Как мы уже писали ранее, « Столкновение цивилизаций » - не просто теория эволюции международных отношений. Это программа, разработанная в Совете национальной безопасности США и мозговых центрах, связанных с военно-промышленным комплексом, нацеленная на создание фиктивного стратегического врага, который оправдает развитие военных кредитов и военное вмешательство в зоны, содержащие последние ископаемые энергетические ресурсы, годные для разработки.

На ее основе был создан и при помощи СМИ растиражирован миф о всемирном исламистском заговоре против «Запада». Теракты 11 сентября 2001 года ознаменовали объявление войны стратегической важности, эквивалентной Холодной войне. При этом Аль Каиду объявили угрозой, сравнимой (и даже более опасной) с СССР, а мировой порядок, начавшийся на следующий день после окончания Второй мировой войны, должен быть перестроен, чтобы противостоять новой угрозе. Эти постулаты были присоединены к доминирующей риторике об экономической глобализации в качестве идеологической библии, одновременно оправдывающей попрание международного права, ограничение свобод граждан и принятие англо-саксонской экономической модели под предлогом того, что XXI век принес как «новые возможности», так и «новые риски». Короче говоря, мир должен «адаптироваться к новым вызовам двадцать первого века». Этот слоган читатели рубрики Свободны точка зрения постоянно видят в «мнениях».

Фундаментом геополитического аспекта этой системы понятий стало гипертрофирование «исламистской угрозы» со стороны СМИ, которые сравнивают ее с нацистским и сталинским тоталитарными режимами. Это сравнение не всегда дается прямым текстом, но служит скрытой отправной точкой для многих анализов или политических оправданий. Лишь немногие доминирующие политики или геостратегические аналитики сегодня ставят его под сомнение.

Однако бывший советник Джимми Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский выступает против этого пафоса вокруг Аль Каиды и исламистского терроризма, находя его непродуктивным. На страницах Washington Post он утверждает, что упорство администрации Буша в изобличении «джихадизма» придает Соединенным Штатам образ нации трусов и наносит ущерб Вашингтону как мобилизующей и объединяющей мировой силе. Кроме того, эта риторика вредит антироссийской американской политике и благоприятствует политике Владимира Путина. Из статьи бывшего разработчика политики ослабления СССР в Афганистане понятно, что больше, чем фразеология Буша, его раздражают политические приоритеты. По его мнению, с которым согласна часть демократов, противодействие возрождению России является, по меньшей мере, столь же важной задачей, что и контроль Ближнего Востока. В этих обстоятельствах нужно бороться с любой политикой, способствующей сближению России с мусульманскими странами.

Однако сегодня мнение Бжезинского является исключением в западном информационном поле.

В той же Washington Post госссекретарь США Кондолиза Райс занялась продвижением принципов своей внешней политики, гораздо больше совпадающих с доминирующей идеологией. В статье, полной намеков, она излагает свою доктрину, одновременно смешивая принцип Pax Democratica, столь близкий сердцу Мадлен Олбрайт, исламистскую угрозу и столкновение цивилизаций. Райс утверждает, что сегодня мир радикально изменился, и угрозы, нависшие над всеми странами мира, больше не исходят от государства. Опасность грозит со стороны террористических сетей, распространившихся в слабых или находящихся в упадке государствах. Из этого вытекает, что отныне необходимо уменьшить значение государственного суверенитета в международной системе, так как нужно действовать вместо бессильных государств. Тем более что, по мнению Райс, межгосударственная война больше не является главной угрозой. Кроме того, госсекретарь утверждает, что основное значение имеет уже не соотношение сил между государствами, а действующие в них режимы. Эта туманная формулировка означает, что новый международный порядок, к которому стремится администрация Буша, больше не должен заботиться о равенстве между государствами и, значит, не должен заботиться об американской гегемонии, а должен служить распространению определенного режима.

Госпожа Райс не говорит о «сообществе демократий», которое продвигала Мадлен Олбрайт, но эта мысль неотступно преследует во время чтения ее статьи. Точно так же, она не говорит, что «джихадизм» сравним с советским блоком. Но сравнивая свои действия с действиями Дина Ачесона, занимавшего пост госсекретаря в начале Холодной войны, она это подразумевает. И, наконец, Райс только что вернулась из европейского турне, а Ачесон был основателем НАТО. Это заставляет видеть в словах госсекретаря о необходимом «изменении доктрины» призыв к переустройству атлантического лагеря и трансформации инструментов, созданных во время Холодной войны.

В своей статье Кондолиза Райс не говорит о НАТО, но ее европейский визит вновь поставил эту организацию в центр забот атлантистов в СМИ. Эта обеспокоенность видна в большинстве статей на эту тему, согласно которым, как гласит священная формула, Североатлантический альянс должен «адаптироваться к новым вызовам двадцать первого века». НАТО должна превратиться в механизм на службе американским интересам в противостоянии новым врагам, определенным под прикрытием продвижения демократии.

