Всколыхнувшая Францию и Алжир полемика по поводу французского закона, принятого 23 апреля 2005 года, признающего «позитивную роль» процесса колонизации, затем публикация произведения Клода Рибба о Преступлении Наполеона, устанавливающего рабство на Антильских островах, послужили поводом серьезным дебатам о политической роли репрезентации исторических событий.

Президент Франции Жак Ширак в свою очередь заявил, что Парламенту не следовало пытаться закреплять историю законом, и затем поручил дело анализа этого вопроса своему другу Жану-Луи Дебре, председателю Национального собрания. Однако эта позиция косвенно ставит под сомнение так называемый закон Гейссо», запрещающий отрицание «окончательного решения» (нацистского плана геноцида евреев и цыган).

Не дожидаясь результатов размышлений Дебре, министр внутренних дел Николя Саркози, который одновременно является личным противником президента Ширака и главным произраильски настроенным правительственным посредником, назначил в свою очередь «консультанта-советника», чтобы тот провел «обстоятельную работу над законом, историей и долгом памяти» – адвоката Арно Кларсфельда.

Это не только не способствует достижению консенсуса, но и вносит еще большую смуту. Оно усиливает смешение таких разнородных понятий, как борьба с отрицанием геноцида евреев нацистами и восхваление колонизации, а также устанавливает иерархию массовых убийств в зависимости от национальности жертв. В действительности новый «защитник памяти и правды», по определению Саркози, - сторонник и действующее лицо колонизации Ближнего Востока.

В 2003 году он поступил добровольцем в армию обороны Израиля Цахал, в подразделение, которое участвовало в незаконной оккупации палестинских территорий.

Высказываясь недавно по поводу вывода войск из Сектора Газа, израильско-французский адвокат заявил: «Говорят о явлении колонизации, но получают ли израильтяне доходы от природных ресурсов, извлекаемых коренными жителями из этой земли, как это делали французы в Алжире или Новой Каледонии, англичане - в Индии и португальцы - в Анголе? » (Le Monde, 30 августа 2005).

Арно Кларсфельд ратует не только за колонизацию Палестины, но также и за колонизацию Ирака.

Мы приводим здесь полный текст его мнения, опубликованного в номере Le Monde от 12 февраля 2003 года.

За войну Арно Кларсфельд

Я выступаю за войну с Ираком потому, что в лицее меня учили, что если бы Франция выступила против ремилитаризации Рейнской области Гитлером в 1936 году, то, без всякого сомнения, Второй мировой войны не было бы.

Я выступаю за войну с Ираком потому, что меня также учили, что Эдуард Даладье, на пути из Мюнхена, где он унизил Францию, подписав этот мир, в результате которого была пожертвована Чехословакия, видя приветствующую его толпу парижан, шепнул на ушко генеральному секретарю Министерства иностранных дел: «Какие дураки!»

Я выступаю за войну с Ираком потому, что если бы Саддам Хусейн обладал атомным оружием, которое он стремится получить любыми средствами, он бы тут же сбросил его на Тель-Авив, чтобы уничтожить государство Израиль, и передал бы его в руки террористов, чтобы те взорвали его в Нью-Йорке.

Я выступаю за войну с Ираком потому, что это в жизненных интересах демократических стран заставить арабский мир принять режим демократии силой, как это удалось сделать союзникам в Германии и в Японии.

Я выступаю за войну с Ираком потому, что мир между Израилем и Палестиной станет возможным только в случае полной победы над терроризмом и начала демократизации арабского мира. Я выступаю за войну с Ираком потому, что агрессивные и экспансионистские диктатуры, такие, как режим Саддама Хуссейна, регулируют внешние конфликты такими же средствами, как и внутренние конфликты: путем насилия. Между ними и демократиями не может быть настоящего согласия.

Я выступаю за войну с Ираком, так как долг Франции состоит в том, чтобы сплотиться с Америкой, которая способствовала ее победе в первой мировой войне, помешала ей стать нацистской страной, обеспечила ее попадание в лагерь победителей во второй мировой войне и, наконец, спасла от ига советского империализма.

Я выступаю за войну с Ираком во имя прав человека, потому что Саддам Хусейн – палач своего народа и народа курдов, потому что он установил полицейский террор настолько эффективный, что государственный переворот или даже путч кажутся невозможными, за исключением случая чрезвычайной ситуации, такой как война.