Данная статья является продолжением статьи « О сущности отношений между народами (часть 1) Тьерри Мейсан, Сеть Вольтер, 18 августа 2020 г.

JPEG - 48.1 kb
Большая мечеть Дамаска является единственным местом отправления культа, где каждый день и на протяжении многих веков евреи, христиане и мусульмане молятся единому Богу.

Регион с давней историей разделён искусственно

В противоположность распространённому мнению о том, что представляют собой Левант и Ближний или Средний Восток, никто по-настоящему не знает. Эти названия не означали одно и то же в разные эпохи и зависели от политической ситуации.

Однако сегодняшние страны Египет, Израиль, Палестина, Иордания, Ливан, Сирия, Турция, Иран, Саудовская Аравия, Йемен и королевства Залива имеют общую на протяжении нескольких тысячелетий историю. А их политическое разделение датируется периодом Первой мировой войны. Оно произошло в результате секретных соглашений, подписанных 1916 г. сэром Марком Сайксом (Британская империя) французом Жоржем Пико (Французская империя) и Сергеем Сазоновым (Российская империя). Данным соглашением предусматривался раздел мира между тремя великими державами того времени. Однако после свержения русского царя война приняла другой оборот и это соглашение было применено англичанами и французами только в отношении Ближнего Востока, получив название «соглашения Сайкса-Пико». Об этих соглашениях стало известно от большевиков, которые противостояли монархистам и не признавали Севрский договор (1920 г.), играя на руку своему турецкому союзнику Мустафе Кемалю Ататюрку.

Фактически, жители этого региона представляют собой единую популяцию, включающую разные народы, не проживающие компактно на определённой территории и тесно связанные между собой. И каждый новый конфликт представляет собой продолжение старых баталий. Понять сегодняшние события невозможно без знания предыдущих эпизодов.

Например, ливанцы и сирийцы, проживающие на прибрежных территориях, это финикийцы. В античные времена они занимали лидирующие позиции в торговле на всём Средиземноморье, но их обошли жители Тира (Ливан), создавшие самое крупное по тем временам государство Карфаген (Тунис). Последнее было полностью стёрто с лица земли Римом (Италия), после чего генерал Ганнибал Барка скрывался в Тире (Ливан) и в Вифинии (Турция). Хотя об этом мало кто знает, конфликт между гигантской самопровозглашённой коалицией «Друзья Сирии» и ливанским сопротивлением, возглавляемым Сайедом Хассаном Насраллой, начался после гонений на Ганнибала при падении Карфагена. Поэтому абсурдно ограничиваться этатическим прочтением этих событий и игнорировать межгосударственные расколы прошлого.

Или другой пример. Соединённые Штаты поддержали восстание против франко-британского колониального порядка (соглашения Сайкса-Пико). «Исламское государство в Ираке и Леванте» требует ни много, ни мало как деколонизировать регион. Но прежде чем пытаться отделить правду от пропаганды, следовало бы понять, как эти события воспринимаются теми, кто проживает на этих землях.

Вечная война

С испокон веков этот регион был ареной войн и набегов, возвышенных цивилизаций и массовых убийств, причём жертвами убийств были по очереди все народы региона. В этих условиях главной заботой каждого народа было выживание. Именно поэтому при заключении мирных соглашений на длительный период следует учитывать их последствия для других этнических групп.

Например, на протяжении 72 лет так и не достигнуто согласия между колонистами Израиля и палестинцами, так как не учитывается цена, которую должны заплатить другие народы региона. Единственной попыткой достижения мира была Мадридская конференция, созванная США (Буш ст.) и СССР (Горбачёв) в 1991 г. Последняя могла бы привести к заключению мирного соглашения, если бы израильская делегация не продолжала цепляться за британский колониальный проект.

Народы региона научились жить в условиях постоянного раздора, маскируя своих руководителей.

Например, когда французы сместили «Премьер-министра» Сирии Рияда Хиджаба, они рассчитывали, что в мутной воде им удастся свергнуть Республику. Однако последний, согласно конституции, был не Премьер-министром Сирии, а всего лишь Председателем Совета министров. Как и в США, где глава кабинета Белого дома является высокопоставленным чиновником, а не политическим деятелем. Поэтому его отставка не имела последствий. И в наши дни Запад не может понять, какую роль играют люди в ближайшем окружении президента Башара аль-Ассада.

Подобные системы необходимы для выживания страны, и они не совместимы с демократией. Важные политические решения не должны обсуждаться всенародно. Поэтому страны региона утверждают себя либо как республики, либо как абсолютные монархии. Президент или эмир воплощает всю нацию. В республике он избирается всеобщим тайным голосованием и несёт ответственность перед избирателями. Огромные портреты президента Ассада не имеют никакого отношения к культу личности, который имеет место в ряде авторитарных режимов. Они свидетельствуют о его высокой должности и ответственности перед народом.

