то, что из ФРГ через СМИ стала поступать информация о «преднамеренном отравлении» А.Навального. Первый соответствующий запрос в рамках Европейской Конвенции о взаимной правовой помощи по уголовным делам 1959 г. был направлен в Германию 27 августа. Потребовалось девять дней, чтобы немецкие власти передали его в прокуратуру Берлина, а его получение было подтверждено только 11 сентября, т.е. по прошествии более двух недель с момента нашего обращения.

14 сентября Генпрокуратура России направила второй запрос с просьбой о предоставлении информации о методах лечения А.Навального, а также доступа к нему сотрудников МВД России для проведения опроса в рамках проводимой доследственной проверки. Лишь 25 сентября, через 10 дней, немецкие власти направили его в Управление юстиции Берлина.

18 сентября Генпрокуратура России направила запросы об оказании правовой помощи в компетентные органы Швеции и Франции, в военных лабораториях которых также проводились токсикологические исследования биоматериалов А.Навального.

25 сентября – третий запрос Генпрокуратуры России к немецким коллегам, а 26 сентября – еще и в Федеральное ведомство юстиции ФРГ по линии МВД России с просьбой о проведении опроса супруги блогера Ю.Навальной и сопровождавшей его в поездке постоянно проживающей в Великобритании российской гражданки М.Певчих. 28 сентября Генпрокуратура России направила в Федеральное ведомство юстиции четвёртый запрос.

То, что спустя более чем два месяца с момента первого обращения было получено в качестве «ответа», не выдерживает никакой критики: де-факто речь идет об отказе прокурорского ведомства ФРГ от взаимодействия с российскими коллегами со ссылкой на отсутствие согласия А.Навального.

Без реакции остались ноты МИД России во внешнеполитические ведомства ФРГ, Франции и Швеции с просьбой предоставить дополнительную информацию во исполнение имеющихся у Берлина, Парижа и Стокгольма обязательств по оказанию правовой помощи по пункту 2 статьи VII Конвенции о запрещении химического оружия. Аналогичные обращения были направлены руководству Технического секретариата ОЗХО, специалисты которого с 5 сентября были вовлечены фактически в тайную операцию по отбору биопроб у А.Навального и их доставке в две сертифицированные Организацией лаборатории.

Проигнорированы предложения российских парламентариев и медиков о налаживании совместной работы с германскими коллегами в целях прояснения обстоятельств инцидента.

В ответ на наши многочисленные вопросы по поводу происходящего вокруг А.Навального нас неизменно направляли из ОЗXО в Берлин, Париж и Стокгольм, а там ­– в обратном направлении. И только через месяц – 6 октября – в Техсекретариате ОЗXО заявили, что в двух сертифицированных ОЗXО лабораториях в крови и моче А.Навального «были обнаружены биомаркеры ингибитора холинэстеразы, имеющие структурные характеристики, схожие с токсичными химикатами списков 1.А.14 и 1.А15, добавленные в Приложение по химикатам Конвенции на 24-й сессии Конференции государств-участников КЗХО. Этот ингибитор холинэстеразы не внесен в Приложение по химикатам КЗХО». 16 октября с разрешения Берлина по линии ОЗХО был распространен доклад, из которого были тщательно вымараны все химические формулы, способные помочь прояснить биохимическую природу «отравления» А.Навального.

Словом, налицо «круговая порука» в евроатлантическом исполнении с привлечением политически ангажированного руководства некогда весьма авторитетной и независимой ОЗXО. Очевидно, что в Берлине и в других европейских столицах напрочь забывают о международном праве, когда дело касается России, а взаимоуважительному диалогу предпочитают «мегафонную дипломатию».

Таким образом, у любого стороннего наблюдателя, далёкого от прикладной химии и вопросов нераспространения химического оружия, вполне естественно возникает ощущение, что всё происходящее – по-дилетантски срежиссированный спектакль, основным замыслом которого является очередной санкционный «выстрел» в адрес России, которая твердо стоит на своих позициях неприятия навязываемых ей неких «правил» в ущерб её национальному суверенитету, международному праву, да и просто здравому смыслу.