JPEG - 27.5 kb

В дополнение к нашим письмам от 16 марта 2020 года (A/74/752-S/2020/212) и от 28 мая 2020 года (S/2020/454), а также многочисленным преды-дущим сообщениям относительно осуществления пункта 3 приложения B к резо-люции 2231 (2015) Совета Безопасности имею честь вновь подтвердить позицию Российской Федерации по данному вопросу в связи с письмом представителей Германии, Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии и Франции при Организации Объединенных Наций от 3 июня 2020 года (S/2020/400).

Являясь членом Организации Объединенных Наций, Исламская Республика Иран имеет полное право пользоваться возможностями, которые открывают кос-мическая наука и техника.

Ни один из существующих международных документов и механизмов, включая Договор о нераспространении ядерного оружия и Режим контроля за ра-кетной технологией, ни прямо, ни косвенно не запрещает Ирану разрабатывать ракетные и космические программы.

Ни сама резолюция 2231 (2015) Совета Безопасности, ни Совместный все-объемлющий план действий никак не ограничивают права и возможности Ирана разрабатывать свои национальные ракетные и космические программы.

Ссылки на положения Режима контроля за ракетной технологией и резолю-ции 1929 (2010) Совета Безопасности, а также выводы, содержащиеся в выше-упомянутом сообщении (S/2020/400), не имеют отношения к делу. Технические руководящие принципы Режима контроля за ракетной технологией не были упо-мянуты ни в Совместном всеобъемлющем плане действий, ни в резолюции 2231 (2015) Совета Безопасности, включая пункт 3 приложения В.

Мы решительно возражаем против заявленного намерения Германии, Со-единенного Королевства и Франции применять критерии систем категории I по классификации Режима контроля за ракетной технологией для целей осуществ-ления резолюции 1540 (2004) Совета Безопасности, в частности ее пункта 2. Фактически предлагается запретить любому негосударственному субъекту, в том числе частным структурам, производить, приобретать, обладать, разрабатывать, перевозить, передавать или применять любые космические ракеты-носители, способные по своим техническим параметрам выдерживать полезную нагрузку 500 кг, с дальностью полета не менее 300 км, независимо от заявленных намере-ний. В наш век освоения космоса и с учетом недавних успехов государственно-частных партнерств в этой сфере мы считаем такой подход непостижимым.

Мы хотели бы еще раз напомнить нашим европейским коллегам о том, что пункт 7 а) резолюции 2231 (2015) Совета Безопасности предусматривает, что действие положений резолюции 1929 (2010) в полном объеме, включая пункт 9, запрещающий Ирану осуществлять какую-либо деятельность, связанную «с бал-листическими ракетами, способными доставлять ядерное оружие», было пре-кращено.

В пункте 3 приложения В к резолюции 2231 (2015) Совета Безопасности к Ирану обращен призыв «не осуществлять любую деятельность, связанную с раз-работкой и созданием баллистических ракет, спроектированных таким образом, чтобы они были способны доставлять ядерное оружие».

В пункте 36 заключительного доклада Группы экспертов, учрежденной ре-золюцией 1929 (2010) Совета Безопасности (S/2012/395, приложение), упомина-емом в вышеуказанном сообщении (S/2020/400), четко указывается следующее: «Группа отметила, что сама ракета-носитель «Сафир» не предназначена для до-ставки ядерного оружия», хотя она была построена на основе двух ракет, способ-ных нести ядерные боеголовки («Шахаб-3» и баллистической ракеты морского базирования R-27 на второй ступени).

Поэтому вывод о том, что, поскольку в «Касед» используется технология «Шахаб-3», она «имеет те же проектные характеристики и в силу этого считается способной нести ядерный боезаряд», является намеренно ложным.

В заключение я хотел бы подчеркнуть, что какими бы ни были опасения Германии, Соединенного Королевства и Франции в отношении национальных ра-кетных и космических программ Ирана, они не будут устранены за счет выдви-жения сомнительных обвинений, касающихся предполагаемого «нарушения» Ираном резолюций 2231 (2015), 2216 (2015) и 1540 (2004) Совета Безопасности. Особенно прискорбно упоминание в этом контексте резолюции 1540 (2004) Со-вета Безопасности — механизма, предназначенного для сотрудничества, а не принуждения. Это служит лишь иллюстрацией того, что некоторые страны гото-вы разрушить целую эпоху сотрудничества в коллективной работе по предотвра-щению попадания оружия массового уничтожения в руки негосударственных субъектов с единственной целью высказать свои необоснованные обвинения.

Учитывая сказанное и то, что Совету Безопасности не было представлено достоверной информации, которая подтверждала бы обратное, Российская Феде-рация продолжает исходить из своей предыдущей оценки, согласно которой Иран проявляет добрую волю в ответ на обращенный к нему в пункте 3 приложения B к резолюции 2231 (2015) призыв воздерживаться от деятельности, связанной с баллистическими ракетами, спроектированными таким образом, чтобы они были способны доставлять ядерное оружие.

Буду признателен за распространение настоящего письма в качестве доку-мента Совета Безопасности и за его отражение в готовящемся докладе Генераль-ного секретаря об осуществлении резолюции 2231 (2015) полным и надлежащим образом.