JPEG - 20 kb
Вадах Ханфар

Базирующийся в Катаре телеканал "Аль-Джазира" объявил об уходе своего генерального директора, Вадаха Ханфара, и о его замене на члена королевской семьи, Шейха Хамада бин Ясима Аль-Тани, 20 сентября 2011 года.

Шейх Хамад является управляющим Qatargas, он провёл год в головном офисе компании "Тоталь" в Париже. Он является бывшим председателем совета директоров "Аль-Джазиры".

Это событие изображается атлантистскими СМИ тремя разными способами: как вынужденный уход и переход контроля над каналом к государству, как месть со стороны Палестинской автономии после обнародования "Палестинских документов" и, наконец, как результат "слива" Wikileaks, в котором раскрыты связи между г-ном Ханфаром и Соединёнными Штатами.

В то время как каждая из этих интерпретаций может содержать в себе часть правды, тем не менее они затмевают первостепенный фактор: роль Катара в войне против Ливии. И здесь следует вернуться назад.

Истоки "Аль-Джазиры": желание диалога

"Аль-Джазира" была создана двумя франко-израильскими личностями - братьями Давидом и Жаном Фридман - после убийства их друга Ицхака Рабина. Согласно Давиду Фридману [1], целью было создать информационную среду, в которой израильтяне и арабы могли бы свободно дискутировать, обмениваться аргументами и знакомиться друг с другом, учитывая то, что этому мешала ситуация войны, подрывавшая тем самым любые возможности для заключения мирного соглашения.

При создании телеканала братья Фридман извлекли пользу из стечения обстоятельств: саудовская компания "Orbit" заключила соглашение с BBC о создании информационных передач на арабском языке. Однако политические требования, поставленные саудовской абсолютистской монархией, вскоре оказались несовместимыми с профессиональной независимостью британских журналистов. Соглашение было расторгнуто, и большинство журналистов арабоязычной службы ВВС оказались на улице. Их затем взяли на работу, чтобы запустить "Аль-Джазиру".

Братья Фридман стремились к тому, чтобы их телеканал воспринимался как арабский. Им удалось привлечь нового эмира Катара, Хамида бин Халифа аль-Тани, который с помощью Лондона и Вашингтона только что сверг своего отца, обвинявшегося в проиранских настроениях. Шейх Хамад бин Халифа вскоре понял потенциальные выгоды от того, чтобы быть в центре арабо-израильских дискуссий, которые уже длились более полувека и, вероятнее всего, тянулись бы ещё дольше. В то же самое время он разрешил израильскому министерству торговли открыть представительство в Дохе, так как посольство открыть не мог. Он видел интерес Катара, прежде всего, в том, чтобы конкурировать с богатыми пан-арабскими саудовскими СМИ и владеть СМИ, которое могло бы критиковать всех, кроме него самого.

Первоначальное финансирование канала включало аванс от братьев Фридман и ссуду от Эмира в размере 150 миллионов долларов в течение 5 лет. Бойкот со стороны рекламодателей, организованный Саудовской Аравией, и последовавшая скудость доходов от рекламы привели, в конце концов, к изменению первоначального плана. В итоге Эмир стал источником финансирования телеканала и тем самым его спонсором.

Образцовые журналисты

В течение многих лет аудитория "Аль-Джазиры" была очарована внутренним плюразлизмом. Телеканал гордился тем, что давал свободу выражения для противоположных взглядов. Идея заключалась не в том, чтобы говорить правду, а чтобы правда рождалась во время дебатов. Его лидирующая программа - ток-шоу с опровергающим устоявшиеся представления ведущим Фейсалом аль-Касемом под названием "Противоположное мнение" - получала удовольствие от разрушения предрассудков. Каждый мог найти повод, чтобы восхвалять одни программы и осуждать другие. Так или иначе эта бурная активность одержала победу над монолитностью его конкурентов и изменила арабский аудиовизуальный ландшафт.

Героическая роль репортёров телеканала в Афганистане и во время войны в Заливе в 2003 году, а также их образцовая работа, контрастировавшая с пропагандой проамериканских спутниковых телеканалов, превратили "Аль-Джазиру" из скандального канала в признанный новостной ресурс. Журналисты телеканала заплатили высокую цену за своё мужество: Джордж У. Буш не решился отдать приказ разбомбить телестудии в Дохе, но распорядился уничтожить Тарика Айюба [2], арестовать Тейсира Алуни [3] и заключить в Гуантанамо Сами аль-Хаджа [4].

