Сеть Вольтер
ОТКРЫТЫЙ ВОПРОС ДЛЯ СТРАН БРИКС

играть ли юанизации ключевую роль в мировой экономике?

Международные СМИ много пишут о БРИКС. Несомненно, за последние годы блок из пяти стран укрепил свое участие в мировой экономике, непосредственно конкурируя с Соединенными Штатами и Евросоюзом. Тем не менее, обстоятельства, касающиеся нового банка развития и договора о создании пула условных валютных резервов, со всей очевидностью подтверждают, что участники блока отказываются покидать орбиту доллара, чтобы, таким образом, разрушить оболочку Бреттон-Вудских финансовых институтов.

| Мехико (Мексика)
+
JPEG - 39.7 kb

В российском городе Уфа, почти у самого подножия Уральских гор, завершился саммит блока БРИКС, состоящего из Бразилии, России, Индии, Китая и ЮАР, а также Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), объединяющей Китай, Казахстан, Киргизию, Россию, Таджикистан и Узбекистан.

В части финансового сотрудничества страны БРИКС сообщили подробности, касающиеся нового банка развития, также, как и договора о создании пула условных валютных резервов. Тем не менее, modus operandi обеих организаций показал, что ни та, ни другая не способствует глобальной дедолларизации [1]. Дело в том, что кредиты нового банка развития БРИКС деноминируются в долларах, то же произойдет с обеспеченной договором о создании пула условных валютных резервов ликвидностью, которой, кроме того, потребуется поручительство [2] Международного валютного фонда (МВФ) в качестве стабилизатора платежного баланса БРИКС [3].

Зато Китай действительно – и в одиночку - подрывает господство доллара за счет юанизации мировой экономики. Будь то введение двустороннего обмена валют («swap») между центральными банками или учреждение банков, применяющих механизмы прямых расчетов («клиринг-банков»), или предоставление квот для участия в китайской программе для профессиональных иностранных институциональных инвесторов в жэньминьби (юанях) (англ.сокр. RQFII) – «народная валюта» (“жэньминьби») прокладывает себе путь.

Тем не менее, следует подчеркнуть, что Китай продвигает юань исключительно через двусторонние соглашения, упуская таким образом дополнительные возможности своих учреждений для финансирования инфраструктуры, поддерживаемых, в большинстве своем, странами с переходной экономикой. Азиатский банк инфраструктурных инвестиций (анг.сокр.AIIB), Фонд Шёлкового пути (англ. «Silk Road Fund») и новый банк развития БРИКС будут осуществлять все кредитные операции в долларах.

Следовательно, хотя и очевидно, что по объему резервов, имеющихся у 3 финансовых учреждений (240 миллиардов долларов), Китай бросает вызов господству МВФ и Всемирного банка, он, в свою очередь, держит на своих плечах Империю доллара, краеугольный камень Международной валютной системы, учрежденной в 1944 году.

Внутри блока БРИКС движущая сила юаня второстепенна. До настоящего времени ни один член БРИКС не проявил готовности участвовать в китайской программе для профессиональных иностранных институциональных инвесторов в юанях. Только на прошлой неделе Южноафриканская республика стала первым членом БРИКС, учредившим банк, применяющий механизмы прямых расчетов («клиринг-банк»), в целях упрощения проведения операций в юанях.

В случае с Индией ни географическая близость, ни геоэкономическая взаимодополняемость с Китаем не способствуют тому, чтобы премьер-министр Наредра Моди просил у дверей Народного банка Китая (англ.сокр.PBOC) о заключении своп-соглашения для защиты своей страны от волатильности доллара.

Откуда такое сопротивление укреплению юаня? Что происходит с сотрудничеством в блоке? По данным МВФ совокупный ВВП в 2014 году достиг 16,9 миллиардов долларов (в текущих ценах), т.е. сумму, составляющую более четверти (27%) мирового ВВП. Несмотря на то, что наблюдается уменьшение норм накопления капитала, рост мировой экономики за последнюю декаду наполовину произошёл за счет блока БРИКС.

