JPEG - 37.6 kb

Российская Федерация и Турецкая Республика (далее – Стороны) как страны-гаранты соблюдения режима прекращения огня в Сирийской Арабской Республике,

ссылаясь на Меморандум о создании зон деэскалации от 4 мая 2017 г. и Меморандум о стабилизации обстановки в зоне деэскалации Идлиб от 17 сентября 2018 г.,

подтверждая приверженность суверенитету, независимости, единству и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики,

отмечая решимость бороться со всеми проявлениями терроризма и уничтожить все террористические группировки, которые признал таковыми Совет Безопасности ООН, соглашаясь при этом, что угроза гражданским лицам и инфраструктуре не может быть оправдана какими-либо предлогами,

подчеркивая, что сирийский конфликт не имеет военного решения и должен быть урегулирован в результате политического процесса, ведомого и осуществляемого самими сирийцами при содействии ООН, в соответствии с резолюцией 2254 СБ ООН,

акцентируя важность предотвращения дальнейшего ухудшения гуманитарного положения, защиты гражданских лиц и оказания гуманитарной помощи всем нуждающимся сирийцам без выдвижения предварительных условий и дискриминации, а также предотвращения вынужденного перемещения людей и содействия безопасному и добровольному возвращению беженцев и внутренне перемещенных лиц (ВПЛ) в места их проживания в Сирии,

договорились о нижеследующем:

1. Прекратить все боевые действия по существующей линии соприкосновения в Идлибской зоне деэскалации с 00 часов 01 минуты 6 марта 2020 г.

2. Создать коридор безопасности шириной 6 км к северу и 6 км к югу от трассы М4. Конкретные параметры функционирования коридора безопасности согласовываются по линии министерств обороны Российской Федерации и Турецкой Республики в течение 7 дней.

3. 15 марта 2020 г. начать совместное российско-турецкое патрулирование по трассе М4 от н.п. Трумба (2 км зап. Серакаб) до н.п. Айн-эль-Хавр.

Дополнительный протокол вступает в силу с момента подписания.

Совершено в г. Москва 5 марта 2020 г. в трех экземплярах на русском, турецком и английских языках, все тексты имеют одинаковую силу.