НАТО уже сильно изменилась, превратившись в 90-е годы в военный альянс, напавший на бывшую Югославию, заменив ООН в осуждении или атаке государств. Во время саммита пятидесятилетия альянс рассмотрел идею расширения традиционной зоны действий и увеличения полномочий миссий, в том числе и полицейскую деятельность. После терактов 11 сентября НАТО перешла к действию, напав на Афганистан, а сегодня атлантистские руководители выступают за территориальное расширение альянса, а также расширение его полномочий.

Иллюстрируя эту трансформацию, пресс-служба НАТО распространила речь генерального секретаря альянса Яапа де Хооп Схеффера, которую он произнес первого декабря 2005 года в Дохе, во время конференции о роли НАТО в Персидском заливе, организованной НАТО и Rand Corporation. Речь шла о первом официальном визите в регион действующего генерального секретаря НАТО. Он рассказал об изменениях, произошедших в Альянсе, и призвал страны Персидского залива к партнерству. Он похвалил сотрудничество этих стран с НАТО в рамках Стамбульской инициативы, оправдав его геополитическими изменениями, а также сменой местных режимов. Таким образом, он охарактеризовал НАТО как организацию, поддерживающую региональные демократические реформы, распространяя свое (добровольное) покровительство на нации, стоящие на пути к демократии и противостоящие новой глобальной угрозе - международному терроризму.

Но сегодня, по мнению атлантистских кругов, НАТО в своем современном состоянии не способна адаптироваться к новой роли, которую призвана играть. По этому многие мобилизовали усилия на трансформацию статуса и военной организации НАТО. Посол США в НАТО и супруга теоретика неоконсерваторов Роберта Кагана, Виктория Нуланд призывает на страницах Le Monde к переустройству альянса, делая крайне туманные замечания по поводу конкретных изменений, за которые она выступает. Смысл этой статьи заключался, прежде всего, в постоянном повторении классической аргументации о глобальной природе «угроз XXI века». Однако, несмотря на отсутствие конкретных предложений, статья отражает американские замыслы в отношении НАТО. Требуя, чтобы Организация североатлантического договора стала объединением демократий и действовала в военной, гуманитарной, а также экономической областях (для обеспечения процветания своих членов), Нуланд ставит НАТО на место ООН. Хоть и неявно, посол готовит читателей Monde к замене международной организации сообществом атлантистских демократий, в основе которого будет лежать НАТО.

Бывший премьер-министр Испании Хосе Мария Аснар на страницах консервативной испанской газеты ABC представил похожий анализ, вдохновленный докладом НАТО, союз за свободу. Он также заявляет, что НАТО должна измениться и адаптироваться к «новым угрозам». Вчера эта организация защищала «свободный мир» от коммунизма, а сегодня она должна противостоять «джихадистской угрозе». Для этого нужно, чтобы НАТО превратилась в военный альянс «демократий», в который войдут Япония, Израиль и Австралия. Идя еще дальше, автор требует, чтобы альянс увеличил свое значение в области внутренней безопасности стран-членов и порвал с принципом единогласного принятия решений. В этих условиях НАТО сможет влиять на национальные законодательства в вопросах безопасности, не подчиняясь при этом принципу единогласия. Вступление в организацию таких атлантистских стран, как Австралия, Япония и Израиль, кроме того, усилит влияние США в организации, где решения принимаются большинством голосов.

Напомним, что НАТО не была по призванию демократическим альянсом, как это хочется думать г-ну Аснару. Одним из его членов-основателей стала Португалия с диктатором Салазаром, полноправное место заняла Греция, руководившаяся военным режимом, а через сеть stay behind альянс принимал различные попытки дестабилизации государств-членов или государственных переворотов. Действительно, формально Испания вошла в НАТО только в 1981 году, после демократизации. Однако альянс не сделал ничего для поддержки этой демократизации, сосредоточив все свои силы на том, чтобы помешать коммунистам чрезмерно влиять на демократический процесс.

Усиление влияния НАТО на внутренние дела европейских стран во имя борьбы с «исламистской угрозой», означает усиление возможностей политического вмешательства США, в котором нет ничего «демократического». Однако для усиления НАТО, как того хочет Вашингтон, еще нужно, чтобы Вашингтон обладал необходимыми средствами.

Консервативный журналист Washington Post Джим Хоагланд считает, что страны «старой Европы» могут блокировать столь желаемый процесс «реформ». Он рекомендует администрации Буша проявить осторожность, но извлечь выгоду из нынешней ситуации: французские руководители столкнулись с внутренними трудностями, ослабившими их способность повредить альянсу, а Герхард Шредер уступил место гораздо более открытому канцлеру. Так, если США проявят ловкость при поддержке Великобритании, Италии и стран, входивших ранее в советский блок, администрации Буша удастся трансформировать НАТО, как она того хочет. На волне атлантистского оптимизма и стремлений к реформам атлантистский аналитик и советник Ангелы Меркель Детлев Дрювз на страницах Braunschweiger Zeitung тревожится, со своей стороны, о будущем североатлантического альянса. Сегодня двуличие США в области демократических ценностей очевидно всем, и Вашингтон, похоже, ничего не делает или не может сделать для исправления ситуации. В этих условиях европейским правительствам сложно объединяться с США и вести совместную деятельность.