Реорганизация 2005 года

Однако всё хорошее когда-нибудь заканчивается. В 2004-05 гг., после смерти Давида Фридмана, Эмир решил полностью реорганизовать "Аль-Джазиру" и создать новые каналы, включая англоязычный канал "Al-Jazeera English" в период, когда мировой рынок менялся и все крупные государства обзаводились новостными спутниковыми телеканалами. Наступил момент оставить позади ажиотаж и дерзость начального периода, чтобы извлечь выгоду из аудитории, которая достигала теперь 50 миллионов зрителей, и позиционировать себя как игрока в глобализированном мире.

Шейх Хамад бин Халифа пригласил международную фирму, которая уже предоставляла ему услуги персонального обучения коммуникативным способностям. Компания JTrack специализировалась на обучении арабских и юго-восточных лидеров языку Давоса: как проецировать имидж, который хочет видеть Запад. От Морокко до Сингапура JTrack обучила большинство политических лидеров, поддерживаемых Соединёнными Штатами и Израилем, часто просто наследственных марионеток, превращая их в уважаемые медийные личности. Важно не то, есть ли им что сказать, а их способность передавать глобализированную риторику.

Однако президенту JTrack, назначенному на высокие правительственные посты в Северной Африке, пришлось уйти до завершения трансформации группы Al-Jazeera. Он передал оставшиеся дела бывшему журналисту "Голоса Америки", который проработал на катарском телеканале несколько лет и который принадлежал к той же самой мусульманской общине, что и он сам: Вадаху Ханфару.

Г-н Ханфар, являвшийся профессионально компетентным и политически надёжным, постарался придать вещанию "Аль-Джазиры" идеологическую окраску. Одновременно давая возможность высказаться Мохамеду Хасейни Хейкалу, бывшему пресс-секретарю Насера, он назначил Шейха Юсуфа аль-Карадави - которого Насер лишил египетского гражданства - "духовным советником" телеканала.

Разворот курса в 2011 году

В связи с революциями в Северной Африке и на Аравийском полуострове Вадах Ханфар резко изменил редакционную политику "Аль-Джазиры". Группа сыграла центральную роль в подтверждении мифа об "арабской весне", согласно которому народ - стремящийся жить в обществе западного стиля - восстал, чтобы свергнуть свои диктаторские режимы и перейти к парламентским демократиям. Между событиями в Тунисе и Египте, в Ливии и Сирии не делалось никаких различий. А что касается народных движений в Йемене и Бахрейне, то они просто не привлекали достаточно зрителей!

В действительности англосаксы попытались воспользоваться народными восстаниями, чтобы снова разыграть тот же самый сценарий "арабской весны", который они срежиссировали в 1920-е, чтобы завладеть бывшими провинциями Османской империи и установить там марионеточные парламентские демократии под опекой Запада. Освещение "Аль-Джазирой" восстаний в Тунисе и Египте было предназначено для того, чтобы затушить пожар революции и узаконить правительства, объединившиеся в союз с Соединёнными Штатами и Израилем. В Египте восстание было использовано в интересах единственного элемента оппозиции: "Братьев-мусульман", олицетворявшихся звёздным проповедником телеканала... Шейхом Юсуфом аль-Карадави.

Возмущённые новой редакционной политикой и всё более частым использованием лжи [5], определённое число журналистов, включая Гасана Бен Джедо, ушли, хлопнув дверью.

Кто тайно влияет на информацию?

Тем не менее маски начали падать, только когда начался ливийский эпизод. В действительности глава JTrack и наставник Вадаха Ханфара - это не кто иной как Махмуд Джибриль ("J" в "JTrack" означает "Jibril"). Этот дружелюбный, великолепный и всё же ограниченный администратор был рекомендован Муаммару Каддафи его новыми американскими друзьями, чтобы стать проводником экономического открытия Ливии после нормализации их дипломатических отношений. Под контролем Саифа аль-Ислам Каддафи он был назначен одновременно министром планирования и директором Управления по развитию, став тем самым де-факто вторым человеком в правительстве, имея власть над другими министрами. С головокружительной быстротой он занялся либерализацией социалистической экономики Ливии и приватизацией её государственных предприятий.

JPEG - 20.4 kb
Махмуд Джибриль и его друг и деловой партнёр Бернар-Анри Леви в покорённом Триполи.

