Сеть Вольтер
К новому балансу сил

Зачем Москва укрепляет и модернизирует свои вооруженные силы

В исследовании, проведенном для конференции «Ось мира-2005», Виктор Литовкин анализирует военное восстановление России. По мнению этого известного эксперта, речь не идет о российском ответе на перевооружение США или подготовке имперской авантюры. Цель данного процесса – оснащение необходимыми средствами для противостояния давлению и шантажу со стороны Вашингтона. Это перевооружение, нацеленное на обеспечение нового многополярного мира, однако, проводится в сотрудничестве с другими крупными державами.

| Москва (Россия)
+
JPEG - 30.2 kb

После многолетнего кризиса девяностых годов российские вооруженные силы и оборонная промышленность начали потихоньку оживать. Восстанавливать утерянный военный потенциал.

Президент России Владимир Путин заявил 9 ноября нынешнего года на совещании в министерстве обороны высшего командного состава армии и флота: «Мне очень приятно отметить, что вооруженные силы выходят на ритмичную работу по военному строительству». И надо заметить, что для таких слов есть определенные основания.

В начале ноября министр обороны Сергей Иванов и начальник Генерального штаба вооруженных сил России генерал армии Юрий Балуевский доложили президенту России и Верховному главнокомандующему о проведении испытаний нового мобильного стратегического ракетного комплекса РТ-2ПМ2 «Тополь-М» (SS-Х-27 Sickle, по западной классификации).

Головные части его ракеты, запущенной с полигона Капустин Яр, что на границе Волгоградской и Оренбургской области, приземлились на территории космодрома Байконур в Казахстане и поразили несколько заданных целей. Доказав, таким образом, что у страны теперь есть новый ракетный комплекс с разделяющейся головной частью индивидуального наведения (РГЧ ИН). Причем, головные части этой ракеты летят к цели со сверхзвуковой, даже с гиперзвуковой скоростью, по непредсказуемой траектории и способны преодолеть любую, даже перспективную систему ПРО.

Таким же, унифицированным боевым оснащением, сообщили президенту России министр обороны и начальник Генерального штаба, будет вооружена и новая морская стратегическая ракета «Булава-30» (SS-NX-30), что разработана Московским институтом теплотехники и проходит сейчас государственные испытания. С 2008 года она начнет поступать в стратегические силы сдерживания ВМФ, на новые атомные подводные лодки, которые строятся на Северодвинском машиностроительном заводе (недалеко от города Архангельск). Первая из серии в шесть подводных ракетных крейсеров называется «Юрий Долгорукий»

На прошедшем совещании высшего командного состава армии и флота, о которых мы уже упоминали, президент страны Владимир Путин не случайно отметил «прогресс в совершенствовании потенциала ядерного сдерживания». Именно стратегические ракетные комплексы - морская «Булава-30» и «сухопутный» «Тополь-М», шахтного и мобильного базирования, должны составить в перспективе основу стратегических сил ядерного сдерживания России и заменить нынешние устаревающие стратегические ракетные комплексы РВСН и ВМФ. Такие, как Р-36МУТТХ и Р-36М2 «Воевода» (SS-18 «Satan»), УР-100НУТТХ «Стилет» (SS –19) и грунтовой РТ-2ПМ «Тополь» (SS-25 «Sickle»), а так же морские Р-29РМ (РСМ-54) и Р-39 (РСМ-52). Уже сегодня на боевом дежурстве в ракетных шахтах поселка Татищево под Саратовом стоит около 50 «Тополей-М».

А в будущем году, как заявил на том же совещани и министр обороны Иванов, должно быть закуплено еще шесть межконтинентальных стратегических ракет «Тополь-М». На этот раз, как считают специалисты, грунтового, мобильного базирования. Они поступят на вооружение дивизии РВСН в поселке Выползово Тверской области. Кроме того, войска получат еще один стратегический реактивный бомбардировщик Ту-160. В комплекте с другими 15-ю аналогичными бомбардировщиками, базирующимися в городе Энгельс Саратовской области, а так же с винтовыми стратегическими бомбардировщиками Ту-95МС и ядерными сверхзвуковыми крылатыми ракетами большой дальности Х-55 к ним – они составят авиационный компонент триады стратегических сил сдерживания.

