PNG - 225.1 kb
3 мая 2021 г. во время встречи накануне старта дискуссий в формате G7 министры иностранных дел Соединённых Штатов и Соединённого Королевства Энтони Блинкен и Доминик Рааб дали понять, что Запад будет противостоять одновременно России и Китаю. Однако реализовать предстоит совсем другой сценарий.

Нельзя жить в мире без правил. Но если правила несправедливые, мы восстаём и изменяем их. И от этого никуда не деться, так как то, что кажется справедливым сегодня, необязательно будет справедливым завтра. Как бы то ни было, нам нужен порядок, иначе все будут враждовать друг с другом. А то, что справедливо для людей, справедливо и для народов.

В 1945 г. Ялтинская конференция обозначила базу по разделу мира на сферы влияния между тремя главными победителями во Второй мировой войне – США, Соединённым Королевством и Советским Союзом. Во время холодной войны один лагерь публично оскорблял другой, но они всегда садились за стол и договаривались. Анализ показывает, что если в какой-то момент согласие могло перейти в конфронтацию, то брань скорее служила сплочению лагеря, чем осуждению противника-партнёра.

Эта система никем не оспаривалась, и она просуществовала вплоть до развала СССР в 1991 г.

После этого Соединённые Штаты стали претендовать на роль единственной супердержавы, способной управлять всем миром. Но им это не удалось. Иногда Китай и Россия – наследница СССР пытались спутать карты. Особого успеха они тоже не достигли, но продолжали действовать. Соединённое Королевство, которое во время холодной войны примкнуло к Европейскому союзу, вышло из него, чтобы снова вступить в конкуренцию («Global Britain»). Теперь уже не три, а четыре державы претендуют на раздел мира.

Период хаоса, начиная от «Бури в пустыне» до «перекраивания Большого Ближнего Востока», закончился нанесением удара по американским амбициям в Сирии. Несколько лет они не могли признать своё поражение. Российские вооружённые силы располагают сегодня гораздо более совершенным оружием, а китайские – более натренированы. Вашингтону следует осознать реальное положение дел и пойти на соглашение, иначе он потеряет всё. Ему уже не до того, что лучше или хуже, для него теперь главное – выжить.

Сателлиты Соединённых Штатов не осознали произошедшей в Сирии военной катастрофы. Они продолжают лгать самим себе и называют этот вооружённый конфликт гражданской войной, хотя число стран, принимавших в нём участие, было больше, чем во время Второй мировой войны. Им будет очень трудно согласиться с отступлением Вашингтона.

Для Соединённого Королевства последним шансом окажется Ялта-2. Бывшая «Империя, над которой никогда не заходит солнце», больше не располагает военными средствами для поддержания своих амбиций. Но у неё сохранилась исключительная сноровка и испытанный временем цинизм («Вероломный Альбион»). Оно не откажется от участия в любом рынке, если будет какая-то выгода. Оно идёт по стопам американской администрации, используя общую культуру и прочные сети влияния. В Белый дом возвращается Ассоциация Отцов-основателей Pilgrim’s Society, которая там действовала во время первого мандата Обамы.

Россия – это не СССР, в котором среди руководителей было мало русских. Она не отстаивает какую-либо идеологию. Её внешняя политика основана не на расплывчатой «геополитической» теории, а на утверждении себя в мире. Она готова пожертвовать своими интересами, но не отречься от своих ценностей.

У Китая долгая история, и он никому ничем не обязан, включая и тех, кто его гнобил в начале ХХ века. Он стремится, прежде всего, восстановить зону регионального влияния и торговать со всем миром. Он способен ждать, но ни на какие уступки не пойдёт. С Россией сегодня он сотрудничает, но помнит о её роли во время своей колонизации и не отказывается от территориальных претензий на Восточную Сибирь.

Короче, у всех четырёх держав своя логика и свои цели. Выработать общее соглашение будет несложно – сложно будет его выполнить.

Пентагон создал рабочую группу по рассмотрению возможных вариантов в отношении Китая (DoD China Task Force), которого он боится больше, чем Россию. Ведь Пекин будет восстанавливать свою зону влияния в ущерб позициям Вашингтона в Азии. Поэтому Белый дом создал совершенно секретную группу по рассмотрению возможных вариантов нового миропорядка. Первая группа уже представила свой доклад, но он засекречен. Закончила ли свою работу другая группа, никто не знает.

Эта группа анализирует будущее Соединённых Штатов. Даже состав этой группы скрывается. Её члены более могущественны, чем престарелый президент. Она играет такую же решающую роль, что и Правительственная группа при президенте США по разработке национальной энергетической политики (National Energy Policy Development Group), созданная при президенте Буше.

Однако на данный момент неизвестно, какие цели поставлены перед этой группой, политические или финансовые, или те и другие вместе. Ясно только, что НАТО и Белый дом находятся под влиянием мировой финансовой системы, которая не стремится изменять альянсы, а адаптируется к изменениям, чтобы, располагая необходимой информацией, сохранять свою социальную позицию.

Поездки спецпосланников Вашингтона позволяют предположить, что администрация Байдена склоняется к восстановлению двуполярного мира эпохи холодной войны. Для Вашингтона это единственная возможность избежать войны против российско-китайского альянса, в которой ему вряд ли выжить.

В этом варианте Вашингтон будет в противовес Китаю защищать принадлежность Сибири России, а Москва соответственно защитит американские базы и владения, расположенные в зоне китайского влияния.

Этот вариант предполагает, что Вашингтон признает экономическое превосходство Китая. Но он также предоставляет ему возможность сдерживать «Срединную империю» с тем, чтобы она не стала мировой державой в полном смысле этого слова.

Единственным проигравшим оказывается Китай, который лишится части свой зоны влияния и будет ограничен политически. Но на какой-то момент его успокоят тем, что позволят присоединить Тайвань, который мозговой центр Пентагона на неделе признал «несущественным» для США.

Следует учесть, что главным препятствием для США остаётся менталитет. С 2001 г. Вашингтон считает, что нестабильность ему на пользу. Именно поэтому он использует джихадистов по всему миру в качестве инструмента внешней политики, реализуя тем самым стратегию Рамсфелда-Цебровски. Напротив, соглашение по типу Ялтинского - это ставка на стабильность, на чём Москва не перестаёт настаивать в течение двух десятилетий.

Президент Байден встретился со своими британскими партнёрами с целью подписания обновлённой Атлантической хартии, затем собрал своих главных союзников по G7, а под конец наметил встречу со своими военными и гражданскими союзниками по НАТО и ЕС. И только убедившись в их верности, он встретится со своим российским коллегой Владимиром Путиным в Женеве 16 июня.

Всё это выглядит довольно странно, ибо администрация Байдена реализует всё то, что не давали реализовать администрации Трампа. Четыре года потеряны зря.

(Продолжение следует)

Перевод
Эдуард Феоктистов