JPEG - 62.5 kb
Англичане свергают династию Каджаров и на место шаха ставят одного из своих воинов. Обеспокоенные его связями с Германией, они во время Второй мировой войны ставят вместо него его сына. Последний, сознавая, что не представляет собой ничего особенного, созывает в 1971 г. треть всех глав государств и правительств планеты на чествование 2500-летия Ирана. Обеспокоенные этой мегаломанией, Соединённые Штаты и Соединённое Королевство приводят к власти аятоллу Хомейни.

Персы создали огромную империю не путём завоевания новых территорий, а путём объединения с соседними народами. Будучи в большей степени торговцами, чем воинами, они в течение тысячелетия распространяют свой язык по всей Азии. Фарси, на котором сегодня говорят только они, имел в то время такое же значение, как в наши дни английский. В XVI веке их правитель принимает решение обратить свой народ в шиизм с целью его единения и отличия от остального мусульманского мира. Религиозное обособление послужило основой сефевидского государства.

JPEG - 42.7 kb
Премьер-министр Мохаммад Моссадех (справа) во время выступления в Совете безопасности ООН.

В начале ХХ века страна вынуждена была противостоять хищническим аппетитам Англии, Турции и России. В итоге, после спровоцированного британцами голода, от которого погибло 6 миллионов человек, Тегеран лишается своей империи, а Лондон приводит в 1925 г. к власти опереточного шаха Резу Пехлеви и начинает разрабатывать нефтяные поля Ирана. В 1951 г. Премьер-министр Мохаммад Моссадех национализирует англо-персидскую компанию Oil Company. Пришедшие в ярость Соединённое Королевство и Соединённые Штаты отстраняют его от должности, оставив во власти Резу Пехлеви. Для расправы с националистами они устанавливают в стране режим жестокой диктатуры, освободив из тюремного заключения бывшего нацистского генерала Фазлоллу Захеди, и назначают его Премьер-министром. Последний создаёт политическую партию САВАК, верхушка которой состоит из бывших офицеров Гестапо (сеть Stay-behind).

Упомянутые события помогли третьему миру осознать, что он стал жертвой экономической эксплуатации. В отличие от французской колонизации, осуществлявшейся с помощью переселенцев, британская колонизация фактически представляла собой организованный грабёж. До этого кризиса британские нефтяные компании представляли населению не более 10 % своей прибыли. И если во время национализации британцы громче всех кричали «лови вора», то Соединённые Штаты в это время поддерживали Моссадеха и предлагали делиться пополам. Под влиянием Ирака такой порядок будет действовать по всему миру на протяжении всего ХХ века.

JPEG - 18.9 kb
Друг Франца Фанона и Жан-Поль Сартра Али Сариати превратил ислам в инструмент освобождения. По его словам «Если ты не на поле брани, не имеет значения, в мечете ты или в баре».

Сначала возникают два буржуазных движения: коммунисты, поддерживаемые Советским Союзом, и приверженцы философа Али Шариати. Но разбудить простой люд удаётся лишь церковнику Рухолле Хомейни. По его мнению, недостаточно оплакивать мученика пророка Хуссейна, нужно следовать его примеру и бороться против несправедливости, что шиитское духовенство рассматривало как ересь. После 14 лет изгнания в Ираке он приезжает во Францию, где привлекает к себе внимание левых интеллектуалов, среди которых Жан-Поль Сартр и Мишель Фуко.

Запад превращает шаха Резу Пехлеви в «жандарма Ближнего Востока». Его главная задача состоит в том, чтобы подавлять национально-освободительные движения. А его мечта – возродить былое величие своей страны, 2500-летие которой он с голливудовским размахом празднует в палаточном городке в Персеполисе. Во время нефтяного шока в 1973 г. он, пользуясь своей властью, пытается восстановить империю и призывает на помощь саудов. Последние немедля докладывают об этом Соединённым Штатам, и те решают отстранить от власти Пехлеви, ставшего гурманом, и поставить на его место аятоллу Хомейни, которому в то время было уже 77 лет, и окружают его своими агентами. А до этого орудует МИ6: все коммунисты посажены в тюрьмы, имам бедняков ливанец Мусса Садр пропадает во время визита в Ливию, а в Лондоне убивают Али Шариати. После этого больного шаха вывозят из страны на несколько недель на лечение.

JPEG - 50.3 kb
На кладбище Бехест Захра аятолла Хомейни обращается к воинам и призывает их освободить страну от англо-саксов. Тот, кого ЦРУ принимало за дряхлого проповедника, оказался на самом деле трибуном, который зажигал толпу и вселял в каждого уверенность в том, что он может изменить этот мир.

1 февраля 1979 г. аятолла Хомейни триумфально возвращается из ссылки. Сразу после приземления в аэропорту Тегерана он на вертолёте отправляется на городское кладбище, где недавно были похоронены 600 человек, погибших во время протестной манифестации против шаха. Ко всеобщему удивлению он произносит речь не против монархии, а против империализма. Он призывает армию перестать служить интересам Запада и встать на сторону иранского народа. Организованная колониальными державами смена режима перетекает в революцию.

Хомейни устанавливает в стране несвойственный исламу режим - Велайят аль-Факих, навеянный Республикой Платона, которого он чтит: правительство переходит под власть вождя, которым становится он сам. Он постепенно отстраняет от власти всех прозападных политиков. Вашингтон в ответ совершает с помощью военных несколько попыток переворота, затем проводит с помощью народных муджахиддинов террористическую кампанию. В довершение, он через Кувейт стравливает Иран с Ираком Саддама Хуссейна, после чего следует десятилетняя кровавая война, в которой Запад одновременно поддерживал оба лагеря. Для ведения войны Иран закупает в Израиле американское оружие (дело Иран-контрас). Хомейни проводит в стране глубокие преобразования. Он создаёт в народе культ мученика и обострённое чувство самопожертвования. Когда Ирак обстреливает гражданское население неуправляемыми снарядами, он запрещает армии отвечать тем же самым, утверждая, что оружие массового уничтожения противоречит Исламу, что не способствует победе.

После гибели миллиона человек Саддам Хуссейн и Рухолла Хомейни понимают, что они всего лишь пешки в руках Запада. Война заканчивается так же, как и началась – без объяснения причин. Престарелый вождь вскоре умирает, назвав продолжателем своего дела аятоллу Али Хаменеи. Следующие шестнадцать лет будут посвящены восстановлению страны. Страна обескровлена, и революция – не более, чем лозунг без содержания. Продолжаются выкрики «Смерть Америке!» во время пятничных молитв, но всё больше раздаются «Большая сатана» и «сионистский режим». Президент Хашими Рафсанджани, а за ним Мохаммад Катами за счёт нефтяной ренты начинают возрождать национальную экономику. Общество успокаивается, но вновь начинает расти имущественное расслоение.

JPEG - 30.1 kb
Хашими Рафсанджани становится самым богатым в стране человеком, но не за счёт торговли фисташками, а за счёт закупок оружия у Израиля. Став президентом республики, он пошлёт Стражей Революции воевать в Боснию-Герцеговину на стороне саудовцев и под командованием НАТО. А Катами устанавливает личные отношения со спекулянтом Джорджем Соросом.

Рафсанджани, сделавший состояние на трафике оружия («дело Иран-контрас»), убеждает Хаменеи направить Стражей Революции воевать в Боснию-Герцеговину на стороне саудовцев и под командованием НАТО. А Катами устанавливает личные отношения со спекулянтом Джорджем Соросом.

(Продолжение следует)

Перевод
Эдуард Феоктистов