Важные события протекают медленно

На Западе привыкли говорить о том, что собираются сделать. А на Востоке заявляют только о целях, а о том, как их собираются реализовать, умалчивают.

На Западе, где общественное мнение формируется постоянно вещающими телеканалами, считается, что любое действие немедленно вызывает результат. И там думают, что в любое время можно объявить войну и урегулировать сложившуюся ситуацию. А на Востоке исходят из того, что войны планируются на протяжении не менее десяти лет, а добиться устойчивых перемен можно только при изменении менталитета, что требует смены одного или даже нескольких поколений.

Так, «арабские вёсны», начавшиеся в 2011 г., не были спонтанным взрывом гнева и не были нацелены на свержение диктатур. Это была реализация тщательно разработанного в 2004 г. в британском Форин-офис плана, о которым сообщал некий информатор, но на который тогда мало кто обратил внимание. Этот план был разработан по модели «Великого арабского восстания» 1916-18 г.г. Арабы были уверены в том, что речь шла об инициативе шерифа Мекки Хуссейна бен Али, направленной против османской оккупации. А в действительности это была британская махинация, осуществлённая Лоуренсом Аравийским, и её целью был захват нефтяных месторождений Аравийского полуострова и приведение к власти секты ваххабитов. Никакой свободы арабы так и не добились – османское иго всего лишь сменилось на британское. Аналогично, «арабские вёсны» не предусматривали какого-либо освобождения. Их целью было свержение правительств и приведение к власти во всём регионе Братьев-мусульман (тайная политическая организация на манер Объединённой Великой Ложи Англии).

Религия – это и зло, и добро одновременно

Религия – не всегда попытка познать непознаваемое. Это, ко всему прочему, признак идентичности. То есть религия формирует личность и структурирует общество.

На Ближнем Востоке любой народ причисляет себя к определённой религии. В регионе существует невообразимое число всевозможных сект, и создание какой-либо религии зачастую представляет собой политическое решение.

Первыми учениками Христа, например, были евреи из Иерусалима, а первыми христианами, то есть последователями учения Христа, не считавшими себя евреями, стали дамасцы из окружения святого Павла из киликийского города Тарса. Аналогично, первыми учениками Магомета, отделившимися от христиан и назвавшими себя мусульманами, были тоже дамасцы, но из окружения Омейядов. Или ещё один пример. Мусульмане делятся на шиитов и суннитов в зависимости от того, следуют ли они примеру Магомета или его учению. А Иран стал шиитским только после того, как сафавидский император отделил персов от турок, обратив последних в мусульманство. Разумеется, сегодня религии игнорируют эти аспекты своей истории.

В ряде государств, как Ливан и Иран, распределение важных постов осуществляется согласно квотам, выделяемым для каждой из религий. А в Ливане эти квоты распространяются не только на главные правительственные посты, но и на чиновников более низкого уровня. Религиозные руководители гораздо выше политических. Поэтому каждая община старается обзавестись защитой какой-нибудь иностранной державы. Шииты находятся под защитой Ирана, а сунниты под защитой Саудовской Аравии (а вскоре, возможно, будут и под защитой Турции), а христиан защищает Европа. Фактически, каждый защищается как может.

Другие государства, такие как Сирия, основаны на идее о том, что только лишь союз всех общин позволит защитить нацию от любого агрессора и независимо от того, связан ли он с другими общинами или нет . А религия – это личное дело каждого. А каждый ответственен за всех.

Народы Ближнего Востока делятся на светских и верующих. Но эти слова в данном случае имеют особый смысл. Дело не в том, верите вы в Бога или нет, а в том, относится вера к публичной жизни или к частной. Христианам легче считать религию личным делом, чем евреям и мусульманам, так как Иисус не был во власти, а Моисей и Магомед были.

Смешивая восприятие Бога с идентичностью этнической группы, религия может привести к иррациональным и чрезмерно жестоким реакциям, в чём можно убедиться на примере политического ислама.

Исламское государство (ДАИШ) не является делом рук каких-то безумцев. Оно является результатом использования религии в политических целях. Члены этой организации нормальные люди, и у них благие намерения. Напрасно их очерняют и считают, что они завербованы какой-то сектой. Сначала нужно задаться вопросом, что их ослепляет и делает их нечувствительными к совершаемым ими преступлениям.

Заключение

Прежде чем судить о каком-либо игроке региона и понять его реакцию на то или иное событие, нужно изучить его историю. А прежде чем судить о том или ином мирном плане, следует задаться не только вопросом о том, выгоден ли он для тех, кто его подписывает, но и о том, не нанесёт ли он вред другим народам региона.

Перевод
Эдуард Феоктистов