JPEG - 38.4 kb

Убийство иранского генерала Касема Сулеймани, утвержденное президентом Дональдом Трампом вызвало цепную реакцию, которая распространяется даже за пределами Ближнего Востока. Это было намерением тех, которые одобрили эту операцию. Сулеймани долгое время был солью в глазах американских властей, но президенты Джордж Буш–младший и Барак Обама не позволили его убить.

Почему президент Дональд Трамп сделал это? Есть несколько причин, в том числе личный интерес президента спасти себя от импичмента, представляя себя защитником Америки от грозного врага. Однако основной причиной решения об убийстве генерала Сулеймани, принятого „глубоким государством” до того, как Белый дом смог его санкционировать, остается фактор, ставший решающим для интересов США в последние годы – растущее экономическое присутствие Китая в Иране.

Иран выполняет ключевую роль в проекте Нового Шелкового пути, реализацию которого Пекин начал в 2013 году, находящегося уже на продвинутом этапе, состоящего из сети дорог и железнодорожных линий, идущих от Китая до Европы через территорию Центральной Азии, Ближнего Востока и России, с параллельным морским путем через Индийский океан, Красное море и Средиземное море. Для обеспечения проекту соответствующей инфраструктуры (автомагистрали, железные дороги и портовые объекты) более чем в 60 странах предусмотрены инвестиции на сумму более 1000 миллиардов долларов.

В связи с этим, Китай инвестирует в Иран ок. 400 млрд. долларов: 280 млрд. в нефтяную, газовую и нефтехимическую промышленности, а также 120 млрд. в транспортную инфраструктуру, в том числе нефтепроводы и газопроводы. Ожидается, что эти пятилетние инвестиции будут затем продолжены.

В энергетическом секторе государственная Китайская Национальная Нефтяная Корпорация (CNPC) подписала контракт с правительством Ирана на эксплуатацию морского месторождения Южный Парс (South Pars) в Персидском заливе, то есть крупнейшего ресурса природного газа в мире. Кроме того, вместе с другой китайской компанией Синопек (Sinopec), являющейся в трех четвертых государственной собственностью, CNPC занимается развитием, эксплуатацией месторождений нефти Вест-Карун (West Karoun).

Несмотря на эмбарго США, Китай наращивает импорт иранской нефти. Но еще более опасным для США является то, что во всех торговых договорах, заключенных между Китаем и Ираном, обе эти страны прогнозируют рост использования китайской валюты и валют других стран, т. е. постепенное исключение доллара США из своих сделок.

В транспортном секторе Китай подписал контракт на электрификацию 900 км Иранских железных дорог в рамках проекта, который предусматривает электрификацию всей сети к 2025 году и, вероятно, подпишет контракт на строительство иранской высокоскоростной железной дороги длиной более 400 км. Иранцы уже подключены к железнодорожной линии протяженностью 2300 км, между Китаем и Ираном, которая позволяет сократить время транспортировки товаров с 45 до 15 дней.

Через Тебриз, большой промышленный город в северо-западном Иране, откуда выходит 2 500-километровый газопровод до турецкой столицы Анкары, транспортная инфраструктура нового шелкового Пути может достичь Европы.

Соглашения между Китаем и Ираном не охватывают военные аспекты, но, по словам иранских источников, защита строящихся объектов потребует приглашения строительными компаниями 5000 китайских агентов охраны. Важен также тот факт, что в конце декабря [2019] в Оманском заливе и в Индийском океане состоялись первые военно-морские маневры Ирана, Китая и России.

На этом фоне становится ясно, почему Вашингтон решился на убийство ген. Сулеймани – речь шла о том, чтобы спровоцировать военный ответ Тегерана, который оправдывал бы усиление эмбарго против Ирана и ослабление его, тем самым задевая китайский проект Нового Шелкового пути, которому США не могут препятствовать экономически. Цепная реакция, вызванная убийством ген. Сулеймани включает в себя также Китай и Россию, создавая все более опасную ситуацию.

- « Какую игру ведёт Вашингтон вокруг Ирана », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Сеть Вольтер, 25 июня 2019.
- « Согласится ли Запад построить железную дорогу, связывающую Персидский залив со Средиземным морем », Тьерри Мейсан, Перевод Эдуард Феоктистов, Al-Watan (Сирия), Сеть Вольтер, 18 апреля 2019.

Перевод
Григорий Грабовский
Polski blog
Источник
Il Manifesto (Италия)