JPEG - 18.1 kb
Детлев Мехлис

Некоторые ливанцы поверили Детлеву Мехлису, часами говорившему о прозрачности и надежности возглавляемой им следственной комиссии. Он, не переставая, защищал ее от раздававшейся резкой критики. Ливанцы связали свою судьбу с судьбой доклада Мехлиса и его поспешными заключениями, придавая им больше значения, чем они того заслуживали, и при этом увеличивая нападки на Сирию и определенные политические силы Ливана. Сегодня эти ливанцы оказались в безвыходном затруднении, особенно после недавних последствий расследования, проведенного комиссией. Впрочем, эти последствия вынудили и самого Мехлиса выйти из состава комиссии, доверие к которой было подорвано. Сегодня создается впечатление, что единственная цель комиссии – предоставиить сценарий, который откроет дорогу к вторжению в Сирию.

Проведя две долгих встречи с премьер-министром Ливана Фуадом Синьора и министром юстиции Чарльзом Ризком, Мехлис вылетел из Бейрута в Париж. Эти встречи стали для него возможностью попрощаться с теми, кто помог ему выполнить поставленную задачу. После этого статьи в немецкой прессе подтвердили, что Мехлис не собирается продолжить свою миссию и не приедет в Вену, где должны пройти допросы сирийских свидетелей. По данным немецкой газеты Jung Welt, официальные лица Германии вынудили Мехлиса выйти из комиссии, опасаясь, что он нанесет ущерб немецким интересам на Ближнем Востоке. Газета уточняет, что глава комиссии уже подал прошение об отставке генеральному секретарю ООН. Сразу же после этого посол США в ООН Джон Болтон косвенно подтвердил информацию немецких СМИ, попросив Мехлиса остаться, по крайней мере, пока ему не будет найдена замена.

Таким образом, уход Мехлиса был подтвержден. Часть ливанского общества, которая начала организовывать свои дела в соответствии с ходом расследования и его предполагаемыми выводами, бросив вызов другим политическим силам и Сирии, оказалась в серьезном затруднении. Эта ситуация вынудила их попытаться любыми способами организовать заблаговременную атаку на Сирию и некоторые ливанские партии.

Если бы Мехлис заявил о своей отставке до начала скандала, никакой проблемы бы не было: его бы заменили, и никаких изменений в его репутации не произошло бы. Это бы уберегло втростепенные лица, государства и политические партии от столь неприятной ситуации. Но уход Мехлиса произошел после решения ООН о продолжении его миссии и после того, как он заключил с Сирией соглашение о допросе сирийских высокопоставленных чиновников. От этого неожиданная отставка кажется еще более удивительной. Более того, Мехлис заявил об уходе во время скандала, отметившего последний акт его пьесы.

Драма в четырех актах

Первый удар, жертвой которого стал Мехлис, был нанесен во время представления его доклада в ООН: была раскрыта истинная биография сирийца Зухира Седика, показания которого составили основу обвинения сирийских и ливанских высокопоставленных чиновников. После задержания во Франции Седик признал, что преследуется за мошенничество и получил огромные суммы в обмен на дачу ложных показаний. Это вынудило Мехлиса изменить и даже удалить некоторые абзацы из доклада, который уже был распространен в СМИ. Эту ошибку, которую он назвал «технической», можно приписать тому, что доклад не был перепроверен до его распространения.

Второй удар поступил от сирийского заключенного в Турции, заявившего о шантаже, связанном с его освобождением, а также о том, что ему предлагались немалые деньги в обмен на ложные показания, обвиняющие сирийских руководителей. Это подтвердило причастность Мехлиса к манипулированию спецслужбами.

Третьим ударом стало заявление о том, что Мехлис работал в исследовательских центрах американской разведки. Это обвинение выдвинул автор этих строк во время участия в передаче канала Аль Джазира «Противоположное мнение». Я напомнил, что именно прокурор Мехлис сделал вывод об ответственности Ливии в деле по теракту на дискотеке La Belle. Тогда он поторопился через пятнадцать минут после речи Рональда Рейгана воспроизвести эти обвинения перед немецким правосудием. Я заявил, что Мехлис получил в двух исследовательских центрах, финансирующихся американскими спецслужбами, гонорары, несоразмерные с проведенной им работой, в частности, 80 000 долларов в 2003 году. Эти центры связаны с организацией AIPAC (American Israel Public Affairs Committee), которая, по ее собственным словам, представляет собой «американское произраильское лобби» (America’s pro-Israel lobby). Немецкий судья также подозревается в поддержании многогранных отношений с НАТО. Четвертый удар заключался в неудавшейся попытке Мехлиса убедить сирийских руководителей подчиниться его условиям. В связи с этим он был вынужден принять гарантии Турции, Саудовской Аравии и России в допросе сирийцев в третьей стране, что очень не понравилось администрации Буша, чьи планы и интересы должны быть приоритетными.