И такой минимально достаточный, по выражению министра Иванова, потенциал этих сил нужен России не для войны, - он позволит руководству страны остаться важным инструментом в деле защиты национальных интересов государства. Хотя сами силы СЯС постоянно сокращаются. Уже сегодня ежегодно из боевого состава Ракетных войск стратегического назначения выводится одна или две дивизии, каждая из которых имеет на вооружении не менее 40 межконтинентальных ракетных комплексов.

Самый последний пример – расформирование в 2005 году Карталинской (Челябинская область) дивизии РВСН с тяжелыми стратегическими ракетами «Воевода» (SS-18 «Satan») и Костромской дивизии боевого железнодорожного ракетного комплекса с ракетами РТ-23УТТХ «Молодец» с РГЧ ИН (SS-24 «Scalpel»). К декабрю 2012 года, согласно договору между Россией и США о сокращении стратегических наступательных потенциалов, они должны уменьшиться до 1750-2200 ядерных боевых блоков.

Но не только ракетно-ядерный щит, хотя он и остается основой защиты безопасности и национальных интересов российского государства, но и все вооруженные силы решают задачу защиты национальных интересов государства. Они, как выразился президент, «важнейший атрибут государственности, гарантия суверенитета нашей страны,… готовый обеспечить глобальную стабильность, защитить Россию от любых попыток военно-политического давления и силового шантажа».

Именно для этих целей Москва модернизирует свои Ракетные войска стратегического назначения и воздушно-космическую оборону, Военно-морской флот, закладывает амбициозные авиационные проекты, вроде истребителя пятого поколения, который, по словам генерального директора АХК «Сухой», где его делают, Михаила Погосяна, должен превзойти все аналогичные истребители, которые есть у других стран (видимо, имеются ввиду США, так как только там выпускаются такие самолеты), создает новый зенитно-ракетный комплекс С-400 «Триумф», повышает мобильность воздушного десанта и других войск, закупает новую боевую технику и средства обеспечения боя. Как космические, авиационные, так и наземные. Для проведения разведки, организации бесперебойной закрытой связи и радиоэлектронной борьбы, обеспечения навигации, точной ориентации на местности и в пространстве, безошибочного наведения оружия, организации комплексного применения систем вооружений.

Более того, в последнее время увеличилось количество тактических и оперативно-тактических учений с боевой стрельбой. Только в Сухопутных войсках – 31 полковое и одно дивизионное. В ВМФ – 11 учений и 28 дальних походов. Были крупные международные маневры – с Китаем, Индией и Узбекистаном, учения в рамках объединенной системы ПВО стран СНГ и в рамках Организации Договора о коллективной безопасности. Маневры проходили от Балтики до Тихого океана и от Баренцева моря до южных границ СНГ.

Большое внимание уделяют российские генералы решению задачи перевода частей постоянной боевой готовности на контрактный принцип комплектования и на внедрения в учебные и линейные части контрактников–младших командиров, которые должны стать «настоящими профессионалами, учителями и наставниками» для своих солдат. Что, по мысли военных, должно привести к повышению боевой готовности и слаженности подразделений, а так же к укреплению воинской дисциплины, а, значит, и к повышению боевой готовности частей и подразделений.

В этом контексте министр обороны Иванов даже выдвинул новый тезис укрепления обороноспособности российского государства, который заключается в том, что «минобороны выступает за реализацию принципа превентивности в обеспечении обороны и безопасности страны". "Под превентивностью мы понимаем, - говорит министр, - не только нанесение ударов по бандформированиям и группировкам террористов, но и другие действия упреждающего характера, имеющие целью предотвращение возникновения различных угроз до того, как возникнет необходимость принятия крайних мер для их нейтрализации».

