Беспорядки, затронувшие некоторые французские пригороды, закончились, но в СМИ еще обсуждаются их последствия. Насилие «всего лишь» привело к уничтожению магазинов и нескольких тысяч автомобилей, не приведя к смерти людей, но оно наделало много шуму во всем мире. Газетные эксперты и политики много и с охотой рассуждали на эту тему, придавая ей несуществующее значение и идя на самые нелепые (особенно популярным, несмотря на неуместность, было сравнение беспорядков с ураганом Катрина) или гадкие сравнения (в некоторых СМИ регулярно формулировался принцип религиозной войны).

Project Syndicate не пожалел усилий в этой области. Так, мы нашли статью о насилии во Франции бывшего премьер-министра Франции Мишеля Рокара в газетах Daily Times (Пакистан), ABC (Испания), le Taipei Times (Тайвань) и Jordan Times. Статья аналитиков Алфреда Степана и Эзры Сулейман, в свою очередь, удостоилась чести опубликования в Korea Herald (Южная Корея), Daily Times (Пакистан), Taipei Times (Тайвань), L’Orient Le Jour (Ливан) и La Vanguardia (Испания). Как всегда, мы не можем гарантировать, что эти статьи не получили еще большее распространение, возможно, что их появление в других СМИ ускользнуло от нашего внимания. Авторы этих статей призывают Францию пересмотреть свою социальную систему, но не блещут анализом ситуации. Однако они драматизируют факты, влияя на международное восприятие события, которое в мировом масштабе является не более чем вторичным явлением.

Писатель и журналист из Бахрейна Саид Аль Шихаби возмущен этой подачей событий в СМИ. Хотя он и стремится любой ценой отделить эти события от отношения «Запада» к исламу, ему не удается в статье, опубликованной в Alquds al-Arabi, устоять перед всеобщей драматизацией беспорядков, сравнивая, как и Бернар Кассен до него, насилие в пригородах с последствиями урагана Катрина. Но что может быть общего между полным уничтожением города ураганом, унесшим сотни жизней, и уничтожением нескольких тысяч машин? Все эти рассуждения приводят его к требованию пересмотреть социальную модель Франции. Переняв аналитические выводы международных СМИ, он формулирует тот же вывод: необходимо адаптировать социальную систему Франции. Эта тема является одной из основ предвыборной кампании Николя Саркози, без упоминания которого не обошлось большинство статей на эту тему.

По мнению американских крайне-правых, проблема состоит не в социальной модели, а в присутствии мусульман в Европе, точнее, во Франции. По этому поводу в неоконсервативной прессе появилось множество расистских комментариев. Мы чувствовали себя обязанными донести до наших читателей эти заявления, несмотря на отвращение, которое они нам внушили. На самом деле, цель этой рубрики – собрать, рассмотреть в рамках контекста и проанализировать основные комментарии, появившиеся в международной прессе.

На страницах Frontpage Magazine автор антимусульманских бестселлеров и директор Jihad Watch Роберт Спенсер комментирует, позитивно оценивая, речи своей коллеги Орианы Фаллачи. Он утверждает, что «иммигранты»-мусульмане сравнимы с новой мусульманской армией, стремящейся завоевать Европу демографическим способом и установить в ней шариат. Он уверяет (как и Бернард Льюис, на которого он также ссылается), что ислам – тоталитарный режим, сравнимый с нацизмом, а Коран сравним с гитлеровской Mein Kampf. Это представление ограниченных беспорядков в виде городской битвы ислама с «Западом» крайне популярна в США. В начале беспорядков неоконсервативный аналитик Эдвард Моррисей так озаглавил свою статью о поджоге машин Falluja-Sur-Seine? (Фаллуджа-Сюр-Сен). Напомним, что, по мнению Weekly Standard, в Фаллудже происходит не массовое убийство гражданского населения оккупационными войсками, а «джихадистское» восстание, управляемое Аль-Каидой, которое американская армия вынуждена подавлять.

