JPEG - 71.6 kb

Жёлтые жилеты против глобализации

В 2018 г. во Франции возникает массовое движение, получившее название «Жёлтые жилеты». Начавшись с выступлений против роста цен на горючее, оно быстро переросло в недовольство социологическими последствиями глобализации - исчезновение среднего класса и его переход в более низшую категорию [1].

Через две недели после начала манифестаций движение стали подрывать изнутри с помощью внедрённых в него групп. Например, когда манифестанты в течение двух недель гордо размахивали французскими флагами и распевали Марсельезу, чего во время демонстраций не было последние пятьдесят лет, неопознанные лица, одетые в чёрное и с масками на лице, портили Триумфальную арку и статую Марсельезы. Позже было установлено, что это были провокаторы, не имевшие никакого отношения к «Жёлтым жилетам», при этом задерживали только последних.

В отсутствие лидера, способного предотвратить эти вмешательства, движение «Жёлтые жилеты» постепенно слабело, хотя вопросы, поднятые им, никуда не делись.

Раньше политики создавали так называемые «Комиссии Теодула» чтобы скрыть проблемы, которые им мешали. А президент Макрон вместо этого придумал «Большие национальные дебаты» во время трансляции информационных программ. На них все говорили, но обоснованных ответов ни от исполнительной власти, ни от законодательной никто не смог добиться.

Полицейские против разрушения государства

Недавно возникла ещё одна тревожная ситуация. На этот раз проблема состояла в нарушении 3-го Права человека и гражданина (не путать с «Правами человека» в англосаксонском смысле) – безопасности. То есть возможности гражданину пользоваться неотъемлемым правом свободы и собственности. Речь идёт не столько об общем росте преступности, сколько о всё более возрастающем территориальном диспаритете. Если в VII округе Парижа люди не чувствуют никакой угрозы, то те, кто проживает в ХV округе, постоянно опасаются нападений со стороны преступников. При этом полицейские боятся заходить в кварталы, где на них всё чаще и чаще нападают. Многие из них опасаются за свои жизни: ежегодно десятки полицейских гибнут во время несения службы. А кое кто из них ожесточается против политической оппозиции и прибегает к непропорциональному применению силы против «Жёлтых жилетов» и даже против противников санитарной политики. Хотя в масштабах страны таких случаев не так много, они свидетельствую о том, что речь идёт не об отдельных случаях, а о преднамеренных и поддерживаемых государством действиях.

Пока полицейские остаются приверженными республиканским идеям, то есть защищают всех, а не только политиков. А профсоюзы бьют тревогу и осуждают условия набора молодых коллег. Сегодня в полицейские училища принимают даже тех, у кого были психические отклонения и незначительные правонарушения.

Президентские выборы 2022

Второе после «Жёлтых жилетов» движение возникает в связи с подготовкой к новой избирательной кампании: в мае 2022 года должны состояться выборы президента Республики, а две трети избирателей не хотят, что Эммануэль Макрон выдвигал свою кандидатуру.

Учитывая, что Николя Саркози и Франсуа Олланд потерпели неудачи при переизбрании, Эммануэль Макрон может надеяться на второй мандат лишь в случае, если даст ответ на народные требования. В частности, на требования «Жёлтых жилетов» по отказу от глобализации и требования профсоюзов полицейских по соблюдению республиканских ценностей, то есть на уважение национального интереса. Не имея никакого намерения подписаться под ними, президент Макрон попытается пойти на следующие предвыборные манёвры:

- Искусственно увеличить число кандидатов и дискредитировать тех, кто способен выиграть в первом туре, оставив по своему выбору того, с кем он будет соперничать во втором туре.
- Организовать второй тур с участием Марин Ле Пен, которую он будет демонизировать и вынудит большинство её противников голосовать за него во имя «республиканского фронта» и против фашизма.

Подобная тактика использовалась в 2002 г. Жаком Шираком (82 %) против Жан-Мари Ле Пена (17 %). Однако сегодня она слишком рискованна, так как Марин Ле Пен слывёт республиканкой в отличие о её отца, который слыл фашистом. Поэтому Елисейский дворец ищет возможность превратить её в пугало.

Призыв бывших военных

Несколько бывших военных направили «Открытое письмо нашим руководителям», в котором они обратили внимание на разрушение института власти и заранее осудили возможное использование войск, которое они считают неизбежным, для решения вопроса безопасности. Этот призыв был опубликован на интернет-сайте Place d’armes 13 апреля 2021 г. Марин Ле Пен, которая давно уже подтверждает этот вывод, призвала их голосовать за неё в мае следующего года.

Елисейский дворец счёл этот случай удобным для того, чтобы поручить своим министрам через СМИ осудить эту «кучку отставных генералов», призывающих своих коллег, находящихся на действительной службе, совершить госпереворот. Все как один, они сделали вид, что это письмо было датировано не 13 апреля, а 21, то есть приурочено к годовщине путча французских генералов в Алжире против предоставления Алжиру независимости. В итоге, они осудили Марин Ле Пен за её восхищение «топотом сапог».

Лидер «Непокорной Франции» Жан-Люк Меланшон, сознавая, что в первом туре президентских выборов 2022 года он может надеяться на лучшие по сравнению с Эммануэлем Макроном результаты, обратился к прокурору Республики с требованием осудить «мятежных генералов». Напомним, что в первом туре последних президентских выборов Жан-Люк Меланшон занимал третью позицию (19% голосов против 21% у Ле Пен и 24 % у Макрона).