«Скажу больше, - заявил Иванов, - в последнее время обозначилась устойчивая тенденция расширения диапазона применения военной силы, в том числе вследствие нарастания многообразия угроз международной и национальной безопасности". И уточнил, что "минобороны должно представлять собой гибкую и адаптированную структуру, в которой государственные задачи органически трансформировались бы в продуманные и взвешенные управленческие решения, нацеленные на недопущение развития каких-либо опасных тенденций в сфере обороны и безопасности".

Это заявление, по мнению экспертов, говорит о том, что впервые за последние годы Россия заговорила о возможности силового решения возникающих проблем и гарантий силового противостояния и защиты от возможного неприкрытого давления со стороны отдельных государств. Отсюда и рост гособоронзаказа, количества и уровня военных учений. И действительно, страна резко увеличила расходы, предназначающиеся для выполнения планов закупки вооружений. Госзаказ на 2006 год вырос сразу на 54 млрд. рублей (около 2 млрд. долларов). Теперь он составляет 237 млрд. рублей (чуть больше 9 млрд. долларов). Что не только больше показателей прошлого года, но и превышает объемы выручки от торговли оружием на мировом рынке.

Такой принцип, по словам главы военного ведомства, позволит перейти от единичных закупок опытных образцов вооружений и военной техники к серийным закупкам. "Если все прошлые годы мы создавали своеобразный задел по научно-исследовательским работам, - прокомментировал данное положение Сергей Иванов, - то теперь сможем купить два батальона танков Т-90, эскадрилью новых самолетов, новые артиллерийские системы для оснащения целых батарей и так далее". Министр сообщил, что на вооружение российской армии в 2006 году поступят, кроме шести межконтинентальных баллистических ракет, о которых мы уже упоминали, шесть космических аппаратов и 12 ракет-носителей, 31 танк Т-90, то есть один батальонный комплекс, 125 бронетранспортеров (четыре батальонных комплекта), 3770 автомобилей многоцелевого назначения". Что касается ВВС, то сюда поступят девять самолетов, в том числе и стратегический бомбардировщик Ту-160. _"Причем 70 процентов лимитов ассигнований (164 млрд. рублей или 5,5 млрд. долларов)) будут направлены на закупку и ремонт вооружения и военной техники, что позволит нам в среднем в 1,5 раза, а для ВВС более чем в два раза увеличить финансирование серийных закупок", - подчеркнул Иванов.

Правда, эти планы могут быть сорваны, если не будут созданы предпосылки в ликвидации «разнобоя интересов» между военным ведомством и отдельными отраслям и оборонной промышленности, о чем на совещании в минобороны говорил начальник Генерального штаба генерал армии Юрий Балуевский. Из-за такого противоречия в 2005 году остались нереализованы планы закупок для армии нового зенитно-ракетного комплекса С-400 «Триумф», дивизион оперативно-ракетного комплекса «Искандер-М», не получен новый, отвечающий нормам ICAO спецсамолет Ту-214 для нужд министра обороны, другая боевая и специальная техника.

Президент Путин обещал военным решить эту проблему. И один из путей для этого – назначение министра обороны Сергея Иванова вице-премьером правительства, что состоялось фактически сразу же после совещания высшего командного состава армии и флота. Удастся ли новому вице-премьеру устранить «разнобой» в работе оборонных ведомств, покажет время, а сейчас хотелось бы заметить, что укрепление военного потенциала российского государства никак не свидетельствует о каких-то агрессивных планах Кремля или о его стремлении со своей стороны оказать неприкрытое давление военной силой на какие-либо соседние или далекие от границ России государства. И более того, о каких-то мифических «имперских амбициях». Этого нет и в помине. По самым разным причинам.