Посредством обучающей деятельности JTrack Махмуд Джибриль завязал личные отношения почти со всеми арабскими лидерами и лидерами из Юго-Восточной Азии. У него были офисы в Бахрейне и Сингапуре. Вдобавок к этому г-н Джибриль создал торговые компании, включая одну, которая занимается малайзийской и австралийской древесиной, в партнёрстве с его французским другом, Бернаром-Анри Леви.

Махмуд Джибриль начал свою учёбу в Каирском университете, где он познакомился и женился на дочери одного из министров Насера. Позднее он продолжил своё обучение в Соединённых Штатах, где он усвоил либертарианские взгляды, которые он пытался привнести в анархистскую идеологию аль-Каддафи. Но, что важнее, в Ливии г-н Джибриль присоединился к "Братьям-мусульманам". Именно в этом качестве он ввёл своих братьев по вере Вадаха Ханфара и Юсуфа аль-Карадави в "Аль-Джазиру"...

В течение первой половины 2011 года катарский телеканал стал предпочтительным инструментом прозападной пропаганды: он изо всех сил старался затушевать антиимпериалистическую и антисионистскую сторону арабских революций и в каждой стране выбирал действующих лиц, которых он намеревался поддерживать, и тех, против кого он решил выступить. Не удивительно поэтому, что он поддержал короля Бахрейна, студента Махмуда Джибриля, который приказал стрелять в свой народ, в то время как духовный советник "Аль-Джазиры" Шейх аль-Карадави призывал в эфире к джихаду против аль-Каддафи и эль-Асада, ложно обвиняя их в убийстве их народа.

Имея г-на Джибриля в качестве премьер-министра повстанческого правительства Ливии, верхом двуличия стало строительство в студиях "Аль-Джазиры" в Дохе точной копии Зелёной площади и Баб-эль-Азизия, где была сделана фальшивая съёмка того, как проамериканские "повстанцы" входят в Триполи. Нужно ли мне упоминать оскорбления в мой адрес, которые я получал, когда разоблачил эту дезинформацию на страницах Voltairenet.org? И всё же "Аль-Джазира" и "Скай Ньюс" транслировали эти фальшивые изображения на второй день битвы за Триполи, посеяв замешательство среди ливийского населения. На самом деле "повстанцы" - почти исключительно из Мисраты - только через три дня вошли в Триполи, разрушенный бомбами НАТО.

Тоже самое касается объявления "Аль-Джазирой" об аресте Саифа эль-Ислам Каддафи и подтверждения его захвата прокурором Международного уголовного суда Луисом Морено-Окампо. Я первым предупредил об этой манипуляции на канале "Раша Тудей". И снова некоторые газеты высмеивали меня, пока Саиф эль-Ислам не появился сам, чтобы разбудить журналистов, прятавшихся в гостинице Rixos, и не повёл их на настоящую площадь Баб аль-Азизия.

На вопрос арабоязычного канала "Франс24" о такой лжи президент Национального переходного совета (НПС) Мустафа Абдель Джалиль отнёс это на счёт военной уловки и сказал, что он рад, что ускорил таким образом падение Джамахирии.

Какое будущее для "Аль-Джазиры"?

Превращение "Аль-Джазиры" в инструмент пропаганды ради реколонизации Ливии было достигнуто совсем не без ведома эмира Катара, а в действительности под его руководством. Совет по сотрудничеству стран Персидского залива был первым, кто призвал к военной интервенции в Ливии, и Катар был первой арабской страной, присоединившейся к "контактной группе". Он направлял оружие ливийским "повстанцам", прежде чем послать собственные наземные войска, особенно во время битвы за Триполи. В обмен за это он получил привилегию в виде контроля всей торговли нефтью от имени Национального переходного совета.

Слишком рано говорить, станет ли уход Вадаха Ханфара ознаменованием конца его операции в Катаре, или же это предвещает желание телеканала восстановить репутацию, на создание которой было потрачено 15 лет, и которая была потеряна всего за 6 месяцев.

http://perevodika.ru

[1] См. интервью с автором

[2] "The war on al-Jazeera", by Dima Tareq Tahboub, The Guardian, 4 октября 2003 г.

[3] “The Arab press in the firing line”, Voltaire Network, 15 сентября 2003 г.

[4] См. наше досье на Sami al-Hajj

[5] Например: "Al-Jazeera staged huge rally in Moscow against Bashar al-Assad”, Voltaire Network, 4 мая 2011 г.