JPEG - 48 kb
6 марта 2010 года более 93% исладцев, принявших участие в референдуме, высказались против возмещения Соединённому королевству и Нидерландам долга, числившегося за обанкротившимися исландскими банками, в сумме около 4 миллиардов долларов.

В противоположность Европейскому Союзу, который, столкнувшись с экономическим кризисом, встал на путь жёсткой экономии, Исландия осуществила национализацию финансовых институтов и не допустила бюджетных сокращений. Темп роста экономики страны в 2,7% в 2012 году не мог остаться незамеченным даже со стороны Международного Валютного Фонда (МВФ).

Когда в сентябре 2008 года финансово-экономический кризис дошёл и до Исландии, маленького архипелага на севере Европы с населением 320000 человек, его влияние было таким же катастрофическим, как и на всём континенте. Финансовые спекуляции привели три самых крупных банка, активы которых в десять раз превышали ВВП страны, к банкротству и чистой потере 85 миллиардов долларов. В период с 2008 по 2010 год процент безработных увеличился в 9 раз, тогда как в прежние времена в стране была обеспечена полная занятость. Долг Исландии составлял 900% ВВП, а национальная валюта обесценилась на 80% по отношению к евро. Страна погрузилась в глубокую рецессию, и сокращение ВВП за два года составило 11% [1].

Перед лицом кризиса

В 2009 году, когда правительство намеревалось применить меры жёсткой экономии, как этого требовал МВФ в обмен на 2,1 миллиарда евро, всеобщие протесты вынудили его уйти в отставку. На досрочных выборах абсолютное большинство мест в парламенте получили левые [2].

Новой власти, однако, удалось принять закон «Ice save», по названию частного интернет-банка, который обанкротился и вкладчики которого в большинстве своём были голландцы и англичане, с тем, чтобы погасить вклады иностранных клиентов. Этот закон вынуждал всех ирландцев погасить долг в 3,5 миллиарда евро (40% ВВП) – 9000 евро на каждого жителя – в срок 15 лет при 5% годовых. Перед лицом массовых протестов президент вынужден был отказаться ратифицировать этот закон и предложил его на всеобщий референдум. В марте 2010 года 93% ирландцев отклонили закон о возмещении убытков банка Icesave. На повторном референдуме в апреле 2010 года он также был отвергнут большинством в 63% голосов [3].

В 2011 году была принята новая конституция, составленная учредительной Ассамблеей из 25 граждан, избранных всеобщим голосованием из 522 кандидатов, и включающая в себя 9 глав и 114 статей. Последняя предусматривает право на информацию с публичным доступом к официальным документам (Статья 15), создание Комитета контроля за ответственность правительства перед Парламентом (Статья 63), право на прямую консультацию (Статья 65) – 10% избирателей могут потребовать проведение референдума по законам, одобренным Парламентом, - а также назначение Премьер-министра Парламентом [4].

Таким образом, в противоположность другим государствам Европейского Союза, которые в той же ситуации буква в букву выполняли рекомендации МВФ, требующего применения суровых экономических мер, как в Греции, Ирландии, Италии или Испании, Исландия пошла по другому пути. Когда в 2008 году три самых крупных банка страны Glitnir, Landsbankinn и Kaupthing обанкротились, Исландия отказалась вливать в них государственные средства, как это имело место в других странах Европы. Наоборот, она национализировала их [5].

Частные банки были вынуждены аннулировать все долги по плавающим ставкам, превышающим 110 % стоимости недвижимого имущества, избежав таким образом долгового кризиса, как это имело место в США. Кроме того, Верховный Суд признал незаконными все кредиты, индексированные к иностранной валюте и предоставленные частным лицам, принудив таким образом банки к отказу от своих претензий в пользу населения [6].

JPEG - 20.4 kb
Обвинённый в халатности во время финансового кризиса, бывший Премьер-министр Гейр Хорде в апреле 2012 года был отдан под суд и объявлен виновным, но никаких мер наказания ему не было вынесено.

