JPEG - 42.4 kb

После встречи в Хельсинки с российским президентом в июле этого года президент Дональд Трамп пытается вывести американские войска из Сирии, но Пентагон сопротивляется, чтобы не дать возможность России одной решать будущее этой страны. А союзники Вашингтона отказываются признать своё поражение.

Цель четырёхстороннего саммита в Хельсинки состояла в сближении позиций России, Турции Франции и Германии. Из заключительного коммюнике [1] следует, что никаких разногласий между этими странами нет, но если учесть заявления в СМИ этих стран, то никакой уверенности в этом нет.

Главным разногласием, о чём в коммюнике не упоминается, является принятая на референдуме в 2012 г. Конституция Сирии.

- Сначала Россия хотела применить к Сирии свою федеральную систему этнических республик, но согласилась в итоге, что ситуация в Сирии коренным образом отличается от ситуации в России. В Сирии национальные меньшинства компактно не проживают, поэтому Москва не стала вмешиваться в этот спор.

- Турция в Сирии намерена установить такую же систему, что и на Кипре. В 1974 г. так называемая операция «Мир для Кипра» велась под кодовым названием «Аттила». Её цель состояла в аннексии северной части острова с согласия Генри Киссинджера [2]. А в наши дни операция «Оливковая ветвь» предусматривает аннексию северной части Сирии, то есть частичную реализацию «клятвы Ататюрка» [3].

- Франция никак не может расстаться со своей мечтой о мандате, предоставленном в 1920 г. Лигой наций согласно договору Сайкса-Пико (1915 г.). В связи с начавшейся в конце Второй мировой войны деколонизацией Лига наций заявила об обеспечении «переходного периода» между независимостью по факту и истинной независимостью. Используя тот же словарь, Франсуа Олланд во время визита в Нью-Йорк напомнил о необходимости установления нового мандата по Сирии. Тем временем его преемник Эммануэль Макрон уверяет, что нужно ввести «переходный период», но не осмеливается уточнить между чем и чем.

После окончания Второй мировой войны французская «Колониальная партия» (на самом деле это была не партия, а парламентское лобби) не согласилась с деколонизацией. Без согласия правительства французская армия в 1945 г. (то есть после предоставления независимости) бомбила не только Сирию, но и Алжир (массовые убийства в 1945 г. в Сетифе, Гельме и Керрате), и Индокитай (массовые убийства в Хайфоне в 1946 г.).

Руководствуясь этой идеологией, Франция намерена создать «курдский национальный очаг» по модели, практикуемой британцами в Палестине.

- Для Германии вопрос о конституции не является главным. Гораздо важнее вынудить сирийцев, которых переместили по требованию НАТО [4] и немецких предпринимателей, вернуться обратно. Что касается стратегии, операция по выдворению из страны её жителей не привела к победе. А в экономике оказалось, что нельзя интегрировать такое количество мигрантов в тяжёлую индустрию. Немецкие избиратели упрекают канцелярию Меркель в том, что вся тяжесть социальной помощи мигрантам была взвалена на их плечи.

В Канцелярии, хотя и с опозданием, поняли, что ввиду большей привлекательности Германии в сравнении с южными странами количество мигрантов не зависит от того, идёт война или нет [5], после чего Берлин заявил, что примет всех иностранцев, которые пожелают иммигрировать.

Перевод
Эдуард Феоктистов

[1] « Совместное заявление Президентов Турецкой Республики, Французской Республики, Российской Федерации и Канцлера Федеративной Республики Германия », Сеть Вольтер, 27 октября 2018.

[2] The Cyprus Conspiracy: America, Espionage and the Turkish Invasion, Brendan O’Malley & Ian Craig, I.B. Tauris, 1999.

[3] “Misak-ı Milli Kararları”, Voltaire İletişim Ağı , 28 Ocak 1920. « La stratégie militaire de la nouvelle Turquie », par Thierry Meyssan, Réseau Voltaire, 11 octobre 2017.

[4] “Strategic Engineered Migration as a Weapon of War”, Kelly M. Greenhill, Civil War Journal, Volume 10, Issue 1, July 2008. Understanding the Coercive Power of Mass Migrations,” in Weapons of Mass Migration: Forced Displacement, Coercion and Foreign Policy, Kelly M. Greenhill, Ithaca, 2010. “Migration as a Coercive Weapon: New Evidence from the Middle East”, in Coercion: The Power to Hurt in International Politics, Kelly M. Greenhill, Oxford University Press, 2018.

[5] « Как Европейский Союз манипулирует сирийскими беженцами », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 2 мая 2016.