Мы уже описывали в наших рубриках, как англо-саксонская пресса, поддержавшая вторжение в Ирак, сравнила Францию 2005 и Францию 1945 года, использовав в заголовке название « Париж горит? ». Бывший советник Рональда Рейгана Джек Уиллер также использовал этот метод в статье, опубликованной в To The Point, которую впоследствии широко комментировали и хвалили в неоконсервативной прессе. Автор, в прошлом уже предлагавший различные методы пыток с целью развязать языки подозреваемым, пойманным в процессе «войны с терроризмом», вновь проявил безудержный расизм. По его мнению, беспорядки вызваны неграмотными мусульманами, неспособными к интеграции в общество преступниками, которые, благодаря своей высокой рождаемости, стремятся превратить французскую идентичность (христианскую и европейскую) в идентичность мусульманскую. Он считает, что единственный, кто еще может спасти ситуацию, - Николя Саркози. Как мы видим, идет ли речь о требовании адаптировать социально-экономическую модель Франции к англо-саксонской экономической глобализации или о требовании взять под жесткий контроль «мусульманское» население, атлантистские круги (неоконсервативные и нет) призывают к этому французского министра внутренних дел.

Он же выражает свою точку зрения в Le Figaro.

Подлив масла в огонь беспорядков, выступив с множеством провокаций, министр внутренних дел, председатель правящей партии UMP(«Союз за народное движение») и кандидат в президенты Франции в 2007 году после этого стал делать вид, что способствует успокоению ситуации, повторив, таким образом, свою стратегию во время дебатов о ношении исламских хиджабов. Сыграв важную роль в развязывании насилия, после он выступил в роли политика, сдерживающего насилие. Так, он заявил о своем желании ввести во Франции систему «позитивной дискриминации» с целью помочь обитателям чувствительных городских зон, а также выдвинул некоторые предложения, призванные помочь интегрироваться в общество молодежи из этих кварталов.

Этим успокаивающим заявлениям сегодня противоречат слухи, ходящие по ведомствам, согласно которым готовится массовое изгнание иммигрантов африканского происхождения, которое произойдет во всей шенгенской зоне в конце 2005 года. Но какая разница, ведь сегодня Саркози может играть роль умеренного политика. Ему уже удалось вызвать во Франции неприкрытые расистские речи, которые только ждали своего часа. Длинное интервью, предоставленное французским «философом» Алэном Финкелькраутом израильской газете Ha’aretz, стало ярким примером этих расистских рассуждений. По его мнению, беспорядки были вызваны мусульманами, отрицающими принципы Республики и для достижения своих целей использовавших своих детей. Они пошли войной на «Запад» и испытывают ненависть, основанную на мифе о колонизации и эксплуатации, тогда как Франция сделала много хорошего для Африки. Он расхвалил образовательные цели колонизации, раскритиковав организации и отдельных активистов, требующих, чтобы Франция, наконец, признала свои преступления. Так, он заявил, что борец с расизмом юморист Дьедонне является великим распорядителем «анти-белого расизма» и «руководителем антисемитизма во Франции».

Это интервью вызвало возмущение Дьедонне и антирасистских организаций, но автор получил индульгенцию крупных СМИ [1]. И наоборот, его противники имели возможность высказаться только в интернет-изданиях. Так, открытое письмо юмориста Дьедонне, осуждающее эти заявления, было опубликовано лишь на сайте Les Ogres, а информация о жалобах, поданных другими организациями, фактически не появилась в СМИ.

Таким образом, хотя Финкелькраут и неоднократно повторил в своем интервью, что так он может говорить только в Израиле, а во Франции подобные заявления запрещены, похоже, что он преуменьшил любезность французской прессы по отношению к себе. Если интервью Алэна Финкелькраута и шокировало, то своим размером и резкостью. Для тех, кто привык к статьям и заявлениям этого автора, в нем нет ничего действительно удивительного, за исключением стиля и прямых заявлений вместо обычных намеков.

Так, когда Финкелькраут утверждает, что «этого нельзя говорить во Франции», он, возможно, хочет сказать, что во Франции нельзя этого говорить так, как говорит он, но исповедуемая им идеология присутствует во французской прессе.

Отрицание преступного характера колонизации также свойственно газетным экспертам и политикам. 23 февраля 2005 года в этом направлении был сделан еще один шаг с принятием закона, признавшего «позитивный характер» французской колонизации Африки. Недавно парламентская оппозиция предложила внести поправки в этот закон, но предложение в очередной раз было отвергнуто.