Что касается лиц, ответственных за катастрофу - банковских спекулянтов, которые провоцировали обвал исландской банковской системы, - они не получили никакого снисхождения, как это было в странах Европы, где они избежали всякой ответственности. В Исландии они были представлены перед судом и приговорены к тюремному заключению Олафуром Тор Аукссоном, которого Парламент назначил специальным обвинителем. Даже Премьер-министр Гейр Хаард, обвинённый в халатном управлении кризисом, не мог избежать суда [7].

Результаты исландской социально-экономической политики оказались захватывающими. Тогда как Европейский Союз находится в полной рецессии, Исландия в 2011 году обеспечила экономический рост в 2,1%, а в 2012 году предусмотрен рост в 2,7% и уровень безработицы около 6% [8]. Самой большой роскошью является то, что страна намерена обеспечить досрочное погашение своих догов перед МВФ [9].

Исландский президент Олафур Гримссон так объяснил исланское экономическре чудо: Отличие состоит в том, что мы не защищали банки от банкротства. Это были частные учреждения. Мы не оказывали им финансовую помощь, чтобы поддержать их на плаву. Государство не должно брать на себя эту ответственность» [10].

Против всяких ожиданий, МВФ приветствовал политику исландского правительства, которое применило меры, противоположные тем, которые от него требовали. Такая политика позволила сохранить «великолепную скандинавскую модель социальной защиты». Действительно, в Исландии самый высокий индекс развития человеческого потенциала. «МВФ заявляет, что план спасения по примеру Исландии является для нас уроком кризисного периода». И добавляет, что «тот факт, что Исландии удалось сохранить социальное благополучие семей и добиться крупной фискальной консолидации, является одним из самых больших успехов программы и исландского правительства». МВФ тем не менее ни словом не обмолвился о том, что эти результаты стали возможны единственно потому, что Исландия отбросила неолиберальную шоковую терапию и использовала альтернативный и более эффективный план экономического подъёма [11].

Le cas de l’Islande démontre qu’il existe une alternative crédible aux politiques d’austérité appliquées à travers l’Europe. Celles-ci, en plus d’être économiquement inefficaces, sont politiquement coûteuses et socialement insoutenables. En choisissant de placer l’intérêt général au-dessus de celui des marchés, l’Islande montre la voie au reste du continent pour sortir de l’impasse.

Случай с Исландией доказывает, что существует достойная альтернатива экономике жёстких мер, применяемых повсюду в Европе. Последние, будучи экономически неэффективными, имеют опасные политические последствия и не воспринимаются обществом. Ставя общественные интересы выше интересов рынков, Исландия указывает всем странам континента путь по выходу из тупика.

[1] Paul M. Poulsen, «Comment l’Islande, naguère au bord du gouffre, a pu se rétablir », Международный валютный фонд, 26 октября 2011. Сайт от 11 сентября 2012.

[2] Marie-Joëlle Gros, « Islande : la reprise a une sale dette », Libération, 15 апреля 2012.

[3] Comité d’annulation de la dette du Tiers-monde, « Quand l’Islande réinvente la démocratie », 4 décembre 2010.

[4] Constitution de l’Islande, 29 июля 2011. Сайт от 11 сентября 2012.

[5] Antoine Grenapin, « Comment l’Islande est sortie de l’enfer », Le Point, 27 февраля 2012.

[6] Marie-Joëlle Gros, « Islande : la reprise a une sale dette », op. cit.

[7] Caroline Bruneau, « Crise islandaise : l’ex-premier ministre n’est pas sanctionné », 13 мая 2012.

[8] Ambrose Evans-Pritchard, « Iceland Wins in the End », The Daily Telegraph, 28 ноября 2011.

[9] Le Figaro, « L’Islande a déjà remboursé le FMI », 16 марта 2012.

[10] Ambrose Evans-Pritchard, « Iceland Offers Risky Temptation for Ireland as Recession Ends », The Daily Telegraph, 8 декабря 2010.

[11] Omar R. Valdimarsson, « IMF Says Bailout Iceland-Style Hold Lessons in Crisis Times », Business Week, 13 августа 2012.