И, наконец, Мехлис был оправлен в нокаут за несколько часов до отъезда из Ливана. Главного героя этого последнего эпизода зовут Хусам Тахер Хусам. Он также известен как «скрытый свидетель» и был главным козырем Мехлиса. Хуссам заявил, что ливанские политические руководители, среди которых и сын Рафика Харири, вынудили его дать ложные показания против Сирии в расследовании ООН. Он добавил, что до отставки из сирийской армии в Ливане он работал в сирийских и ливанских спецслужбах, а свои ложные показания оправдал перенесенными пытками и угрозами.

Хусам назвал расследование «игрой», цель которой – ослабление Сирии. Сын Рафика Харири уверил его, что он был убежден в причастности Сирии к взрыву грузовика, приведшего к смерти его отца, но нуждался в показаниях Хусама для подтверждения своей уверенности. Хуссам также обвинил социалистического лидера Валида Джумблата и министра телекоммуникаций Марвана Хамаде в даче ложных показаний против Сирии.

«Скрытый свидетель» заявил, что должен был обвинить Махера аль-Асада, одного из братьев президента Асада и его шурина Ассефа Шауката, возглавляющего разведывательные службы. Он отметил, что перенес жестокое обращение и инъекции наркотиков, добавив, что министр внутренних дел Хасан Сабаа предложил ему 3,1 миллиона долларов за то, что он скажет, что видел грузовик, использованный в убийстве Харири, в сирийской казарме.

Мехлис знает, что его игра подходит к концу, и он потерял доверие. Тем более что показания этого ключевого свидетеля стали основой большинства обвинений, выдвинутых против Сирии. Все это напоминает манипуляции, проводившиеся со следственной комиссией ООН по иракскому оружию массового уничтожения, которые были раскрыты после того, как стало известно о связи между следователями и представителями американских и израильских спецслужб.

Значение отставки Мехлиса

Прошение Мехлиса об отставке, даже если оно будет отклонено, имеет большое значение. Во-первых, Сирия и ее союзники в Ливане хорошо отреагировали на ситуацию и удержали ее под контролем, как в политическом, так и в информационном плане, и при этом адаптировались к методам Мехлиса. В то же время, они хорошо использовали свои знания о главных действующих лицах, что позволило им поиграть с Мехлисом, прежде чем обмануть его и вынудить подать в отставку до окончания миссии.

Уход Мехлиса доказывает также, что существуют такие виды войны, в которых прежде необходимо узнать ее основные свойства и стратегии. Отметим, что Сирия смогла удвоить игру: согласившись на допрос своих чиновников, она организовала параллельную следственную комиссию, действия которой базируются исключительно на юридических, а не на политических принципах. Кроме того, Сирии удалось договориться о предоставлении гарантий о надлежащих условиях проведения допросов в третьей стране, сотрудничающей как с арабскими странами, так и с основными международными игроками, опять же, исключительно на юридической, а не политической базе. Таким образом, она нашла союзников в сопротивлении американскому давлению. Это показывает, что давление США становится все слабее, с одной стороны, по причине увязания в Ираке, а с другой, - вследствие реакции других государств, последняя из которых связана с тюрьмами ЦРУ в Европе. Это доказывает, что зарождается «универсальная» атака на американскую политику.

Как реагируют Соединенные Штаты?

Заявление Болтона касательно отставки Мехлиса лишь констатирует провал и попытку продолжить ту же стратегию с его преемником. Болтон попытался убедить нас, что уход Мехлиса связан с личными проблемами и проблемами безопасности. Он расхвалил деятельность немецкого судьи, попросив его остаться на своем посту. Однако Болтон призвал назначить кого-то другого ему на замену. Не называя Сирии, он не забыл пригрозить ей и напомнить, что битва еще не выиграна.

Поэтому не стоит думать, что американская игра подходит к концу, как для самой администрации Буша, так и для ее союзников в Ливане. Империя не стала дожидаться ухода Мехлиса для проведения контрнападения. Так, Джумблатт в очередной раз выдвинул обвинения против Сирии. Было найдено старое захоронение неподалеку от центра сирийских спецслужб в Ливане. Это открытие могло бы оправдать вмешательство США, Франции и ООН с целью оказать давление на Сирию посредством международного расследования. Оно смогло бы вновь открыть вопрос о сирийском присутствии в Ливане, начиная с присутствия при прошлом режиме и заканчивая его уходом при нынешнем правительстве.