Место военных в публичных дебатах

Мы рекомендуем читателям самим познакомиться с текстом открытого письма [2] и самим убедиться в том, что раздуто много шума из ничего.

«Чрезвычайное положение» позволяет правительству для поддержания порядка использовать вооружённые силы. Однако военные не обучены для этого, и их вмешательство рискует повлечь человеческие жертвы. Такими делами должны заниматься полицейские и жандармы – их этому обучают. Чрезвычайное положение вводилось правительством в 2005 г., в 2015 г. и в 2017 г. В наши дни около 10 000 военных могут быть мобилизованы в рамках антитеррористической операции «Сантинель» для патрулирования на улицах и предотвращения террористических угроз. То же самое имеет место в Бельгии и Соединённом Королевстве.

Кроме того, статьёй 36 Конституции предусмотрена возможность в особых случаях передавать полномочия полиции и Министерства внутренних дел по поддержанию порядка на вооружённые силы. Это «осадное положение». Оно никогда не вводилось во время Пятой республики, даже при госперевороте 1961 г.

Правительство и «Непокорная Франция» заявили, что в открытом письме бывших военных не говорится о том, что они действуют в рамках Конституции, и поэтому их можно считать путчистами. Это очень тревожный посыл. Ничто, абсолютно ничто не позволяет обвинять бывших военных в бунтарских намерениях.

Весь этот сыр-бор закончится тем, что привлечёт к открытому письму повышенное внимание. Его подписали более 10 000 бывших военных, среди которых тридцать генералов. Вопрос, который поставлен в открытом письме, разделяют все, а бездействие правительства поражает.

Санкции против возмутителей спокойствия

Министр обороны заявила, что подписанты будут наказаны. Это унижение для Марин Ле Пен, и оно относится также к тем, к кому она обращалась.

Увы! Из 10 000 только 18 числятся в резерве. Они действительно рискуют быть исключенными за несоблюдение долга резервиста. Что касается военных пенсионеров, они пользуются полной свободой слова. За ложную тревогу им могут объявить порицание, но было бы, по меньшей мере, удивительно, если всех этих 10 000 человек наказали за то, что они законно выразили свою гражданскую позицию.

Военные, будь они в резерве или на пенсии, являются полноправными гражданами. После алжирского путча президент Шарль де Голь провёл в армии глубокую перестройку. Военные, которые отказались подчиниться генералам-путчистам, могли быть наказаны за неисполнение приказа. Генерал де Голь, который в 1940 г. сам отказался подчиняться маршалу Филиппу Петену и создал «Свободную Францию», ввёл различие между «легальным» и «легитимным». Был изменён Оборонный Кодекс. Он не позволяет военным выбирать лагерь, но обязывает их отказываться от исполнения нелегитимных или противоречащих чести приказов и арестовывать своих командиров в случае, если они предаются подобным действиям. Нет никакого заговора против Республики. И бунтом никаким тоже не пахнет.

Подписавшиеся под открытым письмом на законном основании потребовали от своего начальника штаба, который их оскорбил, говорить на равных. Любой солдат, находится ли он на действительной службе или в отставке, обладает таким правом как гражданин. Это право является следствием их обязанности подчиняться и служить.

Назвав подписантов открытого письма «бунтовщиками», министр юстиции Эрик Дюпон-Моретти заявил об уголовных преследованиях. Но бывший адвокат не выступал на судебном заседании. Он должен нести ответственность за свои слова.

Табу

Тот факт, что 10 000 подписантов являются членами или сочувствуют партии Марин Ле Пен – Национальному объединению, исторически связанному с Национальным фронтом - бывшими нацистскими коллаборационистами и алжирскими путчистами, не позволяет осудить ни её, ни подписантов. В Республике никто не должен нести ответственность за родственников или за коллектив. Все они являются полноправными французскими гражданами. Никто не был лишён прав, а многие из них имеют заслуженные награды.

Анализируя ситуацию, бывшие военные не довольствуются осуждением насилия и идеологии политического ислама. Они выражают опасения в использовании силами правопорядка несовместимых с республикой мер в отношении Жёлтых жилетов. Непропорциональная реакция государства на открытое письмо свидетельствует о том, что в письме затронуты животрепещущие вопросы.

Мы становимся свидетелями перемены ценностей, когда людей судят через СМИ, а завтра, возможно, начнут судить и военными судами, но не за то, что они совершили, и даже не за то, что они так думают, а за то, что они поставили диагноз, под которым все могут подписаться, но который мало кто может произнести вслух.

Политический дискурс постепенно удаляется от реальности. На то, что не поддаётся контролю, накладывается табу. Так называемый «кружок разума» [3] в течение тридцати лет пытался запретить инакомыслие, а теперь он пытается запретить касаться некоторых тем.

Когда первые три Права человека и гражданина свобода, собственность и безопасность нарушены, в действие вступает четвёртое право – сопротивление угнетению (статься 2).

Перевод
Эдуард Феоктистов

[1] « Чудовище, пожирающее своих детей », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 4 декабря 2018.

[2] « Lettre ouverte d’anciens militaires à nos gouvernants », Réseau Voltaire, 13 avril 2021.

[3] В 1994 г. лоббист Ален Минк назвал Фонд Сен-Симона, членом которого он был, «кружком разума», который противостоял демагогии Жака Ширака.