Отныне Германией управляет большая коалиция, объединившая христианских демократов из ХДС/ХСС и социал-демократов из СДПГ. Двум партиям удалось выработать совместную экономическую программу, являющуюся главным предметом озабоченности немцев, обеспокоенных высоким уровнем безработицы и пересмотром принципов социальной модели Германии. Однако если и можно себе представить, какой будет экономическая ориентация страны в ближайшие годы, то гораздо труднее предсказать, что произойдет с ее внешней политикой. В последние годы Ангела Меркель неоднократно выступала с атлантистскими и произраильскими заявлениями, но министерство иностранных дел было доверено Франку-Вальтеру Штайнмайеру, союзнику Герхарда Шредера. В этих обстоятельствах различные аналитики могут лишь строить предположения о будущем немецкой дипломатии, предположения, отражающие скорее их пожелания, чем политику, которая во многом будет зависеть от соотношения сил в коалиции и в составляющих ее партиях.

Министр иностранных дел Франции Филипп Дуст-Блази на страницах Le Figaro выражает пожелания того, чтобы Франция и Германия вернули себе главную роль в Евросоюзе. Он утверждает, что с момента подписания более сорока лет назад франко-германского договора о сотрудничестве(Елисейский договор) между Шарлем де Голлем и Конрадом Аденауэром, смена политических лидеров крайне незначительно влияла на близость между Парижем и Берлином. Французский министр отметает всякую возможность переориентации немецкой дипломатии и призывает к новому этапу европейского развития. Однако он не уточняет, что подразумевается под этим понятием.

Со своей стороны, бывший советник по национальной безопасности США Генри Киссинджер предсказывает на страницах Washington Post сближение Берлина и Вашингтона. По его мнению, уход Герхарда Шредера и осознание администрацией Буша недостатков односторонней политики открывает интересные перспективы для сближения двух стран. Однако автор подчеркивает, что не стоит надеяться на союз США и Германии, сравнимый с их прошлыми отношениями. Времена изменились, Германия больше не нуждается в Америке, чтобы противостоять СССР, и новое поколение во власти больше не чувствует себя обязанным Вашингтону. Таким образом, хоть и не стоит ожидать противостояния Ангелы Меркель администрации Буша, не стоит также ожидать, что она пожертвует отношениями Германии с Францией и Россией ради дружбы с Соединенными Штатами.

Иорданский журналист и писатель Мофид Нахла сожалеет об уходе Герхарда Шредера на страницах газеты Alrai. Социал-демократический канцлер выступил против вторжения в Ирак и неоднократно приезжал в арабские страны с официальным визитом, но все обстояло совсем не так при его предшественнике Гельмуте Колле, и именно к такого типа внешней политике Германия рискует вернуться. Кроме того, он сожалеет об ужесточении иммиграционной политики, к которому, похоже, благосклонно относится новый канцлер. Отметим, что ни один из трех авторов не затронул вопрос интеграции Турции в Евросоюз, являвшийся главным поводом для разногласий между социал-демократами и христианскими демократами во время предвыборной кампании. В связи с лондонским визитом Ангелы Меркель во время ее европейского турне газета The Guardian предоставляет слово главному редактору газеты Die Zeit Михаэлю Науману, состоявшему, кроме того, министром культуры во время первого срока Герхарда Шредера. Автор анализирует, чего можно ожидать от Германии в области экономики, но он затрудняется дать хоть какой-нибудь прогноз в отношении внешней политики. Тем не менее, он рассматривает один аспект, возможно недооцененный другими аналитиками: Ангела Меркель родом из Восточной Германии, и поэтому ее политическая культура отличается от культуры ее предшественников. Но достаточно ли этого для резкого изменения курса?

У немецкой прессы не больше ответов на эти вопросы, чем у европейской, и аналитики вновь довольствуются предположениями.

По мнению политолога Клауса Леггеви, являвшегося советником Шредера в области ислама, даже если политика Меркель станет более атлантистской, речь пойдет лишь о внешних изменениях, а не об изменениях глубинных. В интервью Deutsche Welle он утверждает, что Меркель постарается сблизиться со странами Восточной Европы, но не сможет отказаться от партнерства с Россией, являющимся приоритетным для Германии, даже если новый канцлер будет менее благосклонной к Путину, чем ее предшественник. Берлин займет более агрессивную позицию по отношению к Китаю в вопросе о правах человека, но не сможет уйти от того факта, что инвестиции Пекина в Германию очень значительны. И, наконец, не может быть и речи об отправке немецких войск на подмогу англо-саксонскому контингенту в Ираке или, возможно, в Иране, так как это взорвет большую коалицию и даже пошатнет положение Меркель в собственной партии. Вследствие этого автор считает, что основные тенденции немецкой дипломатии не подвергнутся большим изменениям.

Этот анализ кажется довольно здравым, но он не мешает некоторым атлантистам из ХДС мечтать о повороте немецкой дипломатии на 180 градусов. Так, премьер-министр немецкой федеральной земли Саар Петер Мюллер (ХДС) дает Ангеле Меркель советы в газете Welt Am Sonntag. Он советует ей, в частности, играть сдерживающую роль в евро-атлантическом противостоянии, выступая посредником между Лондоном и Парижем, и в особенности между Европой и Америкой, учитывая возможную атаку на Иран (подразумевает ли это, что автор рассчитывает на участие Германии в этой возможной военной операции?). Он выступает за охлаждение в отношениях Германии с Францией и Россией и ее сближение с Соединенными Штатами и Польшей. И, наконец, он требует, чтобы СДПГ не досталась внешняя политика.

Что же на это ответит СДПГ?