Историк Макс Гало комментирует дебаты, вызванные этим голосованием, на страницах Le Figaro. Он огорчен многочисленными историческими упрощениями в области французской политики колонизации. По его мнению, во Франции существует движение, всеми силами стремящееся очернить колониальные дела. Если он и осуждает закон от 23 февраля 2005 года, то только потому, что не согласен с тем, чтобы законодатель диктовал историку, как ему нужно работать. Однако он не задерживается на содержании закона, уделив гораздо большее внимание преуменьшению страданий жертв колонизации, сравнивая их со страданиями колонизаторов и «благами», принесенными в колонии, чем парламентской оценке исторических преступлений.

Отрицание колониальных преступлений не ново во Франции, которая далеко не всегда поступала по совести в колониальный период. Доказательством тому являются грядущие национальные празднования побед Наполеона I, восстановившего рабство, уничтожавшего французских революционеров с Антильских островов в концентрационных лагерях и прибегавшего к использованию газовых камер для массовых убийств. Все это описано в последнем произведении нашего сотрудника Клода Рибба.

Более того, переоценка колониализма в последние годы набрала новую силу, после того, как журналисты и политики, позитивно оценивающие политику Ариэля Шарона и Джорджа Буша, призвали к тому, чтобы французы поддержали этих двух лидеров, отказавшись от концепции «виновности белого человека». Эта тема особенно близка французскому «философу» Паскалю Брюкнеру и крайне-правым. Принятие концепции «столкновения цивилизаций» только усилило ранее существовавшую тенденцию в политических дебатах Франции. Старая французская дискуссия о светскости также масштабно критикуется этой идеологией и продвигаемым ею имиджем воинствующего ислама.

Журналистка Charlie Hebdo и основательница организации Prochoix Каролин Фурест на страницах Libération выступила против проекта «подчистки» закона о разделении Церкви и Государства, к которой стремится Николя Саркози. Эта статья более месяца была доступна на сайте Prochoix, и неизвестно, что заставило эту французскую газету левой направленности опубликовать ее с таким опозданием. Фурест утверждает, что Саркози готовится к изменению второй статьи закона, лежащего в основе республиканской светскости, в которой общественным властям запрещается финансировать культовые учреждения. «Сеть Вольтер», активно борющаяся за светскость в международных отношениях, считая этот принцип предварительным условием установления истинной демократии, может лишь присоединиться к опасению автора касательно атаки на закон 1905 года. Однако Каролин Фурест вскоре переходит к своим традиционным навязчивым идеям, оставляя в стороне вопрос светскости и возвращаясь к главной теме своих исследований: исламистской угрозе. Так, хотя поправки в статью 2 закона 1905 станут подарком для всех религиозных движений, по-прежнему отказывающихся принять французский принцип светскости, автор посвящает большую часть статьи опасности, которой подвергнут светскость мусульмане. Она сожалеет о любезности французских депутатов по отношению к имамам, которым они поручили поддержание порядка в трудных кварталах. Она также раздражена назначением интеллектуала Тарика Рамадана главой Консультативной комиссии по вопросам ислама в Великобритании.

В целом, объединяя элементы, имеющие мало общего, журналистка от обоснованной тревоги, требующей мобилизации граждан, переходит к описанию воинствующего ислама, осуществляющего свою фундаменталистскую стратегию по всей Европе. Не заходя так далеко, как она это сделала в статье, опубликованной в Wall Street Journal 2 февраля 2005 (в конце концов, «этого нельзя говорить во Франции »), журналистка в фразах, приемлемых для французских левых, представляет концепцию, схожую со взглядами неоконсерваторов. На фоне этого повторяющегося дискредитирования населения через его религиозную принадлежность почти не слышны голоса, протестующие против исламизации социальных проблем и политической дискуссии во Франции.

На сайте Oumma.com Тарик Рамадан выражает свое сожаление в связи с распространением во французском обществе расизма, ранее свойственного лишь крайне-правым. Сегодня мужчины и женщины, представляющие различные политические течения, сходятся в своем неприятии иммигрантов. Он также отмечает, что многие журналисты, которые, как и Алэн Финкелькраут, во Франции выступают в роли демократов и гуманистов, нередко клеймят в иностранной прессе мусульманское население.