В частности, одна из них в том, что весь этот военный потенциал, несмотря на определенные достижения, пока находится в плену очень большого количества проблем, о которых надо вести отдельный разговор, и будет находиться там достаточно долго, что, конечно же, физически не позволяет оказать на кого-либо серьезное силовое давление. К примеру, на НАТО или на входящие в него страны. Да это в России, в принципе, никому и не нужно. Кремль делает принципиальную ставку на долговременное и искреннее, что называется, «без камня за пазухой» сотрудничество с Североатлантическим союзом в рамках Совета Россия-НАТО, а так же на двустороннее партнерство со странами - членами Альянса по самым разным направлениям. В том числе и по совместной борьбе с международным терроризмом, распространением оружия массового поражения и ракетных технологий, пресечения наркотрафика, создания европейской системы ПРО ТВД… Можно называть и другие цели и задачи.

Другое дело, что этот минимальный, но вполне достаточный военный потенциал, по словам президента Путина, позволяет Кремлю «обеспечить глобальную стабильность, защитить Россию от любых попыток военно-политического давления и силового шантажа». «А такие способы проведения внешней политики, - замечает президент, к сожалению, мы видим. Они еще имеют место быть в мире».

Владимир Путин не назвал страну и ее руководство, которое проводит такую, с позволения сказать, «политику». Но всем здравомыслящим специалистам ясно, что подразумевается то государство и его администрация, которые в проведении своей внешней политики опираются на парадигму «однополярного мира», не привыкли и не хотят считаться с национальными интересами других стран и даже с их суверенитетом. Часто действуют методом «ковбойского наскока». Не замечая при этом, что наносят ощутимый урон не только собственному демократическому имиджу, но и своим авантюристским поступкам приносят неоправданные жертвы в тысячи жизней граждан родной страны.

Так было и в марте 2003 года, когда США под надуманными предлогами борьбы с терроризмом и ликвидации запасов оружия массового поражения совершили агрессию против Ирака. Несмотря на несогласие с такой агрессией и противодействие ей в ООН со стороны Франции, Германии и России, а так же других стран мира, в частности, Китая, руководство которых понимало, что Вашингтону нужен в Междуречье не «диктатор Садам Хусейн», не «Аль-Каеда, с которой он связан», а иракская нефть.

В результате международные террористы и Аль-Каеда появились в Ираке только после свержения Хусейна, иракской нефти американцы не получили до сих пор (развернуть ее широкомасштабную добычу мешают регулярные террористические акты), цена на ближневосточное углеродное сырье поднялась с тех пор чуть ли не в два раза, и за все это Вашингтон уже заплатил двумя с лишним тысячами жизней американских парней. Для того, чтобы подобное не повторилось на Евроазиатском континенте Россия и укрепляет свой военный потенциал, развивает многовекторные – политические, экономические, технологические, торговые, военно-технические и другие связи с ведущими странами планеты. В том числе с Францией, Германией, Индией, Китаем… Вместе с ними она выстраивая многополярный мир, способный противостоять агрессии и политике силы в международных отношениях.

В конце концов, считают в Москве, мир и безопасность, стабильность и возможность развития нужны не только России, но и ее соседям, союзникам и партнерам. И в этом отношении возрождающиеся вооруженные силы России, призванные их обеспечить, ничем не отличаются от армий и флотов других цивилизованных государств.

Виктор Литовкин

Виктор Литовкин Служил 30 лет в красной армии, который он покинул со званием полковника. Бывший руководитель рубрики Обороны в «Известиях» (1999 – 2002), затем в агенстве РИА Новости (2002 – 2007). В настоящее время, заместитель редактора газеты « Независимое Военное Обозрение ». Автор многих книг и репортажей.

 

Данная статья находится под лицензией Creative Commons

Вы можете свободно пользоваться стятьями Réseau Voltaire в некоммерческих целях, при условии, что источник цитируется и что содержание не меняется. (лицензия CC BY-NC-ND).

Поддержать Сеть Вольтер

Вы пользуетесь настоящим сайтом, где вы можете найти качественные анализы, которые помогают вам создать ваше собственное мироззрение. Для того, чтобы мы могли продолжить эту работу, нам нужа ваша поддержка.
Помогите нам вашим пожертвованием

Как участвовать в Сеть Вольтер ?

Все деятели сети – добровольцы.
- Профессиональные переводчики : Вы можете участвовать в переводе статей.