Тем не менее, эти исторические данные контрастируют с малыми объемами торговли и инвестиций между странами БРИКС. В то время как объем экспорта БРИКС (336 миллиардов долларов) составляет 16% от общего объема экспорта, внешнеторговые операции внутри блока едва достигают 1,5% от общемирового.

То же самое происходит в случае с инвестициями, за исключением многомиллионных проектов, запущенных Китаем. По данным Конференции ООН по торговле и развитию (англ.сокр.UNCTAD) приток капиталов между Бразилией, Россией, Индией и ЮАР очень мал и едва ли равен 5% от общей суммы инвестиций 4 стран.

Ввиду такого развития событий необходимо, чтобы страны БРИКС пришли к соглашению по 3 основополагающим вопросам. Во-первых, блок БРИКС должен ускорить создание «единого экономического союза» [4] для углубления взаимодействия в промышленной, технологической, энергетической, финансовой и прочих сферах.

Во-вторых, создание зоны свободной торговли (анг.сокр.FTA) БРИКС стало бы решительным шагом к расширению экономических связей между членами блока пяти стран [5]. В этом направлении Китай должен был бы увеличить объем своего импорта для снижения диспропорции в торговле [6].

В-третьих, наконец, необходимо срочно покинуть орбиту доллара. Будь то создание «набора валют» или содействие использованию юаня [7], страны БРИКС должны бросить вызов гегемонии североамериканской валюты [8].

В итоге, если БРИКС по-прежнему не будет применять юань в большинстве своих операций, в дальнейшем станет невозможным превращение поддерживаемых Китаем инициатив финансирования инфраструктуры (Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, Фонда Шёлкового пути и банка развития БРИКС) в фундамент многополярной валютной системы.

Перевод
Ольга Депутатова
Переводчик французского, испанского, английского языков с 2000 года.

Источник
Russia Today (Россия)

[1] «BRICS and the Fiction of “De-Dollarization” », Michel Chossudovsky, Global Research, April 8, 2015.

[2] «Los beneficiarios del fondo BRICS deberán atenerse a los consejos del FMI», Sputnik Mundo, 9 de julio de 2015.

[3] «The US still decides the future of capitalism, not the G20, and not the Brics nations», Leo Panitch, The Guardian, August 27, 2014.

[4] «The Strategy for BRICS Economic Partnership», Official website of Russia’s Presidency in BRICS, July 2015.

[5] «‘BRICS Free Trade Zone’ being considered: Russia», The BRICS Post, July 6, 2015.

[6] «Xi pushes BRICS potential», Chen Heying, The Global Times, July 9, 2015.

[7] «Ufa could be the yuan moment», Jagannath Panda, The Hindu, July 7, 2015.

[8] «The Brics are building a challenge to western economic supremacy», Radhika Desai, The Guardian, April 2, 2013.

Ариэль Нойола Родригес

Ариэль Нойола Родригес Экономист, выпускник Национального автономного университета Мексики (UNAM). Член Центра исследования глобализации, Global Research, расположенного в Канаде. Его репортажи о мировой экономике публикуются в еженедельнике Contralínea, а авторские колонки – в международной новостной сети Russia Today. Клуб журналистов Мексики вручил ему Национальную премию в области журналистики в номинации «Лучший финансово-экономический анализ» за работы, вышедшие в 2015 году в сети Вольтер.

 
 Китай стучит кулаком по столу мирового финансового порядка
Китай стучит кулаком по столу мирового финансового порядка
ПЕРВЫЙ САММИТ АЗИАТСКОГО БАНКА ИНФРАСТРУКТУРНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ
 

Данная статья находится под лицензией Creative Commons

Вы можете свободно пользоваться стятьями Réseau Voltaire в некоммерческих целях, при условии, что источник цитируется и что содержание не меняется. (лицензия CC BY-NC-ND).

Поддержать Сеть Вольтер

Вы пользуетесь настоящим сайтом, где вы можете найти качественные анализы, которые помогают вам создать ваше собственное мироззрение. Для того, чтобы мы могли продолжить эту работу, нам нужа ваша поддержка.
Помогите нам вашим пожертвованием

Как участвовать в Сеть Вольтер ?

Все деятели сети – добровольцы.
- Профессиональные переводчики : Вы можете участвовать в переводе статей.